1 (1)

Голос петербургского Cтудсовета

На волне истории о распиле ПГАС  Студенческий Совет кампуса в Санкт-Петербурге заявил о приостановлении сотрудничества с Студенческим Советом НИУ ВШЭ. Питерская редакция поговорила с председателем петербургского Студсовета Юлией Аверьяновой и заместителем председателя Русланом Валиевым об отношении к скандалу с ПГАС, уникальности студсоветов кампусов и проблемах в работе органов студенческого самоуправления.

Что делает Студсовет Санкт-Петербурга?

Руслан Валиев, студент 2 курса ОП «Политология и мировая политика», заместитель председателя питерского Студсовета: Рассмотрение жалоб студентов составляет основу работы любого Студсовета. У нас существует выработанная с годами система рассмотрения жалоб. В группе нашего Студсовета есть все контакты, по которым к нам можно обратиться. Также есть гугл-форма, которую можно заполнить по любому вопросу. Запросы поступают в Информационный комитет, а оттуда идет распределение по комитетам. Чаще всего жалобы связаны с общежитиями, так как там проблем больше всего. Также поступают жалобы, связанные с отношениями с преподавателями или учебным офисом, либо с дисциплинарными взысканиями.

Еще у нас есть долгосрочные планы по обмену опытом с зарубежными вузами, но пока у нас установился контакт только с Центральным Европейским Университетом. Этап переговоров сильно затянулся, но мы надеемся на скорую встречу.

Юлия Аверьянова, студентка 3 курса ОП «Экономика», председатель питерского Студсовета: У нас удачный созыв, есть репрезентативность всех образовательных программ, нас слышит и принимает во внимание руководство. В принципе, есть чем гордится – мы достигли того, чего раньше не могли, например, стабильная работа интернета в студенческом общежитии в Обухово. В общежитии на Витебской хотят духовые шкафы сохранить, что мы поддерживаем. Будем бороться. Если есть спрос на решение проблемы, то мы ей занимаемся.

 Отношение к ситуации с ПГАС

Юлия: Мы наблюдали и были в шоке от того, что происходило. Мы не можем подтвердить, было умышленное завышение баллов или нет, но достаточно подозрительно, когда такая ситуация происходит. Это конфликт интересов и такого быть не должно. Мы против подачи некоторых проектов на ПГАС, например, проектов по оценке ПУДов (программ учебных дисциплин – прим. The Вышка).

Для нас общественно-значимая деятельность – это не то, что стимулируется деньгами. Это делается для души, но не за деньги, и если деньги есть, то это хорошо, но если их нет, то я не перестану участвовать

Руслан: В начале нашей позицией было не лезть – это проблемы чисто московского кампуса. Но потом дело приняло крутой оборот. Мы пытались склонить людей не лезть в личные конфликты, а рационально решать существующую проблему, вместо того, чтобы тратить время на обвинения в духе: «Ты украл, а ты сжульничал». Мы старались утихомирить ситуацию и предложить свои пути решения.

Например, предложили Юлину систему для распределения стипендий. Мы предложили, но нас не услышали раз, два, на третий мы просто решили сопроводить это выходом.

 Погодите-ка, что за система такая?

Юлия: Свою систему распределения ПГАС мы разработали года полтора назад вместе с Глебом Гаращуком, помощником ректора. Её суть достаточно проста  у нас есть выборка из людей с определенным количеством баллов, которая делится на 4 уровня методом кластеризации. В данном случае мы никогда не видим фамилий, только баллы, что исключает возможность начисления баллов знакомым. И это удачно работало – распределение шло не на глаз, а математически, так что подтвердить все было очень просто. Единственный минус в человеческом факторе – минимальный балл, отсекающий часть заявок, определяет человек, а не программа, это зависит от того, сколько заявок подано. В остальном же система работает отлично, мы её тестировали и были довольны результатом.

 Москва и Петербург – конец отношениям?

Руслан: Идея московского Студсовета заключается в том, что масштаб кампуса соразмерен важности решаемых проблем. Они считают, что раз наш кампус по размерам можно сравнить, например, с МИЭМом – наши проблемы не так уж важны и велики.

Мнение московского Студсовета такое, что если у вас мало людей, то вы ничем не отличаетесь от студсовета факультета

Юлия: Мы с этим не согласны. Мы в другом городе, мы при другом руководстве и у нас другие проблемы. Даже в рамках общеуниверситетских проектов локальные решения уникальны. Проблемы нельзя приводить к одному стандарту, их нельзя унифицировать, это не будет эффективным. На нашу просьбу не приравнивать нас к факультетам, ответа не последовало.

