2 — копия

Попасть «В Точку!»

История о вышкинском ток-шоу «В точку!» и приглашенном Пескове разошлась сразу по нескольким новостным изданиям. Но программа — это не только «скандалы, интриги, расследования», а большая самостоятельная работа студентов. Как проходит типичный съемочный день, почему «В точку!» это стиль жизни и как работать, когда ответственная здесь только ты, расскажет шеф-редактор Даша Печенина.

Личная история

До того, как я пришла во «В Точку!», у меня уже был маленький опыт. Я еще в 8 классе работала в газете «Вечерняя Москва». У нас было что-то вроде телевидения, и я примерно понимала, как это работает. Я сразу шла на факультет медиакоммуникаций с мечтой работать на телеке. 

Я учусь на журфаке и, понятное дело, что я пока лишь учусь. У меня неплохо получается писать, есть чувство языка, но я это не люблю. Нет от этого никакого удовольствия, мучаю себя, если выпадает задание что-то написать. Я сразу поняла, что мне очень нравится делать телевидение. Не быть ведущей — к этой должности никогда не стремилась — а сидеть за кулисами, в аппаратной, слышать, как передаются мои слова через ухо (прим. ред. у ведущих есть незаметные микронаушники для получения замечаний, команд или советов от Даши) и звучат от ведущих. Не знаю, конечно, как повернется жизнь дальше и будет ли у меня это телевидение или не будет. Но сейчас на 3 курсе у нас есть курсы по выбору, и я опять выбрала ток-шоу. 

С чего начиналось «В Точку!»

Начал все Сергей Львович Корзун — академический руководитель образовательной программы «Журналистика», на которой я учусь. Когда я была на втором курсе, у него появилась идея фикс делать ток-шоу, которое ведут студенты, научить их это делать. Тогда как раз открылся медиацентр (помещение на Хитровке для записи передач с камерами, профессиональным светом, звукозаписью и аппаратной – прим. «The Вышка»), технически очень классно оснащенный, где есть студия и все по-настоящему. Приходили Хакамада, Познер. Интервью брал Корзун, учил и показывал, что делать. Ребята писали вопросы, готовились, но в серьезных эфирах он был главным.

В начале следующего учебного года работать в Вышку пришла Анна Валентиновна Уварова, бывшая коллега Корзуна, которая работала на телевидении. Она стала руководителем нового сезона ток-шоу. Тогда записывали всех желающих, и я выбрала этот проект на ярмарке. Причем это было на втором курсе, и участвовать в проектной деятельности было еще необязательно. Пришли только те, кто хотел.

Анна Валентиновна устроила большое собрание. Она говорила, какие есть должности, как будет устроена работа. Нужны были несколько выпускающих редакторов, которые будут следить за работой бригады и помогать шефу. Мы прислали мини-портфолио, написали, почему именно мы потянем работу выпускающими. Выбрали троих, в том числе и меня. Мы разделялись на две команды, так как было много людей, и работали по очереди над выпусками. Шеф-редактором была другая девочка, которая занималась этим еще при Корзуне. Сначала она поступила на медиаком, потом перевелась на другой факультет. Поработала и поняла, что ей тяжело совмещать с новым направлением. Сказала, что хочет, чтобы я заменила ее. Видимо, я отличалась от остальных выпускающих и больше работала, помогала ей. Я стала шеф-редактором в марте.

Тогда у нас был выпуск с Антоном Долиным, потом с блогерами. Не было конкретного плана: иногда брали интервью у известного человека, иногда проводили ток-шоу с несколькими экспертами. Мы работали и работали. Очень сильно помогала Анна Валентиновна: созывала планерки, собирала с нас отчеты, следила за посещениями, контролировала все, сидела в рубке, обучала и полностью руководила студентами.

Иногда были и споры. Некоторые темы она не признавала, некоторые темы мы не хотели. Как-то она предложила сделать выпуск про бардовскую песню, а мы сидим и понимаем, что не можем ей сказать, что это, ну, зашкварно. В результате, конечно, выпуска не было.

Она хотела, чтобы мы ушли от бренда Вышки, стали отдельным ток-шоу, не локализировались. Мы очень многому научились у нее, но по темам были несостыковки. Вместе с Уваровой мы проработали до конца прошлого учебного года, до мая. Потом нас пригласили на «Чугунное яйцо» в номинацию «Дебют года». Мы тогда прошли во второй тур, попали в голосование, но не победили. Вот так закрыли сезон. 

Начало самостоятельности

В этом учебном году в начале сентября я вообще не знала, будет «Точка» — не будет «Точки». Анна Валентиновна сказала, что не сможет нами заниматься из-за большой нагрузки. Но если мы хотим продолжать сами, то она возьмет ответственность на бумаге. Сохранить статус проекта было важно, так как это давало возможность студентам набирать кредиты, а это сильная мотивация. Кроме того, чувствовать себя настоящей редакцией было классно, ребята работали с удовольствием.

