DSC_0083

Преподаватели о студенчестве

Cтудентам кажется, что те, кто стоят по разные стороны лекционной кафедры, никогда не поймут друг друга. Однако даже самый строгий и дотошный препод когда-то прогуливал лекции, писал курсовые и молился на автомат. Специально для тех, кто в этом сомневается, мы собрали рассказы преподавателей разных поколений об их студенческом опыте

Выборный Евгений Викторович

доцент МИЭМ

В 2011 году закончил специалитет в Московском институте электроники и математики по специальности «прикладная математика».

Об учебе и дружбе

Мне всегда нравилась математика, но хотелось чего-то более прикладного, чем Мехмат МГУ. Прежде всего была интересна возможность применять знания в программировании. В одиннадцатом классе плохо понимаешь, что делать со своей жизнью, принять правильное решение бывает сложно. К концу обучения я понял, что мне нравится заниматься исследованиями, решать задачи. Тогда я и решил пойти преподавать.

Когда думаешь о студенчестве, вспоминается, прежде всего, математика. Мы действительно много учились, но друг с другом и преподавателями, конечно, тоже общались.

Сейчас, как слайды, в памяти всплывают картинки. Ты сидишь с одногруппниками, потом выходишь еще к меловой доске, которая вся исписана формулами. На мой взгляд, в этом было что-то особенное и приятное.

Я никогда не списывал, просто не умею это делать. Да и нет особого смысла. Пока ты сам задачу не решишь, то не разберешься. На втором-третьем курсе на экзаменах по математике часто бывает, что можно пользоваться всем, чем угодно. Я даже почти не получал четверок, хотя запомнились именно они. Оценки влияли на стипендию, которая у отличников была 5000. Это было не сказать, что существенно, но очень приятно. Вспоминается, как я при поступлении в аспирантуру сдавал философию. Для математика это было не так просто, потому что надо разобраться в каких-то странных вещах, в которых, в общем-то, не хочется разбираться. Приходилось отвечать, чем отличаются взгляды двух людей, ни одного из которых я, естественно, не читал. Здесь, наверное, проще было списать. На экзамене ответа на вопрос я, конечно, не знал, но все равно получил пятерку за рассуждения.

Я не был активным студентом, который участвует во всех организациях. К тому же мы столько учились, что, приходя домой, снова садились за книжки. Кого-то это может испугать, но для нас занятия математикой действительно были счастьем.

О двух разных МИЭМах

Раньше у МИЭМа не было общаги, и все студенты были московские. Вуз был полузакрытым и отчасти отличался от остальных. Достаточно сложно говорить об отличиях нового и старого МИЭМов, так как тогда я был студентом, а сейчас преподаю. Для меня это две разных реальности. Я общаюсь со студентами, но не могу до конца понять, как они воспринимают свой университет. Мне кажется, произошло много положительных изменений. Сильнее стали студенты, мы теперь набираем людей из других городов. В целом, я вижу хорошие перспективы, но тогда все же было что-то особенное в МИЭМе. Была своя атмосфера, а теперь отчасти она стала общевышкинской. Я немного скучаю по длинным сессиям, которые были раз в полгода, когда ты месяц ничего не делаешь, кроме ежедневной зубрежки всего пройденного материала.

Люди, которые любят все делать перед дедлайном, есть на первом курсе, но их уже нет на втором

О преподавателях

Веселые и странные ребята среди преподавателей есть всегда. Я ведь тоже достаточно веселый и странный.

Не знаю, ходят ли про меня какие-то мемы, но надеюсь, что да

Самое веселое — это цитаты преподавателей, вырванные из контекста. Когда долго стоишь у доски и объясняешь материал, можно случайно сказать вообще все что угодно. К тому же хочется более расслабленной атмосферы на паре, здесь помогают даже бородатые анекдоты.

Мне вспоминается история, как на преподавателя чуть не упала доска, которая очень много весила. Несколько парней с первой парты бросились его спасать. В итоге, конечно, спасли, и никто не пострадал.

Карпенко Иван Александрович,

доцент факультета гуманитарных наук, Школа философии

В 2000 году закончил специалитет Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова по специальности «философия».

Об учебе, дружбе и общаге МГУ

Философия, на мой взгляд, самое широкое образование, как бы факультет свободных искусств, где можно много чего интересного узнать, но не ориентироваться на конкретную специальность. Я тогда не знал, чем хочу заниматься, но хотел, чтобы было интересно.

Из студенчества, в первую очередь, вспоминается очень интересная учеба, преподаватели, книги, предметы. А во-вторых, веселье, друзья, общежития. В общем, понимаете, о чем я говорю.

