by_Анна_Сетина_2

«Не знаю, кем стану, когда вырасту»: интервью с Асей Казанцевой

Героиня нашего материала — один из самых известных научных журналистов в России. Редакция The Вышки поговорила с Асей Казанцевой об устройстве мозга, ее любви к Вышке и планах на будущее.

Феномен 23:59

Мы оттягиваем завершение работы до последнего момента, потому что большинство людей закладывают в план самые оптимистичные ожидания. Когда человек, например, садится писать текст, он думает, что весь процесс займет примерно 3 часа. Он начинает спокойно отвлекаться из-за уверенности в том, что времени еще много, и только за час до дедлайна у него начинается паника и он фокусируется на работе. Это проблема, потому что если вы были слишком оптимистичны изначально, то в последние минуты пишете быстро, ничего не перепроверяя и не исправляя. Забавно, что по текстам обычно можно проследить, какая их часть была написана, когда у человека еще было время, а какая возникла в последние часы перед дедлайном. В начале мы обычно пишем подробно и обстоятельно, а потом переходим на короткие, резкие предложения, не ссылаемся ни на какие источники. В экспериментальной психологии есть даже термин «ошибка планирования», planning fallacy, это хорошо исследованный феномен. И в общем эксперименты показывают, что избавиться от нее очень сложно, прошлый опыт слабо помогает.

Но все-таки регулярные танцы по одним и тем же граблям помогают начать в будущем паниковать чуточку раньше; этому и пытается научить нас Вышка

Мозг и прокрастинация

Благодаря тому, что нарушение дедлайна наказывается, мы этого не хотим и боимся. У нас активизируются подкорковые центры, связанные с негативными эмоциями, и мы обращаем их работу себе во благо. У нас есть иллюзия личной целостности, но нейроэкономика говорит, что мозг неоднороден: у нас много разных отделов, соревнующихся друг с другом. Поэтому принимаемые нами решения зависят от того, какой из них окажется более активным. Об этом пишут и нейроэкономисты в своих научных статьях, и Тим Урбан в блоге про instant gratification monkey и прокрастинацию. Они говорят про одно и то же, просто называют разными словами. У нас есть прилежащее ядро, «центр удовольствия», которое всего хочет, всему радуется. Оно любит простые мелкие вознаграждения. Оно любит читать фейсбучек и постоянно предлагает мозгу пойти посмотреть, не лайкнул ли кто-то нашу фотографию за последние три минуты, вместо того чтобы читать эту скучную статью. У нас есть дорсолатеральная префронтальная кора, которая должна решить, что нам делать. Височная кора, доставая из памяти информацию про грядущий дедлайн, подсказывает, что неплохо бы поработать. Но пока дедлайн далеко, височная кора говорит об этом спокойно, и призывы прилежащего ядра перевешивают. Когда дедлайн близко, на помощь приходит амигдала, известная как «центр страха», хотя это не точно: она занимается многими эмоциями, однако в первую очередь негативными. Когда мы начинаем бояться нарушения дедлайна и плохих последствий, она дает префронтальной коре мощный импульс сесть и начать работать.Тогда мотивации оказывается достаточно.

Склонность прокрастинировать характерна для всех людей, и ее только отчасти можно приглушить с помощью опыта

Если она критически портит жизнь, и вы не просто делаете все в последний момент, а еще и нарушаете дедлайны, то можно пойти поговорить об этом с когнитивно-поведенческим психотерапевтом и разобраться, что именно так сильно вас отталкивает в идее сесть и начать делать эту работу. Может оказаться, что вы вообще не видите смысла в своей деятельности, и тогда уже нужно решить, стоит ли вообще вкладывать в нее еще несколько лет, или все-таки можно найти вариант получше. Система образования в целом не очень способствует тому, чтобы люди видели смысл в выполнении своих повседневных учебных задач, но все же мне кажется, что Вышечка подвержена этому в наименьшей степени по сравнению с другими вузами.

Мотивация и эмоции

Важно понимать, что эмоции важны для принятия решений. Бесполезно пытаться от них отрешиться. Надо учиться их использовать. Мы в любом случае стремимся делать то, что принесет нам радость, и избегаем того, что принесет нам страх. Взросление, образование и самодисциплина нужны для того, чтобы научиться грамотно манипулировать этим стремлением и направлять эмоции в правильное русло. Сознательно и цинично себя обманывать в благих целях.

