5

Let me study from my heart

Высшее образование — это не только получение «корочки» и изучение ряда ненужных дисциплин. Гораздо важнее приобретать полезные навыки, которые пригодятся в будущем. Одним из верных путей получения таких скиллов считается обучение на английском языке. TheВышка поговорила со студентами и выяснила, насколько сложность иностранного преподавания может перевешивать его пользу и реальную необходимость.

Сегодня в России достаточно большой список вузов, в которых практикуется обучение на другом языке. К ним, например, относятся СПбГУ, МИФИ, МФТИ, РУДН и даже региональные университеты поменьше, такие как Самарский университет, Томский Политехнический Университет и др. Мода на иностранное преподавание пошла по нескольким причинам. Вузы стремятся расширить связи с университетами за границей по образовательному обмену и науке, повысить востребованность своих студентов на рынке труда и поднять престиж заведения.

НИУ ВШЭ стоит немного особняком среди российских вузов, имеющих программы на английском языке. Министерство образования для иностранных студентов предлагает сайт StudyinRussia, где есть информация об англоязычном преподавании в России. Проанализировав все предложения, можно сделать вывод, что в Вышке самое большое количество таких необычных образовательных программ. Это еще один маркер, что ВШЭ, как никакой другой российский вуз, позиционирует себя университетом международного образца.

Образовательные программы, реализуемые на английском языке, представлены только в Московском и Санкт-Петербургском кампусах. Предлагается либо обучение полностью на английском языке, либо оно включает курсы с возможностью выбора языка преподавания

В главном кампусе такие ОП — это программы двух дипломов с зарубежными вузами: «Программа двух дипломов НИУ ВШЭ и Университета Кёнхи «Экономика и политика в Азии», программа двух дипломов НИУ ВШЭ и Лондонского университета «Международные отношения», «Цифровые инновации в управлении предприятием», «Экономика» (Международный институт экономики и финансов) и «Прикладной анализ данных».

Питерская Вышка предлагает полностью англоязычные программы — «Международный бизнес и менеджмент», «Социология и социальная информатика», «Политология и мировая политика», а также ОП, где только некоторые курсы преподаются на английском.

Реальную пользу, сложность и необходимость англоязычного преподавания лучше всего могут оценить сами студенты этих восьми образовательных программ. С помощью онлайн-ресурса редакция The Вышки провела социологический опрос среди обучающихся на иностранном языке. Участие приняли 97 человек, из которых 68 — студенты питерского кампуса, остальные – столичного.

Результаты показали, что больше половины рецензентов считают хорошим уровень преподавания на английском, и абсолютное большинство (70%) уверены в пользе такой инновации. Интересно, что для 42% процентов опрошенных англоязычное обучение является очень сложным и еще для такой же части студентов — приемлемым. Однако, несмотря на то, что учиться на не родном языке для многих непросто, 80% не хотели бы перейти на русский

В целом, учащиеся удовлетворены иностранным преподаванием и готовы грызть англоязычный гранит науки, хотя он не особо поддается.

Какие именно трудности могут возникнуть? На первый взгляд может показаться, что если человек владеет языком, то их должно быть совсем не много. Но между преподаванием на русском и на иностранном есть принципиальные различия, особенно чувствующиеся в начале обучения.

Во-первых, подготовка к семинарам занимает намного больше времени, потому что тот же объем информации на русском студент может осилить за час, а над английским текстом можно просидеть полдня.

Во-вторых, усвоение предмета во многом зависит от уровня языка преподавателя. Бывает и так, что преподаватель с не идеальным английским читает также русскоязычный курс на другой ОП. Невольно в сравнении с положительными отзывами тех студентов вы понимаете, что лучше бы вам он также преподавал на русском. К тому же, мыслительный процесс на семинаре превращается в подобную цепочку: сформулировать ответ, перевести его, собраться с силами, поднять руку и расстроиться, что твой одногруппник тебя уже опередил.

«Почти всегда кажется, что ты борешься не с дедлайнами и поставленными перед тобой академическими целями. Скорее, ты борешься с языком»

— делится своим мнением Анна Васехина с 1 курса Социологии и социальной информатики.

«Многие однокурсники жалуются, что они хотели бы отвечать на семинарах, но не могут, т.к. на английском сформулировать мысли вдвойне сложнее. Из-за этого у них складывается впечатление, что огромный пласт знаний проходит мимо, не запоминается и не анализируется. Лично мне было бы гораздо интереснее и эффективнее учиться на русском, но нужно просто смириться, ведь Вышка не будет делать шаг назад и возвращать русскоязычное преподавание».

«Все это похоже на игру в прогрессивность, где страдают все и всё: студенты, преподаватели, качество знаний»

Однако, как показал социологический опрос, у большинства студентов англоязычных образовательных программ все-таки положительное впечатление от этого способа преподавания. Все равно есть некий престиж и даже «понт», улучшается уровень владения языком; он «прорубает окно» в мир англоязычных ресурсов, библиотек и зарубежного научного сообщества.