С того момента мы полностью должны были делать все сами, вообще все-все-все. Мы с ребятами из старой команды собрались, чтобы решить, что будем делать. Нас осталось всего человек десять, остальных позже пришлось набрать. Все вместе решили, что хотим больше фокусироваться на темах, которые интересны нам, и будут интересны студентам. Начали с рэп-баттлов, дальше были феминистки и бодипозитив, веганы, проблемы службы в армии и ВИЧ. Нам всегда хотелось задать по важным темам вопросы знающим людям, поэтому мы шли и идем по новостным и общественным трендам. После каждого выпуска мы очень многому учимся. Учимся работать, понимать, как функционирует телевидение, осваиваем журналистскую часть. Мы всегда хорошо готовимся: обсуждаем вопросы, общаемся с людьми, готовим мини-расследования, берем комментарии.

Вышка нам вообще не помогает, не финансирует. Все выпуски готовят и проводят только студенты.

«В точку!» и «В точку! Персона». Разница

В прошлом году Корзун отказался от руководства проектом, а потом решил продолжить свое начинание и создал «В точку! Персона». Туда приходит один человек, профессионал, и у него берут интервью. Название «В Точку!» осталось, потому что Корзун его придумал и поставил условие сохранить.

Когда он создавал этот проект, то написал мне письмо: «Даш, я возобновляю проект, если вы хотите заниматься этим, пусть приходит вся команда и будете работать под моим руководством». Мы с ребятами обсудили, они сказали: «Давай ты с ним встретишься и обсудишь, что там будет». Корзун сказал, что хочет заниматься именно людьми, а я — что мы хотим заниматься темами и обсуждениями. Какая-то часть нашей старой команды ушла туда. И не вернулась.

Корзун сказал, что мы можем работать сами, но название он свое хочет использовать. Мы не могли противиться. В результате нас путают из-за одинаковых названий. За счет того, что в ту программу приходят известные люди, аудитория идет туда посмотреть на определенного человека. Мне бывает обидно, когда говорят: «Вот, “В точку! Персона“ такие классные, к ним все приходят, они суперски работают». Мы же зовем экспертов, которые необязательно широко известны, но гарантированно разбираются в своей теме. Например, автор Конституции, врач, разрабатывавший витаминные добавки для наших спортсменов на олимпиаде в Сочи, лидер лиги легализации легких наркотиков. У нас бывают коллаборации с «В точку! Персона» — совместные выпуски, так что мы неплохо ладим, а здоровая конкуренция — это всегда хорошо. Да и цели у наших программ разные.

Распределение обязанностей

Шеф-редактор. Я полностью координирую весь проект, состоящий примерно из 40 человек. Если что-то с ним произойдет, то я за него ответственна. После ситуации с Песковым большую часть вопросов и претензий к команде получила я. А так, организовываю процесс, мотивирую команду. По мелочам все делаю: могу и студию забронировать, и с медиацентром договориться, и афишу заказать, и стулья в студии потаскать перед эфиром. Основное — это сценарий, который сначала пишет выпускающий, а я уже финально проверяю, ну, и во время эфира из аппаратной я на связи с ведущими.

Выпускающий редактор. Он разрабатывает сценарий, собирает вопросы, делает монтажный лист и отвечает за то, чтобы выпуск прошел нормально. Он — правая рука шефа. Мы с Настей Терентьевой (выпускающим) уже шутим, что за время проекта стали двуглавым драконом — одна начинает фразу, а другая в это время уже выполняет просьбу.

Редакторы занимаются в основном вопросами. Кто-то из них готовит материалы, таблицы, слайды.

Продюсеры. Занимаются гостями: решают, кого лучше пригласить, находятся с ними в контакте, полностью подтверждают планы и координируют приход приглашенных.

Администраторы. Администраторы должны вешать афиши, сидеть на эфире и, когда режиссер говорит: «Хлопаем!» — начинать хлопать, чтобы весь зал подхватил. Обычно возле колонн сидят две девочки с микрофонами и в нужный момент его передают спрашивающему. У нас с 1 сезона остались все те же девочки-администраторы.

Ведущие. Очень часто люди хотят быть ведущими, но не понимают, насколько это сложно и ответственно. Думают, что надо просто стоять и задавать вопросы. На самом деле есть, пусть и заранее подготовленный, сценарий, но перед тобой сидит гость, чью реакцию ты не знаешь, а в наушнике слышен мой голос с подсказками и руководством. К выпуску ведущие самостоятельно готовятся, что-то читают по теме. Ведущие волнуются, ведь эфир — это стрессовая ситуация. Каждый раз, даже если ты сто лет ведешь, ты сомневаешься, что сказать и как лучше спросить.