Мы приостановили сотрудничество с Студенческим Советом НИУ ВШЭ из-за непонимания нашей позиции. Обычно, когда проводятся заседания, мы около пяти часов слушаем проблемы Москвы и поднимаем руки, чтобы решить вопросы, которые нас никак не касаются. Мы хотим общекампусных решений для всех 4 городов, но это слишком утопично. Москва на все смотрит со своей колокольни, и ничего с этим поделать нельзя – исторически сложилось, что мы моложе и меньше. В Студенческий Совет НИУ ВШЭ от Питера входит лишь 6 человек.

Наши 6 голосов – лишь крошечная часть от общего количества, не способная ни на что повлиять

Формально из Студсовета мы не вышли, делегацию мы не отзывали. Мы лишь приостановили сотрудничество и теперь голосуем только за то, что касается конкретно нас. За нового председателя, например, мы голосовали. Было приостановлено сотрудничество в проектах. Вот только мы и так там не были особо представлены. Нас спрашивали, будем ли мы дальше реализовывать что-то совместно, но мы и так ничего вместе не делали, все, о чем нас просили – это проверка ПУДов. Однако новая московская система проверки нам едва ли подходит, мы не готовы проверять по ней ПУДы. Кроме того, мы не готовы сотрудничать, когда нас не привлекают.

Студенческий Совет НИУ ВШЭ потерял доверие студентов, которое вернется с действиями, вот только сейчас мы этого не видим. Если вас выбрали, чтобы посидеть, то это неправильно

Руслан: Студсовет — это демократический орган самоуправления, а как мы знаем, эффективную демократию организовать легче в маленьких органах. Московский студсовет слишком большой. Именно поэтому они считают нас незначительными. Но мы, так как у нас студентов меньше, можем уделять больше времени своей работе – мы быстрее и эффективнее находим пути решения различных проблем. У нас нет споров и заседаний, переходящих в скандалы и длящихся по пять часов. У нас все быстро и дисциплинировано. Москва же не может так, потому что им со своим составом сложно что-то сделать, их слишком много. Во время истории с ПГАС никто не искал компромисса, только скандала. Все хотели просто играть в политику, сместить председателя, о реальных действиях никто не задумывался.

Когда зашла речь о бойкотах, снятии Дарьи Фокиной – это была просто политика, но уже не орган, защищающий права студентов

Юлия: Сейчас прошло уже много времени с февраля, и мы не видим никакого движения. Рассматриваем, как и раньше, дисциплинарные взыскания, но проектов по улучшению чего-либо в жизни студентов нет, за исключением проекта по мониторингу центра психологической помощи и этического кодекса, который, формально, проект не Студсовета. Проблема состоит еще в том, что те подразделения, которые занимаются поддержкой студенческих инициатив, плохо коммуницируют между городами. Последний раз активисты со всех кампусов встречались на выезде в 2016 году, чтобы обсуждать возможные общие проекты, но сейчас этого нет и непонятно почему. Сформированная комитетская система в Москве изжила себя – их комитеты предпринимают какие-то действия не потому, что надо, а потому что иногда хочется. У нас же проблему передают в Студсовет, откуда она идет в подходящий комитет. В Москве иначе. Изначально комитет решает, чем он будет заниматься, могут и вовсе не работать, вместо этого играя в политику, как в «Карточном домике».

Тем не менее, идея полного отсутствия контактов с Москвой неправильна. У нас есть общие проблемы – тот же ПГАС

 Новые правила ПГАС

11 апреля студенческим организациям Санкт-Петербургского кампуса огласили новые правила получения ПГАС, разработанные на замену старой системе. В новых правилах распределения ПГАС общественная деятельность делится на три направления – волонтерская деятельность, руководство проектами и деятельность в СМИ. Баллы за деятельность в нескольких областях теперь не суммируются и всё рассматривается только в рамках одного направления. Если же студент или студентка набирает большое количество баллов сразу в нескольких направлениях, то к начислению выбирается один вариант стипендии, наибольший из возможных. Различие ролей производится в категориях волонтера и руководителя. Волонтерская работа измеряется часами, а проекты различными критериями, такими как актуальность, социальная значимость, качество исполнения. Суммы стипендий будут значительно снижены, но фиксированной цифры пока нет.

Юлия: Предыдущая система распределения ПГАС не была совершенной, что показал недавний скандал. При разработке новых правил мы предлагали свои идеи, встречались с московской администрацией, но в итоге наш голос не был услышан. Мы просили, чтобы на локальном уровне у нас было поле для решений, потому что новая система не всегда нам подходит. Мы не согласны с этими правилами, но пока что обязаны их принять.

