a4__ZvXQYiM

Собеседование на ФКМД: эксперты о поступающих

Два года назад шеф-продюсер «Дождя» Маргарита Журавлёва написала материал о своих впечатлениях на собеседовании с абитуриентами ФКМД Вышки. The Вышка взяла интервью с экспертами, побывавшими на вчерашнем испытании, и узнала, что они думают о нынешнем медиа-пространстве, об абитуриентах и о том, действительно ли им не хватает кругозора.

Сергей Простаков

Шеф-редактор mbk.media

Считаю низким жанр колонки, где профессиональный журналист рассказывает об уровне знаний абитуриентов, которых ему довелось послушать на приемных экзаменах журфака. Такие колонки больше говорят о журналисте, а не об абитуриенте.

Давайте на чистоту, почему мы должны ждать от абитуриента знаний биографии Галины Тимченко или года смерти Михаила Кольцова?

За этими знаниями он идет на журфак, идет в профессию. Эта наша задача — преподавателей и состоявшихся сотрудников редакций — сделать из них профессионалов, информационных маньяков, которые, просыпаясь утром, мечтают, чтобы сегодня что-нибудь произошло. Что-то, ради чего надо сорваться с камерой и диктофоном, погрузиться в бурлящие социальные сети и звонить-звонить ньюсмейкерам и экспертам.

Другое дело, что журналистом можно стать и без профильного образования, да и без высшего легко. Примеров настолько много, что в таких случаях их даже не приводят. Более того, высшее образование в гуманитарной сфере — еще не повод связывать жизнь с полученным дипломом. Это база, позволяющая выбрать жизненный путь. Например, я решил связать свою жизнь с медиа, уже будучи бакалавром политологии в 23 года. Считаю ли я, что мне нужно было поступать на журфак? Конечно нет! Задача такого собеседования — допустить до учебы не готовых журналистов, а готовых учиться.

Поэтому на собеседовании мне было интересно просто разговаривать с молодыми людьми.

После протестов 2017 года я часто слышал о том, что нынешнее поколение восемнадцатилетних умнее и интереснее условных «нас». Я этому не верил

Но 24 человека, с которыми я побеседовал, меня убедили, что да — они крутые. Пятеро были вообще отличные — хоть завтра готов взять их на стажировку. Неспособных ответить о 1917 годе или «Братьях Карамазовых» оказались единицы. Кстати, я был удивлен: почти все назвали любимым писателем Достоевского. Некоторые даже прочитали все «великое пятикнижие». «В нем много мистики», — подытожила последняя девочка. Это была интересная беседа.

Желаю всем хорошей учебы и скорейшего начала работы в большой журналистике. Это важно. Журналистика — не призвание и не дар Божий, а опыт, переходящий в мастерство. Больше читайте, смотрите, подписывайтесь на отраслевые каналы и твиттеры. Ищите редакцию или проект, где хочется попробовать свои силы. Пока же главное — учеба. А моя почта, если что — s.prostakov@mbk.media.

Дарья Ярыгина

Создательница мультимедийных проектов, Первый канал

Есть ребята, которые хорошо подготовились, которые понимают, куда идут: они все читают, всем интересуются, а часть из них уже даже где-то стажировалась или работала. Были несколько человек, у которых уже есть свои небольшие медиа: YouTube-каналы, Instagram-блоги. Но в общей массе таких ребят меньше.

Наверное, так и должно быть, потому что конкурс был большой. Была задача отобрать тех, кто понимает, куда идет, а это очень важно.

Тем более, слово «медиакоммуникации», как выяснилось на испытании, не всем понятно. То есть не все понимают, что такое продюсер, и чем он будет заниматься

Общая тенденция, какая-то мода возникла среди тех, кто хочет поступить на эту специальность — это мое субъективное мнение. Мне показалось, это так, потому что это престижно, потому что ребятам кажется, что это модная современная профессия. Для них не открытие, что, когда они через 4 года выпустятся, медиа-ландшафт будет другим — это они знают. И им кажется, что если они пойдут на медиакомммуникации, то будут более современными и технологичными специалистами, смогут быстрее адаптироваться к рынку труда, когда выйдут на работу. Отчасти они, конечно, правы.

Удивило то, что мало кто из детей готов отвечать на какие-то общеобразовательные вопросы. Тех, кто свободно рассуждал на тему литературы, истории, обществознания, было мало.  
Один человек на вопрос о том, что такое перестройка, начал нам рассказывать про реновацию в Москве: подразумевал, что перестройка — это значит снести одни здания и построить новые. 

Почти никто не мог ничего сказать о шестидесятниках, хотя мы просто просили назвать одну-две фамилии. Единицы могли ответить по поводу гражданской войны.

Еще мы спрашивали, чем отмечен в истории России 1937 год: этот вопрос примерно половину абитуриентов ставил в тупик. Я считаю, это много

Нам изначально говорили, что в случае с медиакомом необязательно, чтобы они все это знали. Вот когда люди поступают на журналистику, то важнее знать политический строй и прочие вещи. Получается, что тенденция такая: дети разбираются в своей узкой специализации. Кто-то любит компьютерные игры, кому-то нравятся telegram-каналы, кто-то фанатеет от YouTube и блогеров. Они в этом направлении все понимают, а чуть дальше — уже проблема, и они не могут ответить.

