Протей Темен

Курс молодого творца

Арт-гуру факультета дизайна Протей Темен о крокодилах, вишенках и других важных элементах искусства 

Давайте начнем с прошлого. Расскажите, как вы учились и где?

У меня три института было в жизни. В одном я должен был стать художником-постановщиком, а в другом — арт-директором. И там, и там было сложно получить все знания, которые мне на практике оказывались необходимы. Но была возможность получать нужные установки в смежных сферах, чтобы понять, как примерно устроен мультидисциплинарный мир. Теперь, являясь преподавателем в ВШЭ, я представляю, какой формат навыков и знаний был бы уместен для студентов.

Если говорить про то, чем я занимаюсь, про искусство, то на меня оказал большое влияние ИПСИ – Институт Проблем Современного Искусства на Чистых прудах. Находится он в мастерской Ильи Кабакова, нашего прекрасного художника–концептуалиста.

Как считаете, можно ли научить дизайну и искусству?

Дизайну можно. Этот свод правил применим в жизни на очень широком уровне. Твои навыки зависят только от того, сколько ты работаешь. А вот искусству нет, это ритуал.

Искусство — это вишенка на мороженом. Должны быть такие люди, которые в состоянии вкус этот распробовать, их другие вещи должны меньше беспокоить, у них должен быть определенный навык.

Если говорить про дизайн, то такой навык можно структурировать, использовать для любой аудитории и любых задач. Он больше про то, как сделать, а не зачем.

Искусство же изучает принципиально другую вещь, оно не обращается к аудитории. Оно оперирует другими, иногда даже скучными и непонятными с первого взгляда вещами. И в этом ценность. Искусство — вишенка на мороженом, а дизайн — это рожок и алгоритм укладки шариков.

Искусство – это вещь, которую ты никогда не контролируешь целиком. Ты не можешь заниматься искусством через силу, ты просто в него как автор не сможешь поверить. Ты всегда проводник чего-то, что до конца не можешь для себя проговорить.

Как вы создаете свои работы?

Придумываю все в публичных местах, когда отвлекаюсь от своего привычного окружения. Кафе помогают, там очень людей. Они сильно шумят и так много разговаривают, что все это превращается в спокойный шум, в котором удобно думать. Важно найти способ работать в любой ситуации. Недавно начал заниматься фотографией — появилась возможность делать свои работы в любой момент и где угодно. До этого приходилось очень много времени проводить за компьютером, а сейчас, наоборот, хочется от этого отойти к условно–рукодельным вещам. Основными инструментами стали карандаш и телефон.

Есть ли сейчас места, где собирается «творческая тусовка»?

Я думаю нет, по крайней мере, не знаю такого. Когда был 2000 год, на всю Москву было человек 20 молодых ребят, которые занимались дизайном, и человек 20 постарше, которые уже были абсолютными профессионалами. Обе группы ходили в разные места, не смешивались. А сейчас количество людей в профессии стало так велико, что можно кого угодно найти. «Стрелка», «Парк Горького» и т.д. —мультипрофессиональные плеяды заведений, где можно пальцем наугад ткнуть и попасть под ребро творческой личности.

Если говорить про близких друзей, то все меньше и меньше мы посещаем какие-то публичные места, предпочитая ходить друг к другу в гости. Сидишь дома с друзьями, обсуждаешь важное – тихо, спокойно.

Темен2

Обмениваться идеями или оставаться в себе?

Это не взаимоисключающие процессы. Тебе все равно надо общаться с кем-то, чтобы проговорить то, что хочешь сделать. Это важная часть, потому что без мира, без социальной части не получается существования. Работать в стол вредно.

Недавно у Вас открылась выставка в ММОМА (Московский музей современного искусства). Как она создавалась?

Мне в пятом классе школы объяснили, что если ты не ходишь на рейвы, то не можешь называть себя рейвером. Прошло 20 лет. Я подумал, что если ты не выставляешься, то не можешь называть себя художником. Это не первая выставка, это сотый проект, учитывая групповые. Просто в этот раз – действительно большой, завершающий огромный цикл.

Вы еще и сооснователь проекта ”Bubl”. Как появилась идея его создать?

Мы придумали Bubl с друзьями тогда же, когда создавался факультет дизайна в Вышке. Это важный способ для меня собирать приятную и добрую энергию для деток. Я отношусь к этому, как к некоторому социальному вкладу. Плюс это приятно делать. Мы выпустили уже 2 приложения и продолжаем их делать. Это интерактивные игрушки для детей, которые в отличие от нас с вами, родились уже digital natives.

Бывают ли у вас творческие кризисы?

Раньше считал, что у меня каждые полгода творческий кризис, невероятно раздражался и думал, что я совершенно бесполезный человек. А потом понял, что все это волны и иногда нужно просто переждать.

Какие художники вас вдохновляют?

Я очень люблю Кремастера (Мэтью Барни) – это такой британский видео-художник. Абсолютная магия то, что он делает. Невозможно распознать до конца все образы, найти все цитаты. Это плотный, фантасмагорический мир. Второй, примерно как Курт Кобейн для искусства, — Йозеф Бойс. Он тоже про мифологию, но с другой стороны — не синтетика, но жир под ногтями, волосатая подмышка скромно одетого незнакомца в троллейбусе с книжкой в потертом переплете.

Также очень приятно все то, что происходило вначале прошлого века. Например, как авангардисты работали с собой, как они искренне исследовали новые языки, новые возможности взаимодействия с людьми и миром. Они перестраивали общество и делали это очень умело. То, что они создали, было настоящим прорывом, экспериментом. Сейчас люди используют это и даже не знают, что это все отголоски, идущие из начала–середины ХХ века.

Хотелось бы поговорить о начинающих художниках. Как им, например, организовать свою выставку?

Очень просто. Ты придумываешь идею и где-то её показываешь. Выставка – это всего лишь некоторое пространство, в котором расположены некоторые работы, и есть хотя бы 1 человек зритель. Так что, если вы просто где-то у подъезда повесите работу и её увидит ваша мама, то вы можете сказать, что вы сделали выставку.

Дальше вы захотите, чтобы увидели другие люди, которые смогут оценить и подсказать что-нибудь дельное. Например, скажут: «Зря ты повесил её прямо у домофона, лучше повесить чуть левее, около окна второго этажа, потому что у тебя написано «крокодил», а мы все знаем, что здесь за окном живет маленькая собачка, которая похожа на крокодила».

Или придет художник и скажет: «Слушай, «крокодил» - это классное слово. Я знаю еще нескольких ребят художников, которые пишут слова или изучают рептилий. Давай сделаем групповую выставку. У нас есть двухкомнатная квартира в районе Бауманской, там еще живут 10 друзей, но они выедут на время выставки, и мы пригласим своих кураторов».

И ты соглашаешься, говоришь: «Отлично! Спасибо!». Ты не говоришь: «Я буду ждать идеальный белый зал с идеальным ремонтом, где покажу свою вторую по счету картинку». Просто смиренно принимаешь доступное. И тебе за это ничего не будет кроме нового знакомства.

Искусство – это не результат, а процесс. Как только ты перестаёшь им заниматься, то его нет.

Что нужно делать, чтобы стать известным?

Думать, работать, любить людей и уважать родителей.

Какой совет вы можете дать студентам и начинающим дизайнерам?
Не знаю, насколько это хороший совет. Но мне всегда казалось, что если есть вопрос, делать или не делать, то лучше сделать.

 

Интервью брала Юлия Мышляева

Фото: Валерия Бухарова