В свободное время я занимался спортом, встречался с друзьями, гулял с девушками. Все как обычно, не было каких-то совсем удивительных вещей. Правда я очень много времени уделял чтению.

В то время общага МГУ была довольно обшарпанным местом, это сейчас там все здорово. Но в любом случае там происходят разные приключения. Некоторые студенты начинают ставить эксперименты, у меня один друг так умер от героина. В этом смысле я бы порекомендовал студентам быть разумнее.

Я до сих пор общаюсь со своими однокурсниками, мы приезжаем друг к другу в гости, помогаем. Действительно, эта дружба живет годами. Многие из них остались в академической структуре.

Об экзаменах

Как-то был у меня случай, когда я вообще не посещал предмет и к экзамену тоже не готовился. Это была методология науки, просто ужасная в подаче, я подумал и решил на нее не ходить. Я получил вопрос, вышел, поймал какого-то человека и попросил его рассказать мне ответ. Потом вернулся, кое-как пересказал, ну и получил 4 балла из 5.

Был другой предмет, который мне тоже не нравился. Я плохо ходил на него, так как считал, что не должен заниматься тем, что мне неинтересно. В итоге экзамен я неожиданно сдал на отлично.

Я вышел из аудитории и был так счастлив, что стал прыгать, кричать: «Йес, этот чувак поставил мне пять!» Потом оказалось, что этот чувак как раз стоял у меня за спиной

Об изменениях в системе и сложностях преподавания

У нас была практика, и я в целом был готов преподавать, хотя первые опыты были очень комичные. Однажды на лекции во время философского разговора подо мной сломался стул. Всем было весело, студенты просто счастливы. В общем, классно получилось.

Мне кажется, сейчас возросли требования к студентам, и стало меньше коррупции. Все-таки когда я учился, было много случайных людей. Сейчас они тоже есть, но они постепенно уходят.

Обращение к студентам

Я хочу посоветовать студентам заниматься только тем, что им интересно. Не стоит растрачиваться на вещи, которые просто заставляют мучиться и скучать.

Молчанова Ольга Николаевна

профессор кафедры общей и экспериментальной психологии

В 1979 году закончила Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова по специальности «психология».

Об учебе и выборе профессии

Стать психологом, получить психологическое образование стало моей мечтой примерно за два года до окончания школы. На этот выбор, я думаю, главным образом, повлияло чтение научно-популярных книг по психологии, например, была очень популярной серия книг В. Леви. Психология представлялась некой загадочной, даже таинственной и очень притягательной наукой. Я знала, что МГУ — лучший вуз страны, учеба на факультете психологии казалась недостижимой мечтой. Поступление на факультет психологии МГУ было трудным делом, поэтому все зачисленные на факультет чувствовали себя невероятными счастливчиками. Сказать, что учиться было интересно — ничего не сказать. Нам открылись новые миры. Мы застали на факультете «великих»: Леонтьева, Лурию, Эльконина, Соколова, Гальперина, Зейгарник.

Когда я поступала на факультет психологии, то не собиралась продолжать семейную традицию и становиться педагогом, хотя у меня бабушка была учительницей младших классов, а мама преподавала в ВУЗе французский язык. Однако так получилось, во многом случайно, что я стала преподавателем. И, в принципе, никогда об этом не жалела.

Одной из особенностей нашей учебной деятельности было полное отсутствие учебников. Мы учились по авторским текстам, которые зачастую можно было прочесть только в читальном зале, и часто это были ксероксы, перепечатки и др. Поэтому для моего поколения задерживаться в читальном зале до позднего вечера было нормой. Более того, текстов на всех желающих не хватало, поэтому иногда даже организовывалась очередь, чтобы прочесть нужную работу. К нам приходили даже студенты других факультетов и просили провести их в наш читальный зал, чтобы почитать Фрейда или Юнга. Уже где-то к пятому курсу стали появляться хрестоматии по тем или иным разделам психологии, купить которые, иметь собственную хрестоматию — было большой удачей. Впервые я столкнулась с учебниками по психологии, когда начала преподавать. Сначала у меня вызвало шок то, что психологию можно изучать по учебникам.