Для подготовки к вступительным существует факультет довузовской подготовки. Есть интернет-школы для тех, кто не из Москвы или кто не может физически присутствовать несколько раз в неделю на занятиях. Это самые простые способы.
Было много ребят, которые приходили после этих занятий, они, конечно, заметнее на фоне остальных, потому что им уже многое рассказали. Но были и такие случаи, когда люди занимались на курсах, но плохо понимали, в каком положении находится русское медиапространство.
Через конкретно нашу комиссию прошло человек 20-25. Из них откровенно сильных ребят было четверо. Если брать не только таких, но и тех, кто просто был молодцом, кто уже прекрасно все понимает, то это примерно 40% человек от потока, который через нас проходил. И это в общем-то немало, правильно? Учитывая, что на количество бюджетных мест выбирать будут лучших из лучших, в итоге все равно не всех возьмут сюда. Собеседование ведь для того и нужно, чтобы понять, кто на самом деле мотивирован, подготовлен, да и подготовился так, что выучил наизусть кого-то кроме главредов каких-то изданий. Это дети, которые подписаны на правильные telegram-каналы: правильные не в том смысле, что они развлекательные, а в том, что они про индустрию. Это те, кто знает медиапроекты не потому, что их знают все и они существуют десятилетиями. Они знают и те, что возникли в последние годы, они узконаправленны, но интересны. Это те же самые «Такие дела», «Мел», «Нож». Дети называют эти издания, и становится понятно, что они этим интересуются. 

Приятно знать, что есть люди, которые этого хотели, которые готовились к поступлению не один месяц, а поняли это как минимум год назад. Которые узнали все, пришли на день открытых дверей. Некоторые, кстати, говорили, что они находили студентов старших курсов и общались с ними, чтобы узнать, какая вообще атмосфера на факультете. Вот поэтому мне кажется, что хорошие ребята пойдут учиться на факультет. По крайней мере судя по тому, что мы видели. Конечно, есть и те, которых мы бы хотели взять даже к себе на стажировку.  

Когда я сижу на экзаменах, то каждый год сравниваю себя-абитуриентку с теми, кто пришел сегодня. Потому что я прекрасно помню свои вступительные, у меня тоже был творческий конкурс и собеседование, где сидели представители кафедры и индустрии. Я проходила через подобное, только это было в Новосибирске 14 лет назад.  

Я понимаю, что я была не такой свободной. Ребята сейчас более спокойно чувствуют себя на собеседовании. Они не боятся высказывать свою позицию — это очень важно. Помню, что когда я сидела, то я боялась высказывать мнение по какому-то вопросу. Причем не позицию по политическим вопросам.

Я думаю, свобода — большой плюс и признак этого поколения

Они, опять же, выступают в том медиа-ландшафте, который есть сегодня. Ребята, которые приходят, мыслят не в рамках того, что они хотят работать на таком-то канале, в таком-то агентстве. Они сразу начинают думать, что им интересно, и хотят об этом говорить с аудиторией. И для этого они хотели бы создать такое медиа — у них изначально другой подход к профессии.

Меня поразила девушка, которая приехала из Тулы. Она только школу закончила, а у нее уже свое локальное издание. Это супер. Мне кажется, такие ребята и будут у вас учиться.

Сергей Смирнов

Главный редактор Медиазоны

Общие впечатления от собеседований — нормальные. Были неплохие абитуриенты, были совсем слабые. Мне кажется, так всегда. Ну, слабых может чуть побольше, но, возможно, это субъективный взгляд. В прошлом году приходили абитуриенты с более широким кругозором, вероятно, из-за того, что за год тренды (Юрий Дудь, Медуза) стали более четкими.
Я не люблю вспоминать нелепые ошибки, мне кажется, это не совсем корректно. Абитуриенты нервничают и что-то забывают. Поэтому скорее скажу о приятном. Молодой человек из Нальчика, например, рассказал не просто о том, что посмотрел фильм «Теснота» и удивился, что в фильме его родной город. Но сказал также, что после фильма стал выяснять подробности про 90-е годы. Это к вопросу о том, чем можно расположить принимающего экзамен.

Очень скверно вот что: абитуриенты почему-то считают, что от них на собеседовании ждут определенных ответов и начинают готовиться к вопросам вроде: «Какие медиа читаете?» Как будто по дополнительным уточнениям мы не поймем, обманываете вы нас или нет. Очень нелепо смотрится вот такая подготовка. Вообще, по многим сразу заметно, хотят они или нет связывать жизнь с медиа. Дело, наверное, в том, что в этом году меньше разнообразия. Все смотрят Дудя и читают Медузу. Или у абитуриентов принято, что надо смотреть Дудя и читать Медузу. То есть мало других медиа.