У нас есть еще корреспонденты, SMM, операторы, режиссерская бригада, дизайнер — всего 45 человек.

Подготовка к выпуску

Сначала вместе придумываем тему, разрабатываем ее, конкретизируем. Что-нибудь произошло, узнали важную новость или просто интересно в чем-то разобраться.

Затем начинают работать продюсеры: ищут гостей, звонят им и договариваются о встрече, рассказывают в общих чертах о планируемых вопросах. Мы не высылаем их гостям — только тезисы. Это наша твердая позиция. Когда человек видит вопросы заранее, он совершенно по-другому на них отвечает, так можно упустить важную реакцию.

Затем редакторы начинают писать сценарий. Каждый из 15 присылает вопросы, а дальше выпускающий редактор делит их на смысловые части и составляет общий текст. Получившийся сценарий включает список гостей и реплики ведущего или ведущих. Подписано, когда будут показаны «видео», «фото». Отдельно составляется монтажный лист, в котором прописана техническая часть. Мы его берем с собой в аппаратную, все прописано по времени. Исходя из того, что ответ на один вопрос занимает полторы минуты, рассчитываем, на какой блок сколько времени должно уйти. Из-за того, что днем мы выходим в эфир на ТелеМедиа с жесткой сеткой, мы не можем занять больше или меньше заранее оговоренного времени в 40-45 минут.

Самые клевые выпуски — те, которые готовятся за два дня. Когда тема слетела, а гости находятся накануне эфира. Кажется, что все летит к чертям, ужасно, и нельзя ничего исправить, а в итоге все получается. А если, наоборот, перед шоу затишье, ничего не происходит, то что-то точно пойдет не так.

За кулисами шоу

Мы собираемся за час-полтора перед эфиром, приходят ведущие, мы с ними прогоняем сценарий. Затем я поднимаюсь в аппаратную, где передо мной мониторы со всех видеокамер. Есть пульт, звуковой пульт. За ними сидят режиссер, его помощник и звукорежиссер. Мы с выпускающим во время эфира внимательно слушаем студию и помогаем ведущим. Им тяжелее под камерами и перед залом, чем нам в укромной аппаратной. Иногда гостю задают вопрос, а он развивает тему и отвечает уже на следующий, который идет дальше по сценарию. Или вообще уходит в другую область. Ведущие же не начнут перелистывать сценарий и искать, где они становились. Тут я говорю: «переходим к такому-то вопросу».

В рубке во время шоу всегда творится полный хаос. Было несколько моментов, когда ведущие говорили глупости, и приходилось кричать на них. А так делать нельзя. Часто происходят забавные случаи, когда приходится быстро реагировать. Было смешно, когда во время эфира мы включили телефонный разговор, но не знали, насколько хорошо его слышно. Я говорю ведущей: «Дана, моргни два раза, если слышно хорошо». Она не моргает. «Тогда кивни, если все в порядке». Она кивает, мол, все хорошо.

У нас был эфир в прошлом году про «Голос», куда к нам приходил Миша Житов, финалист проекта и продюсер Евгений Орлов, серьезный человек. Они разговорились и выходили из тайминга абсолютно. Я говорю ведущему в ухо: «Коля, мы заканчиваем», — а Орлов все говорит и говорит. Уже на меня кричит режиссер, а я не могу ничего сделать, потому что Коля не может закончить. Была стрессовая атмосфера, ведущему пришлось просто сказать «извините, мы заканчиваем». Уже после эфира мы объяснили гостю, почему так произошло, он вошел в положение, но было неудобно.

Еще к нам приходил Антон Долин после двух сложных записей на телевидении. Приехал прямо из Останкино уставший и никакой, пришел в студию, сел в закрытой позе и сидел. Интервью особо не клеилось, но уже ничего нельзя было сделать. Под конец он разошелся более-менее и его спросили: «Какой ваш любимый фильм»? Он поднимает глаза и говорит: «Идиоты!» А мы сидим и думаем: «Это он про нас или про фильм? Что это за фильм такой?» Потом посмотрели его. Оказалось, стоящий фильм.

После каждого выпуска мы проводим планерку. Гость уходит около половины девятого вечера, и мы еще час-полтора сидим и думаем над следующими темами, разбираем недочеты прошедшего шоу.