Об учебе вспоминаются скорее «страшные» истории, чем веселые

Ну, например, на первом курсе у нас был практикум по дисциплине «Анатомия мозга», который проходил на биофаке МГУ. Надо было знать не только все отделы мозга, его борозды, извилины и т.д. на латыни, знать их расположение, но и находить их на реальном мозге человека. Для этого в лаборатории из больших банок с формалином доставался мозг человека или его часть, и нам давали возможность поработать с ним. Держать в руках полушария головного мозга, «копаться» в них, пытаясь найти, например, мозолистое тело, ту или иную борозду или сommissura inferior — до сих пор помню!

О дружбе и развлечениях

Большинство моих друзей, подруг и даже мой муж появились в студенческие годы. Студенческие годы — это не только учеба, но и общение, на которое уходила значительная часть времени. Совместные посиделки, вечеринки, обсуждение как философских вопросов бытия, так и, например, чьих-то любовных отношений, попытки «прорваться» на интересные театральные постановки или подпольные художественные выставки, предпринимаемые совместные путешествия и туристические походы. Мы, наверное, последнее поколение романтиков, которые знают, что такое петь под гитару у костра. Ходили в музеи, иногда по многу часов стояли в очередях. Например, чтобы посмотреть на Джоконду, которая выставлялась в Пушкинском музее, или привезенную выставку картин из Метрополитен-музея. Конечно, часто вместе готовились к экзаменам. Все это было важной частью нашей студенческой жизни.

Возникшие дружеские привязанности сохранились на всю жизнь, и до сих пор мы оказываем друг другу очень большую поддержку, в первую очередь, конечно, эмоциональную

Ну и конечно, мы много читали, причем нередко самиздат. Только с помощью него можно было достать произведения Ницше, Солженицына, Булгакова.

Об общежитиях

За время обучения на факультете психологии я жила в трех общежитиях — ФДС, ДАС, и высотное здание МГУ. Те, кто учился в МГУ в мое время, поймут не только значение этих аббревиатур, но и содержание жизни «в них».

ФДС (филиал Дома студента) — первое мое общежитие, в котором мы жили первые два курса, и это был реальный ужас. Небольшая комната, рассчитанная на четырех, где жили пять студентов: это четыре кровати, стол посередине, раскладушка для пятого человека, раскладываемая на ночь, встроенные шкафы с тараканами, туалеты и умывальники — в коридоре, а душ — на первом этаже и по расписанию. После тепличных домашних условий казалось, что к этому никогда не привыкнешь. Но человек — адаптивное существо. Начался учебный процесс, все друг с другом передружились, появилась масса новых занятий, кое-как наладился быт, и все встало на свои места. Было весело! Ты никогда не мог остаться один, в любой момент к тебе могли прийти, что-то попросить, поплакаться, рассказать о своих любовных перипетиях, возмутиться, что не читала Шершеневича, предложить жаренную картошку с грибами, собранными где-то в районе китайского посольства, позвать на спектакль, который ставился у кого-то на квартире.

Остальные общежития были более комфортные, и жизнь в них была более упорядоченной, но не менее насыщенной. Высотное здание МГУ — это город в городе. В Доме культуры МГУ выступали лучшие актеры, поэты и барды страны, показывались интересные фильмы, проводились танцевальные вечера.

Про традиции

Сразу хочется отметить, если это можно назвать традицией, уважительное отношение к студентам, отношение как к взрослым самодостаточным личностям. С нами с 1-го курса все преподаватели разговаривали на «Вы», что редко встречалось в то время в других вузах страны и было очень необычным для нас, только вышедших из школы. Преподаватели были заинтересованы в культурном развитии студентов, в формировании психологического мировоззрения: они нам нередко советовали купить ту или иную книгу, прочесть того или иного автора, проводили встречи в общежитиях, именно преподаватели «открыли» нам Иллюзион, библиотеку иностранной литературы, современных авторов — Валентина Распутина, Юрия Нагибина, Сэлинджера, спектакли Эфроса.

Еще одна традиция — обязательный стройотряд после 1-го курса. Наш стройотряд был на «Мосфильме»! Мы — студентки — были прикреплены к цеху декораторов. Это сейчас проводятся экскурсии по «Мосфильму», а тогда — это был некий волшебный мир, к которому мы могли приобщиться. Мы могли наблюдать за установкой декораций, за съемками, за работой режиссеров и чувствовать себя частью огромного процесса создания кино.

Осень 3-го курса — обязательная «картошка»: вместо учебы нас отправляли «на село», помогать в сборе урожая картофеля. Это был удивительный опыт! В первый день нас распределяли на работы и нам шестерым, как мы считали, повезло, мы стали работать на тракторе, который собирал картошку, а мы ее сортировали, правда, трактор часто ломался. А вечером — «роскошь общения»: хочешь танцы в клубе, где мы все вместе и жили (девушки на сцене, юноши — под сценой, в зале), хочешь философские беседы у костра с преподавателем, который нас курировал.

