IMG_1643

TutorOutreach делится знаниями

Кто такие волонтеры знает каждый, а  вот что для них значит эта деятельность, пожалуй, могут сказать лишь те, кто этим занимается. The Вышка пообщалась с Анной Бауэр, Егором Завгородним и Анной Соболевой, студентами школы филологии, которые организовали образовательный проект TutorOutreach для подготовки к экзаменам детей из детских домов

Как становятся волонтером

 Аня С.: В первый раз я узнала об этом детском доме (детский дом на ст. м. Первомайская - прим. ред.), когда увидела в Интернете запись о том, что им нужны волонтеры. Вначале я собиралась туда одна, но было немного страшно. Когда я договаривалась с воспитателем по телефону, рядом оказалась Аня, мы немного поговорили, и она решила поучаствовать. У нее, в отличие от меня, был опыт занятий с детьми.

Аня Б.: Я действительно работала с детьми, но это были обычные школьники, с которыми я занималась английским, мне это очень нравилось. Волонтерством же я никогда не занималась, думала, что это не мое. Когда мы в первый раз приехали в детский дом, я сказала Ане, что только посмотрю и решу, буду ли ездить постоянно. Я была не уверена в себе на этот счет, но когда мы приехали, воспитательница сразу познакомила меня с одиннадцатиклассницей, которой нужна была помощь с русским языком. Мы позанимались, и я поняла, что ей действительно будет очень сложно сдать экзамен, но я могу ей помочь.

Аня С.: А меня волонтерство интересовало всегда, на тот момент я уже занималась разными его видами. Например, есть акция «письма счастья» - нужно просто писать людям в дом престарелых, это поддерживает их дух. Потом я участвовала во многих волонтерских мероприятиях, организованных ВШЭ.

Егор: Я никогда не занимался волонтерством. Здесь я очутился только потому, что еще в ноябре девочки попросили меня преподавать математику у 5-7 классов. Это было странно, потому что я филолог. Сразу поехал в библиотеку и написал программу первых трех пар для 7 класса, тема была, как помню, «простые числа». Потом  уже все завертелось.

Начало TutorOutreach

Аня С.: В октябре-ноябре мы с Аней были просто репетиторами в детском доме, даже не от Вышки, это была наша инициатива. Мы сразу очень подружились с детьми, у нас сложились хорошие отношения с воспитателями. Неожиданно мы узнали от них о том, как мало волонтеров остается. Новых людей приходило очень мало, реклама работала плохо. Поэтому в какой-то момент мы с Аней решили создать волонтерскую организацию подобного плана в Вышке. Но это было не так-то просто, потому что толковой информации о том, как это сделать, почти нигде нет. Поэтому мы долго разбирались с этим, после чего нам предложили стать частью большой волонтерской организации Вышки Icef Outreach.

Аня Б.: Это основная волонтерская организация Вышки, они ездят в детские дома, устраивают праздники, Bake Sale-ы тоже устраивают они. Нас объединили по тому принципу, что все мы занимаемся детскими домами, но у нас совершенно разные профили.

Аня С.: Они устраивают красивые мероприятия, а мы детей учим. В результате, только к началу января мы придумали, что и как будем делать, начали составлять договор. Это тоже было довольно сложно, ведь составляли его мы с Аней. Потом начали активно обсуждать, какие репетиторы нам нужны, к тому времени у нас уже начали набираться ребята, но в основном, с гуманитарных факультетов, они были готовы преподавать русский язык, литературу, обществознание. Но, к сожалению, дети в детском доме такие предметы почти не выбирают. Нужны были математика, физика, химия. Их поиском занялся Егор, он же составлял расписание.

Трудности

Егор: Там были свои сложности: сначала у меня все получалось, но потом я натолкнулся на небольшую проблему - неотзывчивость со стороны волонтеров, которые не предупреждали о том времени, когда они занимаются с ребятами. Первые силы мы бросили на выпускные классы: 9 -11, а вообще занятия проходят примерно с 70-ю детьми. У некоторых ребят были серьезные проблемы, доходило до того, что они были на грани отчисления из школы, или их могли оставить на второй год, могли не допустить до экзаменов, им мы помогали в первую очередь. А потом, когда волонтеров стало больше, мы начали распределять их и на пятые классы.