Когда происходило обсуждение, по поводу того, как менять старую систему, мы предлагали суммировать достижения, потому что есть люди, которые занимаются не в одном направлении, и они заслужили свое право получать больше остальных. Было необходимо пересмотреть критерии, например, актуальности проектов, которую порой сложно оценить, если речь идет условно о клубе настольных игр, для которых важно то, чем они занимаются, но в то же время широкой актуальности подобная деятельность не имеет. Новые правила сложно принять, так как они не отражают то, что происходит у нас в кампусе. В них нет никакой разницы между волонтерами и организаторами, и не важно, помогаешь ли ты в украшении места проведения мероприятия, или тратишь десятки часов на то, чтобы проект вообще осуществился – теперь отличия нет. Мы предлагали вывести организаторов в отдельную категорию, но в итоге их рассматривают в качестве волонтеров и не более того. Система, о которой говорилось выше, также не получила поддержки.

Во время принятия новых правил Студенческий Совет Перми принял нейтральную позицию – они даже не высказались, так что нам неизвестно, что они думают об этом, студсовет Нижнего Новгорода поддержал, наш же был против. Даже Москва у себя в кулуарах высказалась против этих правок, но они понимали, что с нынешней испорченной репутацией их мнение не авторитетное.

Есть мнение, что нужно начинать искать в новых правилах лазейки, которые позволят обойти систему, но не нужно этим злоупотреблять.

Нужно быть честными и понимать, что нам придется с этим жить. Мы делаем это не для денег, мы делаем это для себя

На данный момент многие не успели принять для себя эти новые правила, студенческие организации, например, выражают крайнее недовольство. На собрании 11 апреля прозвучала идея написать письмо о несогласии с новыми правилами, так как они не подходят под специфику студенческих организаций кампуса. Оно, скорее всего, будет отправлено в дирекцию по развитию студенческого потенциала и проректору Игорю Чирикову, так как это их зона влияния. Цель письма - инициировать введение правок. Студсовет Санкт-Петербурга готов помочь в редактировании письма, но не в составлении, так как сначала нужно узнать позицию организаций перед тем, как подписываться под подобным. Как бы то ни было, надеемся, что клич студентов будет услышан со стороны администрации и общественности.

Студсовет четырех городов

Юлия: Для решения всех системных проблем, возможно, лучше проводить голосование в кампусах и принимать уникальные для каждого кампуса меры.  Сейчас это невозможно, так как у нас не 4 университета в 4 городах, но 1 университет на 4 города, и все решения принимаются в Москве. В то время как у Санкт-Петербурга в Студенческом Совете НИУ ВШЭ есть 6 представителей, у Перми и Нижнего Новгорода по 3 человека, и Москву это устраивает. Давать равное количество голосов они не готовы. Но если мы принимаем общее решение, то пускай не Комитет по Качеству Образования в лице Дмитрия Ефимова пишет свое заключение на голосование, но все кампусы, чтобы учесть мнения всех городов. А принять это мнение или нет – Студсовет решит на голосовании.

При нынешнем председательстве в Санкт-Петербурге вновь заговорили об идее создания центрального органа, регулирующего принятие решений по вопросам, затрагивающим все кампусы, так называемый Студсовет четырех городов

Чтобы все были услышаны, 4 председателя 4 студсоветов создают орган для решения общеуниверситетских вопросов – например положение по ПГАС. Как только в этот орган приходит запрос о необходимости создать новое положение, председатели в своих Студсоветах обсуждают возможные правки, которые необходимо внести, затем в центральный орган выносят проекты, выработанные локальными Студсоветами и уже там принимают решение. 4 человека это не фиксированное число, главное, чтобы людей было не больше 20, так как на примере Москвы видно, что в большом составе просто сложно работать. Сделать как в Америке – выбрать людей для представления своих интересов. Все будут уведомлены об изменениях и смогут в равной мере высказаться и принять участие. И сделать это ради эффективности, а не принижения Москвы, как можно подумать.

Текст: Даниил Гущин

Оформление: Даниил Гущин

Редактор: Полина Малахова 

Если Вы нашли опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите сюда, чтобы проинформировать нас.

Также рекомендуем
Принято считать, что дружба со временем невозможна, если не умеешь планировать свой день. Питерская редакция решила провести эксперимент, который разрушит или подтвердит эти слова.
В новом выпуске Питерской дегустации редакция предложила двум студентам НИУ ВШЭ Спб выяснить, что за религия шавермы существует в Петербурге и с чем её едят
Питерская редакция погрузилась в быт кураторов шести Образовательных Программ, чтобы понять, есть ли жизнь во время кураторства и как запомнить всех первокурсников
Один переезд равен трем потопам, но какие масштабы приобретает переезд между странами? Питерская редакция поговорила с тремя студентками, которые приняли решение изменить все
Питерская редакция поговорила с первокурсниками и их родителями о поступлении в Вышку, выборе образовательной программы и изменениях, произошедших в новоиспеченных студентах.