Помогает, например, в красках представлять себе, как сильно вас будут любить работодатели и девушки, когда у вас будет диплом Вышки, чтобы прилежащему ядру это казалось более привлекательным, чем фейсбучек

И наоборот, своевременно начинать думать о том, как вы не найдете работу и умрете от голода под забором, если вас выгонят из университета. Без эмоций мы все равно ничего не сможем себя заставить делать — просто не будем понимать, зачем это нужно.

Я, например, пишу книжки. Это даже сложнее, чем писать диплом, потому что это очень большая работа с отложенным вознаграждением. Вы знаете, что у вас впереди еще полгода, и это успокаивает. Но если вы сейчас не начнете, то за полгода не успеете. От одного часа фейсбука-то вроде ничего не случится, м? А при этом даже после того, как вы книжку напишете, она будет опубликована только через полгода или даже больше, потому что потом начнется процесс верстки, редактирования и иллюстрирования. Если я третью книжку закончу к декабрю, то выйдет она, скорее всего, вообще осенью. Сложно заставить себя работать здесь и сейчас ради вознаграждения, которое будет в следующем сентябре. Единственный выход — ставить себе костыли. С одной стороны, надо бояться, что если книжки не будет, то все в тебе разочаруются, перестанут ходить на твои лекции и брать у тебя интервью для The Вышки. С другой стороны, надо придумывать себе и положительные эмоции. Единственное, что я умею делать — это безответно влюбляться. Все книжки я пишу на этом топливе, потому что когда вы в кого-то безответно влюбляетесь, то придумываете себе невероятно сложную логическую схему, доказывающую, что книжка поможет произвести впечатление на этого человека.

Так вы просто бестолковая телочка, а станете бестолковой телочкой с книжкой, и это поможет вам добиться своего

«В этот раз точно начну учиться»

Если бы я знала, почему каждый раз этот благородный порыв заканчивается провалом, то у меня была бы уже написана вся книжка, а не только ее первая треть! Это та самая ошибка планирования. Мы всегда надеемся на лучшее. Я знаю, что могу писать по 10 000 знаков приличного текста в день, и поэтому, когда я рассчитываю количество дней, которое мне нужно для завершения книжки, то беру количество знаков в книжке и делю на ежедневную норму. Книжка нормального размера — это 500 000 знаков. Из этого я ошибочно делаю вывод, что можно написать книжку за пятьдесят дней. На самом деле, это вообще так не работает, потому что в какие-то дни вы действительно пишете себе и пишете. А в какие-то дни понимаете, что все написали неправильно, удаляете главу и заново закапываетесь в источники. А иногда у вас случается острая стадия несчастной любви, и вы весь день рыдаете и пишете 10 000 знаков черновиков подкатывательных писем, вместо того чтобы заниматься тем, чем собирались.

Первая пара

Главная особенность нашей магистратуры Cognitive sciences and technologies заключается в том, что за два года обучения у нас ни разу не было первой пары. Вторые пары были довольно редко. Дело в том, что саму программу и расписание создавали нейробиологи. А они знают, что сон, по современным представлениям, нужен для консолидации памяти, и поэтому нет ничего более бессмысленного, чем учить невыспавшихся людей.

Когда нейробиологи придут к власти, в университетах не останется первых пар

Накоп

Система накопительных оценок — это очень круто, она оптимальна для того, чтобы мозг эффективно запоминал информацию. Вышка вынуждает человека работать над материалом равномерно и регулярно, вместо того чтобы учить все к моменту экзамена.

В классическом университете вы сначала семестр слушаете лекции, и вас никто ни о чем не спрашивает. Потом вы в последнюю ночь все учите, сдаете на следующий день преподавателю и с чистой совестью выкидываете информацию из головы. К тому же на экзамене ваша оценка зависит не только от того, хорошо или плохо вы выучили материал, но и от случайных факторов: какой вам попался билет, в каком настроении был экзаменатор, как он вообще относится к студентам. Все это серьезно демотивирует. У всех людей по ходу обучения накапливаются истории о том, как они все выучили плохо, но сдали хорошо, потому что им повезло, или истории о том, как они тщательно готовились, но им не повезло с экзаменатором, и потому они сдали плохо.
Я училась на биофаке СПбГУ, и в его дипломе у меня много несправедливо завышенных и несправедливо заниженных оценок. В Вышке эта ситуация исключена. Здесь итоговую оценку определяет работа в течение всего семестра. На экзамене элемент везения сводится к минимуму, потому что обычно он проходит в формате письменного тестирования по всему курсу.