Аня Б.: Надо сделать так, чтобы волонтеры не терялись. Есть, конечно, такие ребята, которые честно пишут нам: «не могу ездить, не получается найти общий язык с ребенком или составить расписание удобное». А есть и такие, которые молча пропадают. Нам же не всегда удается это отследить, бывает, что воспитатели говорят, что к одному из детей уже месяц никто не приезжает, а это фатально для ребят. Дело в том, что раньше при детском доме была школа, а потом всех расформировали по обычным московским школам. Естественно, за ними никто бегать не собирается, а требуют от них как от других детей. Экзамены им придется сдавать наравне со всеми.

IMG_1645

Первое впечатление

Аня Б.: Самое первое, что я заметила, - в детском доме очень тепло.

Аня С.: Там и правда жарко.

Егор: Топят как в аду.

Аня Б.: Если серьезно: дети очень дружелюбные,  любят общаться.

Егор: Я был в прострации еще две недели после первой поездки. Все было очень просто, вопреки разным мифам о детских домах. Но с другой стороны - чувство безысходности, которое не покидало меня еще очень долго. Когда я впервые приехал, увидел парнишку, потом узнал, что у него рак, и тут до меня начинает постепенно доходить: я нахожусь в детском доме на окраине Москвы, передо мной только что прошел ребенок, у которого рак, а он хочет поступить в университет им. Губкина. А все мы знаем, что такое рак (по счастью, если о нем можно говорить в данной ситуации, сейчас дела у него налаживаются). Когда я приехал в первый раз, на меня все это вылилось разом. Я приезжаю в общежитие, наливаю чай в кружку, которую подарила мама, чай, который купил на деньги папы, приходят соседи, которые только что звонили своей семье. Я понимаю, что я не в этой вселенной, это продолжалась две недели. Потом я отошел, понял, что и в детском доме есть своя жизнь, а дети правда хотят учиться, но не знают основ дисциплины.

Аня С.: У нас было по-другому, я ездила туда с кучей стереотипов,  волновалась, но, когда мы приехали туда, нам сразу дали детей, мы все собрались, они стали рассказывать что-то. Я поняла, что с ними очень комфортно, мы моментально нашли общий язык, они называли меня на «Вы» и очень радовались, когда я отвечала им тем же. Теперь мы общаемся как друзья, недавно мой подопечный Леша ездил на ферму и смотрел собак хаски, он сфотографировал их и прислал мне. Это было очень мило.

Ученики

Аня С.: У детей очень большая проблема с тем, что у них мало информации о других вузах. Планы у них есть, но очень абстрактные, мой подопечный хочет заниматься нефтью и газом, почти все дети хотят поступить в Университет Нефти и Газа им. Губкина, они все хотят много зарабатывать. Иногда дети не представляют, как устроено обучение в университете.

Аня Б.: Они живут в своем изолированном мире, хоть сейчас и учатся с московскими ребятами. Все равно это замкнутый социум, ребятам сложно представить, что за стенами детского дома все будет сложней. Нам, волонтерам, тоже тяжело, мы не знаем, как нужно преподавать, но стараемся это делать как можно лучше, стараемся давать свои советы.

Аня С.: Мы стараемся контролировать процесс, но проблемы все же возникают. Есть особенные дети, с которыми больше сложностей, у них жестокое отношение друг к другу. Есть люди, которым очень сложно сосредоточиться и смириться с тем, что они чего-то не понимают. Всем детям очень обидно, когда у них что-то не получается, а это происходит очень часто. В этот момент нужно поддержать ребят, ведь некоторые абсолютно уверены, что у них ничего не получится, поэтому не видят смысл в том, чтобы учиться, и опускают руки.

Егор: В них сочетаются, как ни странно, большие амбиции и низкая самооценка. Мальчик, с которым занимаюсь я, очень удивился, когда узнал, что хорошо справился и с изложением, и с сочинением, у него появилось желание заниматься. Главное – показать ребятам, что они могут справиться со всем, что они такие же дети, как и остальные. Повысить их самооценку вряд ли получится быстро и просто, но им можно показать, что они могут знать  не меньше, чем другие дети.