Александра Шарапова с первого курса программы двух дипломов по экономике НИУ ВШЭ и Лондонского университета считает, что сложности обучения постепенно стираются: «Первый курс российской программы более базовый, так как он является аналогом foundation year (годичная подготовка иностранных студентов, — прим. TheВышка). В конце года мы сдаем американские экзамены AP (Advanced Placement, подготовка к поступлению учеников старших классов США, — прим. TheВышка). На первом курсе мы изучаем статистику, макроэкономику, микроэкономику, математический анализ, философию или историю, английский и информатику. Когда я подавала документы, очень боялась, что могу не потянуть обучение на английском, хотя ЕГЭ написала на 91 балл. Конечно, после первой лекции мы все были немножко в шоке, но потом быстро адаптировались. Почти все лекторы и семинаристы говорят на понятном разговорном английском. Иногда проскальзывают незнакомые словечки, но это, как правило, новые экономические или статистические термины, которые нужно запомнить».

«Английский спустя примерно месяц перестает быть проблемой на лекциях и семинарах, поэтому перейти на русский я бы не хотела»

«Сложно, но это того стоит», — такое мнение распространено среди студентов. Несмотря на то, что некоторые люди считают, что иностранный язык замедляет учебный процесс, все может быть совсем по-другому. Когда мы слушаем монотонные лекции на русском, то часто пропускаем их мимо ушей — какая-то информация все равно будет улавливаться. Лекции, которые читаются на английском языке, невольно заставляют мозг работать усерднее, а слух — напрячься. С этой точки зрения трудности восприятия могут послужить только на пользу, потому что вы тратите дополнительные усилия, чтобы усвоить информацию.

Образование на иностранном языке — это челлендж. На семинарах вы боретесь со страхом ответить и неуверенностью в уровне владения языком, на лекциях стараетесь не отвлекаться, чтобы понять, о чем рассказывает преподаватель, а дома тратите часы на прочтение литературы. Это вызов и для преподавателей, потому что им нужно не только донести информацию, но и сделать это на чужом для них языке — если преподаватель не носитель английского.

Но могут возникнуть проблемы, тормозящие образовательный процесс. Не факт, что студенты будут прикладывать достаточно усилий и заниматься дома, чтобы быть максимально готовыми к семинарам. В то же время уровень владения языком у преподавателей может быть недостаточен для того, чтобы студенты успешного освоили курс. А нагрузка — количество литературы, письменных и групповых заданий — порой дана без учета того, что на освоении программы на иностранном языке приходится тратить намного больше времени и сил

Андрей Скриба, заместитель руководителя программы двух дипломов НИУ ВШЭ и Лондонского университета «Международные отношения», считает, что англоязычное образование — это сложная задача, которую нужно преодолеть и студентам, и преподавателям: «Есть мнение, что английский язык более "деловой". Он во многих случаях лучше структурирован, в нем меньше причастных и деепричастных оборотов. Образование на английском тоже более структурировано, иногда оно сложнее как для преподавателя, так и для студента».

«Это вызов, с которым нужно справиться. Жалоб от студентов насчет англоязычного преподавания не поступает. Они быстро адаптируются и относятся к учебе на английском как к необходимости постоянно совершенствоваться. Это нужно и полезно, особенно если вы хотите работать за границей. Одно дело — знать язык и иметь хорошие баллы, но совсем другое — уметь им пользоваться и в быту, и в профессиональной сфере. Последние навыки вырабатываются только при постоянной практике, и в нашем случае это учеба, которая идет полностью на английском»

Так стоит ли овчина выделки? Во-первых, образование на английском — это все-таки сложно. Во-вторых, из-за этого вы тратите намного больше времени. К тому же, очень многое зависит от преподавателей, у которых разный уровень языка. Наконец, обучаться на русском, возможно, было бы проще и интереснее. «Нет, с английского языка уходить не хочу», — все равно отвечают многие студенты таких программ.

Скорее всего, челлендж — это наиболее правильное слово, чтобы описать необходимость и пользу англоязычного обучения. Если вы справитесь с этим вызовом, то в конце обучения вас могут ждать востребованность, хорошее знание языка и заслуженное звание "выжившего"

Текст: Влада Пуртова

Редактор: Екатерина Воробьева

Если Вы нашли опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите сюда, чтобы проинформировать нас.

Также рекомендуем
Ребята, которые приехали в Москву из маленьких северных городов, рассказали, какие воспоминания греют им душу и чего им больше всего не хватает в столице.
Курсовые и дипломы для студентов - настоящая валюта. Редакция The Вышки пообщалась с заказчиками научных работа и с теми, кто их пишет за деньги, чтобы узнать подробности
"Пожалуйста, трогайте" - слоган новой выставки ФГН НИУ ВШЭ, с создателями которой поговорила наша редакция и выяснила смысл акции.
The Вышка поговорила со студенткой о том, как она существует в гиперопеке и переживает опыт проблемного отделения от родителей (или сепарации)
Наша редакция пообщалась со студентами, для которых "заветная мета поступить на бюджет" - пустой звук, потому что все их иллюзии о высшем образовании разбились о суровую реальность