В Вышке намного более очевидна связь между тем, что человек делает, и тем, какую он оценку получает в итоге

Соответственно, не развивается чувство беспомощности «от меня далеко не все зависит, стоит ли вообще что-то предпринимать?»

Вышка и нейробиология

Идея с накопительными оценками прекрасна именно в свете того, как работает мозг. Сегодня понятно, что кратковременная память — это усиление проводимости синапсов, долговременная память — выстраивание новых нейронных связей. То есть любое обучение — это настоящие, измеримые анатомические изменения архитектуры мозга. Проблема в том, что скорость обучения ограничена, мозгу требуется время на то, чтобы вырастить эти нейронные связи. Поэтому в том случае, когда вы пытаетесь выучить весь материал непосредственно перед экзаменом, вы лишь небольшую часть из него перенесете в долговременную память и довольно мало из этого будете помнить, когда семестр закончится. Если вы учите информацию маленькими порциями и после каждой порции ложитесь спать, то во сне ваш мозг благополучно все запоминает, и повышается вероятность того, что информация останется в долгосрочной памяти, даже когда семестр закончится. Это упрощает дальнейшую учебу, потому что все курсы обычно связаны между собой. Чем больше вы запомнили в первом семестре, тем легче вам будет во втором.

Стресс и рейтинги

Вышка очень гуманна по отношению к студентам, потому что она не собирает весь стресс в конец семестра в сессию, как делают все университеты, а распределяет его равномерно. Что, надо сказать, позволяет впихнуть гораздо больше стресса в процесс обучения. Дополнительный фактор стресса — это система открытых рейтингов. Люди их смотрят, соревнуются друг с другом и искренне негодуют, когда другие талантливые однокурсники их обгоняют.

У меня это проявлялось особенно отчетливо, потому что когда ты достаточно известен, то понимаешь, что любой твой хейтер в интернете может посмотреть, какие низкие у тебя оценочки. Это стимулирует улучшать свою успеваемость. Отчасти это еще и геймификация: люди вовлекаются в соревнование, и поэтому им становится интереснее гоняться за хорошими оценочками.

А поскольку система оценивания в Вышке достаточно объективная и справедливая, то, когда студенты гоняются за оценочками, они оказываются вынуждены гоняться и за знаниями тоже

Мемы


Мой любимый мем про Вышку — никто никогда не полюбит тебя так, как студенты НИУ ВШЭ любят говорить о том, что они студенты НИУ ВШЭ.

Мемы работают так же, как пословицы, афоризмы и цитаты великих людей. Это удобный способ спрессовать большой объем информации и длинную цепь ассоциаций в маленькую забавную картиночку, которую можно быстро переслать друзьям и процитировать в диалоге.

Возраст, образование и брак

У меня был перерыв в восемь лет между бакалавриатом и магистратурой, поэтому разница между СПбГУ и Вышкой субъективно была огромной. Это как первый и второй брак. В первый брак вы вступаете по каким-то нелепым соображениям, например, чтобы получить самостоятельность и отделиться от родителей. Вы не очень выбираете, за кого первый раз выходите замуж. Мне лично повезло. У меня был хороший первый муж и первый университет. Однако я от всего этого получала гораздо меньше удовольствия, чем могла бы, потому что не была морально готова ни к отношениям, ни к образованию. Я не выбирала эти вещи осознанно, просто так получилось. Контраст со вторым разом огромный: во второй раз ты уже понимаешь, куда и зачем пришел, и поэтому любые неприятные мелочи уже не бесят, ты на них особо и внимания-то не обращаешь, фокусируешься на том, что ты здесь осмысленно и добровольно.

Жизнь устроена так, что нам регулярно приходится заниматься чем-то, когда мы еще не готовы и до этого не дозрели. Это печально

С другой стороны, если не пробовать ничего нового, то непонятно, как тогда повзрослеть и научиться получать удовольствие.