Или заметно, что многие называют Арзамас, но при этом при уточнении, что же такое Арзамас, большинство теряется

Оптимальная стратегия при подготовке к собеседованию:

а) Действительно хотеть быть связанным с медиа

б) Понимать, что для профессии важен общий уровень знаний

в) Не пытаться угадать предпочтения принимающих экзамены, потому что выходит очень нелепо

г) Читать много книг, а не дурака валять.

Мы в Медиазоне довольно прохладно относимся к стажерам, но это не из-за нашей мизантропии, а скорее из-за того, что некому с ними работать в небольшой, но очень автономной редакции. Хотя выпускница ВШЭ Аня Козкина пришла к нам на практику, а через пару месяцев стало понятно, что она уже полноправный журналист. И поэтому она, считайте, прямо с практики работает в Медиазоне.

Никита Гирин

Корреспондент «Новой газеты»

Общее впечатление от собеседований приятное. Поначалу было нелегко отстраниться от фокуса на повестке (я работаю в «Новой газете») и принять, что людей волнуют не пытки в тюрьмах, а современное искусство, монтаж видео, организация мероприятий. Но некоторые так вдохновенно об этом рассказывали, что и я заинтересовался.

Уровень подготовки у всех разный, 25 человек, которые прошли через нашу комиссию — маленькая выборка для общего знаменателя.

Было, конечно, несколько абитуриентов и абитуриенток, которых я слушал и думал, что это им 28, а мне 18

Про забавные случаи нам Качкаева (Качкаева Анна Григорьевна, профессор ФКМД — прим. The Вышка) сказала, что лучше их в паблик не выносить, чтобы дети случайно не прочитали и не обиделись.

Не знаю, можно ли вообще говорить об ошибках на собеседовании. Важнее ведь умение рассуждать и аргументировать, чем знание конкретных вещей. Это все наживное. Если бы у нас были такие собеседования (в 2007 году, когда я поступал, их не было), я бы, наверное, не ответил ни на один из «общекультурных» вопросов, которые сейчас задавал сам: про ГУЛАГ, чеченские войны и т.п. А тут ребята отвечали, причем не казенными фразами из учебника.

Я думаю, быть готовым к собеседованию — это знать, чем ты хочешь заниматься после выпуска. То есть не идти на медиаком просто потому, что там преподают «все»

А вот как в 18 лет решить, что ты будешь делать через четыре года (особенно после всей школьной муштры и ЕГЭ), — я не представляю.

Я бы, честно говоря, караулил пару человек после окончания первого курса, чтобы выкрасть их на стажировку. Другое дело, что «Новая газета» — слишком традиционное для них СМИ. Так что это нам еще придется поработать, чтобы измениться и привлечь новичков.

Про нынешнее поколение сложно делать выводы, потому что, во-первых, я вроде и сам еще немножко его часть, а во-вторых, мы собеседовали в основном ребят из Москвы, а это, как известно, другая страна. Большинство студентов Вышки, которые приходят к нам на практику, классные. Я недавно ездил к студентам журфака Воронежского госуниверситета — они тоже супер. Бывает, пересекаюсь с хорошими молодыми журналистами в командировках. Но сделать из этого вывод, что скоро в России будет прорва классных медиа-специалистов и специалисток, было бы глупо, особенно учитывая оптимизацию и идеологизацию школьного образования.

Текст: Елизавета Наумова, Константин Валякин

Редактор: Светлана Киселева

Фото: Виктория Мазитова (The Вышка), группа Департамента медиа НИУ ВШЭ, страницы героев на Facebook

Если Вы нашли опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите сюда, чтобы проинформировать нас.

Также рекомендуем
Сергей Простаков – выпускник Вышки, сооснователь журнала «Археология русской смерти», создатель проекта о первом постсоветском поколении «Последние 30» и шеф-редактор сайта «Открытая Россия» рассказал The Вышке почему полюбил ВШЭ и разлюбил Small media
В нашей дневной рубрике The Ответ мы разбираем важные вопросы, с которыми сталкиваемся едва ли не каждый день. По делу, коротко и простым языком. Ваш маленький тьюториал по выживанию [hr style="striped"] Какие вступительные экзамены? [hr style="striped"] На образовательных программах «журналистика» и «медиакоммуникации» — это обязательная часть поступления. Вступительное испытание состоит
Все мы в свое время очень серьезно подходим к выбору университета, однако никто не может сказать точно, что будет в будущем. Успешность в будущем зависит от вуза или же потенциал каждого из нас играет более важную роль? Пообщались с пятью выпускниками российских университетов и постарались разобраться МГУ Анастасия Дорофеева Я
The Вышка поговорила с шеф-редактором студенческого ток-шоу, гостями которого были Песков, Венедиктов, Любимов и Смирнов
Загадка: это направление существует всего 3 года, но уже составляет конкуренцию самым востребованным специальностям. В паспорте программы его студенты зовутся «архитекторами медиапространства», но мало кто сможет точно объяснить, кем он будет после окончания вуза. Именно так можно описать «Медиакоммуникации». Предлагаем разобраться, что же такое медиаком, почему он так популярен и