Мы ехали на две недели, но нас в итоге сильно задержали. Правда, с клятвенным обещанием, что первого октября мы уже будем учиться. Сентябрь был холодный, даже снег выпал, народ начал понемногу бунтовать. И вот, в ночь на первое октября все собрались в клубе, каждый занят своим делом, и тут мой будущий муж со своим приятелем выходят на сцену и начинают декламировать: «Октябрь уж наступил — уж роща отряхает последние листы с нагих своих ветвей…». Прошло сорок лет, но каждую ночь с на первое октября, один звонит другому и читает это стихотворение. Вот такая традиция.

Да! Еще вспомнила — обязательные субботники в Александровском саду! Кто еще может похвастаться, что мел листья в Александровском саду?!

Про отличия современных студентов

Мне кажется, что современные студенты более практичные, реалистичные, целеустремленные и в этом отношении более зрелые.

Мы, когда учились, в большинстве своем вообще не думали, где мы будем работать

Возможно, такое отсутствие интереса к перспективе собственного трудоустройства объяснялось тем, что в те времена существовало распределение, т.е. заявки с тех или иных мест работы поступали в вуз, который и занимался нашим распределением. Вы изначально видите себя в будущей профессии и учитесь для того, чтобы кем-то стать, нередко начиная работать по специальности еще обучаясь в вузе.

С другой стороны, порой создается впечатление, что современные студенты не готовы прилагать большие усилия для освоения какого-либо трудного материала, у них как бы существует установка: «сделайте нам интересно»

Наше поколение училось и само начинало работать в ситуации, когда лектор «вещает», а студенты пишут и, если они что-то и говорили преподавателю на лекции, то это обычно: «Помедленнее, пожалуйста, мы не успеваем записать». Сейчас, благодаря интернету, фактически любая информация доступна, поэтому «трансляционная» модель преподавания начинает давать сбои. Кроме того, студенты, взращенные в свободе, спокойно на лекции могут задавать вопросы, спорить с преподавателем, покидать аудиторию и т.п. Поэтому я считаю, что современные студенты — вызов для преподавателя, особенно для преподавателя моего поколения.

Обращение к студентам

Студентам я бы пожелала не упускать возможностей. Студенчество — это действительно лучшие годы, и, с одной стороны, хочется, чтобы вы не распылялись и освоили профессию, «вкладывались» в свое будущее, в свою профессиональную карьеру, но с другой — студенческие годы не состоят из одной учебы. Это время общения, любви, творчества, приключений! Вот этого всего я вам и желаю. Помните, что вы сами выбираете и определяете линию своей будущей жизни, выбираете и строите свое «Я».

Текст: Александра Елисеева
Фото: Алевтина Тымкован, Валерия Золотоверхова, Камила Юлдашева

Если Вы нашли опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите сюда, чтобы проинформировать нас.

Также рекомендуем
Бейрут называют восточным Парижем, но это может создать неправильное впечатление о городе. Рассказываем о столице Ливана в нашем постоянном путеводителе. Он покажет и докажет: Бейрут - совершенно особенный город. И ничуть не хуже Парижа
В течение четырех лет мы писали обо всех и обо всем, что происходит в Вышке. Хотя нет, кое о ком все же забыли – о нас самих. Материал о том, с чем можно столкнуться, если вдруг вы захотите оказаться в нашей команде
Вышка – это не только боязнь потерять скидку и переполненные электрички из Одинцово. Это еще и множество вечеринок, некоторые из которых становятся настолько популярными, что проводятся каждый год. Организаторы трех масштабных вышкинских тусовок рассказали, как оставаться востребованным для аудитории и что происходит «за кулисами» студенческих мероприятий
На заседании студсовета 5 февраля Александр Проскуряков обвинил председателя Дарью Фокину в махинациях при получении повышенной стипендии. Это спровоцировало скандал: члены студсовета кричали друг на друга в микрофоны, обмениваясь личными оскорблениями, некоторые покинули зал. На следующий день Александр представил подробное расследование участия действующего председателя студенческого совета в проектах и получил
Нет в мире другой культуры, хоть чем-то похожей на еврейскую. С момента создания в Вышке национального клуба любой студент может познакомиться с ней поближе. Председатель Еврейского клуба НИУ ВШЭ Яна Нафталиева рассказала, как создавался клуб, почему стоит отмечать еврейские праздники и при чем здесь Оксисмирон