Планы после магистратуры

Вы будете смеяться, но сейчас у меня точно такая же история: я выбираю между несколькими вариантами, к которым я морально не готова. До поступления в Вышку у меня был четкий план: писать третью книжку и потом завести ребенка, которого я обещала мужу. Но чем ближе подступает дедлайн, тем сильнее меня пугает эта перспектива. И в возможном крахе моей личной жизни как раз будет виновата Вышечка, потому что там мне внезапно понравилось проводить исследования, и теперь я думаю, что если я заведу ребенка, то я уже точно никогда никуда не смогу уехать на PhD. А из науки для меня мог бы получиться смысл жизни, по очень простой причине: я абсолютно командный человек, я очень счастлива, когда у меня есть коллеги. Научная журналистика мне этого дать уже не может, потому что я overqualified: если мне идти в офис, то уже только шеф-редактором, а я терпеть не могу руководить и вообще быть самым умным парнем в комнате. Мне нужно, наоборот, чтобы все вокруг были круче меня, и вот уж это мне наука точно даст в избытке. Но при этом прямо сейчас уезжать куда-то на PhD я тоже не очень готова, потому что это тоже трудоемкий проект, в который лучше ввязываться осознанно. Если я поступлю на PhD, не представляя толком, что я хочу делать и зачем, то закончить-то я закончу, я упертая, но все пять лет не буду там счастлива.

Правильнее всего было бы сейчас не ввязываться ни в то, ни в другое, найти ненапряжную работу, снять студию, тусоваться с друзьями и думать, кем я стану, когда вырасту. Но тут у меня уже вступает паника насчет биологических часов.

С детьми-то ерунда, можно заморозить эмбрионы и получить таким образом еще лет пятнадцать на размышления, а вот с PhD надо что-то решать в ближайшие четыре года, а то потом поздно будет

Вот вам еще один пример того, как разные части мозга хотят разного, а человек страдает. Я сейчас настолько в растерянности, что даже пошла разговаривать об этом с психотерапевтом. Он сказал, что таблеточки мне назначать бесполезно, меня все пугает не потому, что у меня тревожное расстройство или депрессия, а потому, что жизнь моя действительно сложна. Идеального решения вроде бы не существует — ну, будем искать лучшее из возможных.

Недостатки Вышки

Главный недостаток Вышки заключается в том, что у нее нет биофака. Если бы у нее был биофак, то я бы просто сразу пошла в аспирантуру туда, и никакой психотерапевт мне бы для этого решения не понадобился. Дело в том, что я хочу, во-первых, в принципе сдвинуться от когнитивных наук к молекулярной нейробиологии, от людей к улиточкам. Во-вторых, я хочу после защиты диссертации называться кандидатом биологических наук, а не психологических, а Вышка мне такую корочку дать не сможет — пришлось бы проводить исследования там, а защищаться где-то на стороне. Это важно просто для того, чтобы люди правильно понимали, кто я такая, когда читают мое резюме: психология в массовом сознании все еще только про то, как вы лежите на кушеточке и рассказываете, как вас мама никогда не любила, а не про нейроны, молекулы или хотя бы транскраниальную стимуляцию.

Я очень сильно терзалась, идти ли на PhD в Вышку сразу после магистратуры, было очень много сильных аргументов «за» и сильных аргументов «против». В итоге решила не идти, но до сих пор сильно не уверена в своей правоте и очень скучаю по университету. В качестве возможного компромиссного варианта я сейчас рассматриваю идею уехать не на PhD, а на какую-нибудь более короткую программу, в магистратуру или на стажировку, а потом поступить в аспирантуру в России, где-нибудь на стороне — а в Вышке параллельно сделать курс по выбору по биологии для гуманитариев. После этого, если за все эти годы биофак в Вышке так и не появится, смогу посвятить следующие десять лет тому, чтобы он все-таки появился. Ну или придумать еще какой-нибудь способ в ней работать, когда вырасту. Потому что Вышечка is love.

Текст: Анастасия Ларионова

Редактор: Светлана Киселева

Фотография: Анна Сетина

Если Вы нашли опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите сюда, чтобы проинформировать нас.

Также рекомендуем
Поговорили с блогером Егором Жуковым и узнали, что он думает о Навальном, почему придерживается именно либертарианской позиции и за что не любит социализм
Студенты-исследователи с ФГН рассказали нам, как отличить хорошую поэзию от плохой и зачем студенты-медики в средневековье воровали трупы с кладбища
Героиня «Невидимой вышки» три года прожила в детском доме. Она рассказала, как там оказалась, почему сбегала из приемных семей, и какие государственные льготы получает
К тому формату, в котором он существует сейчас, театр НИУ ВШЭ шел не один год. О пути через тернии к звездам рассказал основатель театра Андрей Вершинин
Сегодня наша редакция приготовила для вас эксклюзивное интервью с российской фолк-группой The Hatters.