Аня С.: Важно еще то, что  многие дети не любят какой-то предмет лишь потому, что просто не понимают его, но через какое-то время они проявляют интерес, потому что у них что-то получается. У нас есть пару проектов, которые направлены не совсем на учебную деятельность: наши волонтеры возят детей на Семеновскую заниматься 3D-моделированием. В детском доме у них мало возможностей работать с компьютером. Туда, например, ездит мальчик, который долгое время не интересовался вообще ничем, а сейчас он фанат этого. Есть мальчик, которого хотели отправить в класс коррекции, но ему стало интересно заниматься моделированием, и он делает  успехи.

Аня Б.: Как-то мы ездили в детский дом, было уже поздно, девочка принесла нам чай, и конфеты это было неожиданно. А однажды на занятии моя подопечная сказала мне, что, оказывается, бывает очень интересно учиться, мне было приятно, ведь они часто жалуются на своих учителей в школе.

Егор: Когда мой подопечный написал тест по русскому на 5, он очень сильно удивился. Тогда я сказал ему, что, если он сдаст на 5 экзамен, я научу его играть на гитаре, ведь он всю жизнь об этом мечтал.

Аня Б.: Дети хотят учиться, мало тех, кто убегает или прячется, когда мы приходим. Редко бывает такое, что они совершенно не хотят идти навстречу. Чаще всего это заключается чисто в психологических проблемах.

Егор: Наша задача не научить их предмету, а стать им друзьями, просто научить существовать в социуме. Мы занимаемся поиском общего языка, ребятам в этом социуме жить, поэтому им это приносит большую пользу, да и не только им, но и нам – мы учимся добру. Я стал добрее.

Планы на будущее

Аня С.: У нас получилась не чисто вышкинская организация, есть волонтеры из самых разных университетов. У нас очень много сайт-проектов, мы хотим сотрудничать с детскими домами, где помощь нужна не с учебой, а детям-инвалидам, помощь участием, самое важное – это нужно делать постоянно. Приезжать раз в месяц не дело, это бесполезно. Нужно постоянство, это самое слабое место проекта. Вот представьте: в январе приходит волонтер, он занимается с ребенком, потом на него наваливается реальность: курсовая, экзамены, сессия, все, что угодно, человек просто не может больше заниматься. Система не идеально налажена, мы будем все сильно переделывать, начиная с сентября.

Егор: Хотим сделать курсы режиссерского мастерства для детей, их обещал организовать мой товарищ-режиссер, хотим научить ребят разбираться в хорошем кино. Также курс социализации - необходимая вещь:  рассказывать, как платить налоги, как гладить, как готовить. Мы сможем объяснить все это на своем опыте, ведь мы сами познаем эту жизнь. Есть планы на дополнительные курсы, ведь много ребят-художников, которые хотят присоединиться к этому. Мне кажется, что у нас с детьми нет сильного возрастного барьера, поэтому нам будет легче это сделать.

Аня С.: Есть даже вышкинский проект, совместный с buddy club. Дело в том, что у многих детей довольно удачная ситуация, - есть программа, по которой они ездят в Италию, живут там стабильно в одной и той же семье. К 18 годам они могут переехать к этой семье и поселиться там. У дисциплинированных детей, которые хорошо учатся, есть такая возможность. Около 10 детей ездят туда с 7 лет, поэтому есть ребята, которые свободно говорят на итальянском языке. Мы подумали, что было бы хорошо пригласить студентов из Италии и сделать  культурный вечер, вечер итальянской кухни. Можно собраться и вместе что-то приготовить, пообщаться.

Аня Б.:  Для маленьких детей это может послужить толчком к изучению иностранных языков.

Егор: Правда, на следующий год у нас уже есть планы, пока все на стадии задумки, мы хотим получить еще один-два детских дома и открыть филиалы нашей организации в других городах, договориться с людьми из других кампусов Вышки, из других университетов. Хочется отметить, что нам всегда нужны волонтеры, поэтому будем рады новым людям.

Текст подготовила Екатерина Иваненко.