Каково быть шефом

Сейчас, когда нет поддержки со стороны преподавателей, то я все должна решать сама и всегда быть готова заниматься «В Точку!». Я в этом живу. У меня нет дня, когда я отдыхаю от «Точки». Занимаюсь проектом в три часа ночи, занимаюсь утром, когда просыпаюсь и просматриваю чат. Я сильно страдаю из-за повышенного чувства ответственности: не могу лечь спать, пока что-то не доделано. Одно дело уроки, домашнее задание — это пофиг. А когда ток-шоу или что-то из других рабочих штук, то я могу до бесконечности этим заниматься.

Я очень люблю нашу команду и доверяю каждому, все выполняют свою часть работы. Мне не хочется выстраивать какую-то иерархию. Считаю, что мы все равны, мы все студенты. Когда кто-то делает ошибки, что-то забывает, не делает, мне не хочется говорить: «Я здесь главная, а вы плохо себя ведете». Все решения стараемся принимать вместе с командой. Чат наш никогда не спит.

История с Песковым

Корзун предложил объединить усилия с его «В точку! Персона» для интервью с неназванным чиновником. Мы согласились. Работали только как редакторы, о госте не знали ничего и ни о чем не договаривались. Обычно мы сами приглашем гостей, так что было непривычно. О том, что приедет Песков, нам сообщили накануне выпуска. Его позвал кто-то из высшего руководства факультета, не Корзун. Пришлось в срочном порядке дописывать вопросы и подправлять сценарий.

Мы ни с кем вопросы заранее не согласовывали — никто не просил выслать что-то. Все было как обычно, никакого специального режима до момента, как сказали, что запись не отдадут. На эфире Песков был супер душкой, мы даже удивились его откровенности. Не ожидали, когда про Слуцкого и Навального заговорил. В самом конце, когда камеры были уже выключены, зрители стали подходить. Он спросил, было ли интервью off the record, но ответить было некому, никто не придал этому значения. Мы подошли к нему, представились и спросили, понравилось ли ему. Он сказал, что да.

Очень странно, что он затем попросил удалить запись. Не знаю, какая договоренность была у руководства факультета во время приглашения, мы это не регулировали.

О том, что записи не будет, я сначала узнала от кого-то в коридоре, и только потом уже в медиацентре сказали, что так произошло. Когда раскрутили эту тему, была встреча-разбирательство с Уваровой и Корзуном. Они объяснили, что сами не договаривались с Песковым по поводу условий интервью. Это делал деканат, а Корзун и Уварова, как я поняла, также получили распоряжение сверху.

Мне было очень обидно, я плакала. Классный эфир, классные вопросы, вся команда выложилась на полную. Труд ушел в никуда. Правда, потом историю раскрутили не только в Вышке, но и за пределами.

В общем, вся эта история за счет цитирований и охвата в сторонних СМИ сыграла нам на руку. Как минимум, многие услышали о ток-шоу. Количество подписчиков в группе во «ВКонтакте» увеличилось практически втрое. Стало немного легче приглашать гостей: те же Смирнов и Венедиктов, когда их позвали, писали у себя в соцсетях, что вот нас позвали на скандальное ток-шоу «В точку!».
В любом случае, мы всегда пытались находить классных гостей, и сейчас ничего не изменилось. Из-за возникшей противоречивой ситуации и множества недостоверной информации об интервью с Песковым мы решили разобраться, расставить все точки над «i». Поэтому пригласили таких звезд, как Венедиктов, Любимов и Смирнов. В остальном мы все так же будем затрагивать горячие темы. Целенаправленно звать именитых гостей — не наш профиль. Канделаки, например, вроде бы сама написала продюсеру «В точку! Персона». Сказала, что у вас был Песков, а я готова говорить под запись. Но это не наше ток-шоу и не наш профиль. Они не поделились, но мы не обижаемся и продолжаем работать в своем направлении.

Как попасть в шоу

Сейчас мы закрываем 3 сезон и уходим на каникулы. Так что ждите нового набора в сентябре!

Автор: Нина Царская
Редактор: Константин Валякин
Фото: Екатерина Николаева

Если Вы нашли опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите сюда, чтобы проинформировать нас.

Также рекомендуем
Сегодня в студенческое ток-шоу «В точку! Персона» пришел пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Говорил о домогательствах, усах, часах и даже несколько раз вслух произнес фамилию Навального
Каучсерфинг – не только способ бесплатной ночевки, но и повод увидеть, как живут люди с другой стороны планеты. Узнали, какие риски есть у такого явления, и как выбрать хоста с умом
The Вышка поговорила со студентами образовательных программ на иностранном языке: обсудили сложность обучения и преподавания, пользу и необходимость, проблемы и преимущества
Встретились с Данилом Федоровых, человеком, который собственноручно делает самую важную школьную олимпиаду по экономике — Всерос
Рассказываем, зачем нам новый сайт, почему он стоит так много и почему мы не заказали его у соседа-фрилансера из второго корпуса в Дубках