IMG_4132

Илья Азар

Он известен благодаря своим ярким репортажам, работе в Lenta.ru и интернет-издании "Meduza". Но еще Илья Азар является выпускником факультета прикладной политологии НИУ ВШЭ и не так давно был награжден премией HSE Alumni Awards в номинации "четвертая власть"

Политологи – неприятные люди

Ещё в школе я интересовался политикой, читал под партой журнал «Власть». Наверное, я перепутал политологию с политикой, но, так или иначе, поступил в Вышку на факультет прикладной политологии. Правда, после Беслана в России отменили выборы губернаторов и закрутили выборные гайки, так что фронт работ для политологов значительно сузился.

И вообще наше государство так изменилось, что в большинстве своем политологи теперь — это очень неприятные циничные люди, которые занимаются черным пиаром и продвигают во власть «жуликов и воров».

Очень немногие мои однокурсники стали заниматься политологией. Большинство ушли в рекламу, маркетинг или куда-то еще. Мне же, как и многим, с детства нравилось писать.Тем более что журналистом стать элементарно: главное чувствовать язык и не быть мудаком, остальное - дело наживное. У меня мама - литератор, папа долгое время работал журналистом в газете «Экономика и жизнь».

HSE Alumni Awards

Было приятно и неожиданно получить премию HSE Alumni Awards. Но главное, что на вручении я впервые за восемь лет с момента выпуска встретился со старым приятелем-однокурсником. У меня был не очень дружный курс, поэтому мы ни разу с выпуска и не собирались вместе. Присутствовать на церемонии было очень приятно, хотя не могу сказать, что на меня нахлынули какие-то особенные ностальгические чувства.

1азар

Премия GQ 2014

С ноября по май я безвылазно находился на Украине и делал репортажи про Майдан, транзит Крыма, донецкие события. Но думаю, что во многом присуждение премии было связано с разгоном«Ленты.ру». Возможно, без этого к моим репортажам не было бы такого пристального внимания - я же всё-таки не один туда ездил.

Вообще для GQ я, конечно, не самый подходящий лауреат. Там такая своеобразная гламурная тусовка, на которой я чувствовал себя не в своей тарелке. На вручении я не удержался и сказал около политическую речь, которую потом телеканал СТС вырезал из трансляции премии. GQ надо сказать спасибо за то, что они не побоялись дать премию политическому, да еще и «либеральному» журналисту, и не оборвали речь на полуслове.

О «Ленте.ру»

После увольнения главного редактора 99% основной команды «Ленты» ушли. Сейчас это совершенно другое СМИ, и мне трудно хорошо думать о людях, которые пришли на чужое место и явно слишком сильно любят Путина. Недавно вышло интервью Алексея Гореславского, нынешнего главного редактора «Ленты», в котором он достаточно хвастливо рассказывает о последних успехах редакции и говорит, что в предыдущей «Ленте» было много проблем. Гореславский добавил, что ему не нужен спецкор по политике, потому что политическая журналистика — «это такое бесконечное селфи на фоне Путина». Если главред крупнейшего интернет-СМИ считает, что политическая журналистика — селфи на фоне Путина, то это говорит само за себя. Они просто боятся написать что-нибудь не то.

О проекте «Meduza»

«Медузу» заблокировали в Казахстане на второй день существования после публикации моего репортажа о ситуации в Усть-Каменогорске. В Казахстане статью обсудили все, кто-то даже поехал в город опрашивать людей и писал посты с хештегом #азарврёт. Я к этому отнёсся философски. Жаль, конечно, что мы лишились аудитории в Казахстане, но, если говорить цинично, то лучшей истории для запуска не придумаешь.

История с блокировкой в Казахстане показывает, как в тоталитарном государстве легко закрыть доступ к СМИ. Разумеется, блокировку легко обойти с помощью дополнительных плагинов к браузеру, но не каждый будет этим заморачиваться. Поэтому, чтобы минимизировать последствия возможной блокировки со стороны Роскомнадзора в России, мы решили сделать упор на мобильные приложения в iOS и Android, которые не занимаются блокировкой новостных приложений по заявке властей. Во всяком случае я такого не припомню. Пока что «Медуза» - проект молодой, и аудитория не такая большая, а российский аппарат цензуры реагирует, в основном, на крупные СМИ с большой аудиторией. Но нет никаких гарантий, что интерес со стороны властей не появится в будущем.

О СМИ и журналистике

У нас в России принято часть СМИ называть оппозиционными, и это неверно. На мой взгляд, «Медуза» и старая «Лента» являются объективными и профессиональными СМИ, которые освещают все темы, пишут и про власть, и про оппозицию, и про все, что угодно.

Журналист не пишет только о том, как всё хорошо. Его цель – указывать на ошибки, недостатки и проблемы, которые нужно решать. Любой журналист в какой-то степени оппозиционен. Я не вижу смысла в журналисте, который полностью поддерживает происходящее и даже не пытается найти в нем какие-то изъяны. Это уже пропаганда, а не журналистика.

Конечно, у человека этой профессии не может не проявляться личного отношения к происходящему. Меня, например, всегда обвиняли в том, что я поддерживал Майдан. Что ж, я поддерживаю гражданские выступления против криминальной власти, но в своих репортажах я старался этого не показывать и всегда давал несколько точек зрения, если они были. У Майдана при всех его плюсах были очевидные минусы, которые я, естественно, учитывал,и о них писал.

Текст: Дарина Бунькова

Фото: Руслан Кривошеин, hse.ru

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •