Сергей Горяшко ВШЭ

Есть ли жизнь после журфака

Все мы в свое время очень серьезно подходим к выбору университета, однако никто не может сказать точно, что будет в будущем. Успешность в будущем зависит от вуза или же потенциал каждого из нас играет более важную роль? Пообщались с пятью выпускниками российских университетов и постарались разобраться

МГУ

Анастасия Дорофеева

circle (3)

Я поступала без экзаменов в качестве призёра Всероссийской олимпиады и до сих пор считаю, что мне повезло. По сути, я практически не готовилась к олимпиаде, узнала, что прошла, за две недели до поездки. Поначалу думала, что не смогу соперничать с людьми, которые до часу ночи зубрят литературу, но мне вполне хватило знаний и, пожалуй, везения.

В МГУ, если ты действительно учишься, учиться сложно; если приходить только на зачёты и экзамены — ничего. Я человек–перфекционист, но в первую же сессию получила пересдачу.

Закончив МГУ, могу сказать, что среди плюсов этого университета — возможность выбрать три специализации. Ты можешь выбрать платформу, на которой хочешь работать, тему и второй иностранный язык, а следовательно и медиаландшафт этой страны.

При этом не хватает того, что было до бакалаврской программы: специалисты выбирали одно направление и занимались по нему пять лет. У нас возможность выбора появилась только на третьем курсе, поэтому по углублённой программе учились всего два года. 

Пожалуй, мне, как радийщику, хотелось больше времени проводить за микшером или у микрофона в студии. С другой стороны, до момента выбора мы могли попробовать себя во всех направлениях.

Что касается минусов, на журфаке МГУ, конечно, есть связи, возможности, но это только телеканалы и радиостанции ВГТРК или «Газпром-медиа», а он уже не такой именитый, как был когда-то. Приходишь к работодателю, кладёшь диплом на стол, а он тебе: «Господи, да сколько можно?»

Тем не менее, полученные знания оказались полезны. Я благодарна своему факультету за то, что он учил нас работать в программах, которые действительно используются на радиостанциях. Последняя моя стажировка прошла на русскоязычной радиостанции в Германии. Судя по отзывам и личному общению с руководством, я обошла их ожидания.

Внутри учебного процесса была своя практика, которая зависит от кафедры. Нам, радийщикам, повезло: у нас каждую неделю по несколько раз были учебные программы, нас гоняли по всей Москве и заставляли собирать пакеты из живых звуков. 

Это было здорово. Что касается практики при самих СМИ — всё стандартно. Месяц ты проводишь под началом классного редактора. Причём практику предоставляют. Я проходила её за три дня на фестивале «Нашествие». Кроме того, большинство моих однокурсников, да и я сама, ездили по редакциям и предлагали свои кандидатуры в качестве стажёров.

Я не имела возможности искать работу сразу после выпуска и очень об этом жалею. Сейчас работаю копирайтером, пишу о музыкальных событиях. По сути, это рекламные тексты для сайтов продажи билетов. Теперь ещё есть удалённая работа редактора сети радиостанций по ресторанам, гостиницам и так далее, которая мне ближе.

Если говорить о коллективе, то всегда есть ребята, с которыми хорошо общаешься и продолжаешь общаться, будь то школа, университет или работа. Тем более, я жила в общежитии, и у меня были соседки, с которыми никак не удаётся расстаться.  Вообще, у нас сложилась очень дружная компания, которая до сих пор с радостью встречается. Нам есть о чём поговорить, вспоминаем учебные моменты.

СПбГУ

Георгий Устинов

circle (1)

Я поступал по ЕГЭ и творческому. Готовился около двух недель. Поскольку примерные темы эссе и собеседования были известны, то была возможность проработать каждый вариант. Сам конкурс был утомительно долгий, так как мы в порядке живой очереди сдавали. Но я помню, что паниковал только первые двадцать минут.

СПбГУ, как мне казалось и как оказалось на самом деле, лучший вуз страны для журналистов.

И в первую очередь это касается практики — у нас своя мини-типография и одна из лучших в стране теле- и радиостудий. Свои силы можно попробовать там с первых дней. 

Есть возможности как для записных, так и для прямых эфиров — это сразу делает знания применимыми на практике. Я учился на кафедре телерадио, специальность была радио-журналистика. Поэтому непосредственно навыки работы с техникой и ПО реализованы в полной мере.

На журфаке СПбГУ своя теоретическая база (как и в МГУ) — свои теории о функциях и ролях журналистики, большая кафедра теории коммуникации — это хорошие возможности для научной деятельности. И, пожалуй, лучшая кафедра медиадизайна, как с теоретическими подходами, так и в практическом плане. Плюс, я считаю, журналистика — это в первую очередь связи, а этого журфак тоже подарил достаточно.

Если говорить о недостатках, то не хватает серьёзных курсов по медиа-аналитике, экономике и менеджменту СМИ. Здесь журфак СПбГУ проседает серьёзно. Также я бы сделал больший упор на иностранные языки — кафедра МЖ (прим. редакции — Международная Журналистика) у нас очень сильная, а вот языков не хватает. Это важнее медиа-аналитики и прочих курсов.

Что касается отношений внутри коллектива, у меня был очень дроблёный курс на небольшие социальные группы (не академические). Насколько могу судить, в этих группках связи до сих пор остались достаточно тесными (но мы выпустились только в 2014, надо учитывать).

Со своей академический группой у меня очень тесные связи, с друзьями из университета очень близкие отношения. В этом, кстати, наш журфак тоже выигрывает — у нас очень камерная атмосфера, много внеучебной деятельности, которая позволяет общаться со студентами разных курсов и даже выпускниками. Это здорово помогает потом в работе. 

Кроме того, мой случай если не уникальный, то очень редкий — у нас сложилась творческая группа с однокурсниками, и периодически мы занимаемся коммерческими проектами.

Ещё в школе я мечтал работать в КоммерсантЪ. Сейчас я работаю в редакции радио этого издательского дома. Конечно, меняются предпочтения по темам и так далее, но целевые и ценностные установки мало поменялись – скорее, укрепились.

МГИМО

Инна Деготькова

circle

Я поступила без экзаменов как призер Всероссийской олимпиады школьников по литературе. Так как я лет с 15 занималась журналистикой, работала внештатником в местной газете в родном городе Пенза, журналистика казалась самым подходящим делом для меня. До последнего не верилось, что меня вот так просто, без абитуриентской нервотрепки возьмут в МГИМО.

Я думаю, особенность МГИМО – это количество иностранных языков и качество преподавания редких языков. То есть, если уж тебе достался в МГИМО какой-нибудь фарси или пушту вместе с обязательным английским, вполне возможно, что после окончания университета фарси, с его вязью справа налево, ты будешь знать лучше, чем английский, которым каждый студент МГИМО должен владеть априори.

В начале учебы на МЖ МЖ (отделение международной журналистики на факультете международной журналистики) каждый представлял себя в будущем крутым журналистом-международником, который ведет блестящие репортажи из европейских столиц. А потом оказывается, что поступление в МГИМО не гарантирует успешной карьеры.

Поэтому многие начинают заниматься тем, что получается, что легче и понятнее. Некоторые уже к середине обучения теряют всякий интерес к журналистике, погружаются в изучение языков, пытаются хоть как-то дотянуть до окончания бакалавриата, а дальше будь что будет.

Со мной такого не случилось: я все-таки решила связать судьбу с профессией. Я не могу сказать, что спустя пять лет после начала учебы как-то кардинально изменилось мое отношение к журналистике. Зато амбиции стали поумереннее, появилось осознание того, что корочка диплома – это последнее, на что обратят внимание работодатели. Первое – это опыт работы и портфолио.

Сейчас я работаю в Постоянном представительстве Республики Ингушетия при Президенте РФ, в пресс-службе Главы Республики Ингушетия в Москве. Для меня это неожиданный опыт. Во-первых, это связи с общественностью, а не привычная мне журналистика. Во-вторых, это госслужба со всеми ее плюсами и минусами. В журналистике важно стать универсалом, попробовать себя в разных жанрах, ипостасях. Я всегда готова идти дальше, развиваться. Другое дело, что в современных медийных реалиях очень сложно менять род деятельности без определенных навыков.

Не все знания возможно превратить в опыт. Очень многое из того, что изучили в МГИМО, повлияло на общее развитие, но нас не научили работать. Всесторонняя подкованность – это важно, но в профессии зачастую ценятся практические умения. Даже если ты получил прекрасную теорию от лучших практиков, у тебя ничего не получится с первого раза, и со второго, и с третьего. 

Больше всего времени мы проводили с одногруппниками из небольших языковых групп, поэтому общались в основном с ними. После окончания бакалавриата всех разбросало: кто-то поступил заграницу, кто-то окунулся в работу, меня захватила взрослая жизнь, новые знакомые. Я общаюсь с ребятами с других курсов и факультетов, с друзьями из общежития.

Я бы ввела обязательную практику на всех факультетах, больше внимания уделяла бы профориентации и сделала бы атмосферу в университете более душевной, а то в МГИМО все серьезные очень.

Абитуриентам журфаков я бы пожелала сто раз задуматься перед поступлением. Нет такой науки «Журналистика». Это профессия, опыт, ремесло, если хотите, талант. Если вы все-таки решили остановить выбор на журфаке, то идите работать как можно скорее, пишите, снимайте, ищите инфоповоды, практикуйтесь.

МГУП им. Фёдорова

Леонид Волотко

circle (2)

Когда светлое время суток детства проводишь во дворе на футбольной коробке, а тёмное — за просмотром Лиги чемпионов, приглушая телевизор так, чтобы, с одной стороны, было слышно комментатора, с другой — родители не заподозрили, что ты не спишь, над выбором профессии особо думать не приходится. С профессиональным футболом ничего не вышло, но лет с десяти я уже знал всех комментаторов и был уверен, что это самая крутая работа на планете. Но на комментатора у нас (и не только у нас, а везде) нигде не учат, поэтому для начала было главным — поступить на журфак. Неважно, какой. На тот момент мне наивно казалось, что путь в профессию лежит исключительно через него. Хотя это, конечно, огромная глупость — так считать.

Знакомых из других журфаков у меня практически нет, да и сам я, к счастью, окончил только один вуз, поэтому сравнивать мне сложно. Когда учился в МГУП, казалось, что не хватает многого, но раз я кем-то в профессии всё же стал (сейчас работаю на МатчТВ), значит, всего хватало.

Если серьёзно, то главная проблема — журналистов готовят не журналисты. Не хочу показаться высокомерным, но когда у тебя на третьем курсе публикаций больше, чем у твоего преподавателя по профильному предмету — это выглядит по меньшей мере странно.

Но повторюсь — наивно и в корне неверно думать, что на журфаке тебя научат работать. Это делается в редакциях и только там. Как я уже сказал, журфак не готовит журналиста, который бы выпустился из университета и на следующий день начал бы писать идеальные тексты в какой-нибудь газете. Лично мне журфак дал хороший русский язык (после школы он у меня был ужасный), слегка подтянул знания по литературе, истории и вкратце ввёл в общую картину профессии. Ну и научил выкручиваться из самых безвыходных историй, конечно же.

С коллективом мне повезло — народ у нас был реально дружным, а большинство людей — реально интересными и умными. Со многими периодически списываемся, общаемся. Видимся реже, но с графиком работы каждого это действительно сделать непросто.

Мы учились в старейшем здании на Сухаревской, где в одной из аудиторий выступал Шаляпин, а некоторые аудитории — в прошлом конюшни; в студенческой жизни это казалось плохим, а сейчас вспоминается самыми тёплыми и добрыми словами.

Поэтому с точки зрения инфраструктуры я бы ничего не трогал. Зарплаты бы преподавателям повысил — это да. Насколько я слышал, в последние годы с ними было тяжко, а терять таких людей для университета, конечно, было бы неправильно и обидно.

НИУ ВШЭ

Сергей Горяшко

circle (4)

История поступления у меня не образцовая — в 2010 году я поступил на факультет прикладной политологии Вышки, причем выбирал я между политологией и истфаком МГУ. В итоге оказался в ВШЭ — просто Вышка раньше других выложила списки рекомендованных к зачислению.

Я проучился на политфаке полгода и понял, что это безумно интересно, но немного не мое. В итоге зимой я перевелся на первый же курс Факультета коммуникаций, медиа и дизайна, только тогда он назывался отделением деловой и политической журналистики факультета прикладной политологии.

Поэтому и перевестись получилось довольно легко. Потом, уже на втором курсе, зимой я сдавал свою сессию и сессию за первый курс одновременно. Было весело. Не знаю, как я выжил. Тут отдельное спасибо надо сказать Анне Григорьевне Качкаевой и Ольге Евгеньевне Романовой.

На факультете есть совершенно прекрасная атмосфера большой семьи. Тут очень уютно. Это если о личном. А если об учебном — нигде кроме Вышки не уделяют столько времени прикладным навыкам и практике. Это здорово: журналистика все же ремесло и ей нельзя научиться, сидя за партой. Этой заезженной фразе уже сто лет, однако в других вузах почему-то все равно пытаются учить журналистов в пыльных аудиториях, рассказывая студентам про гранки, корректорские знаки и газету «Правда».

Тот, кем я был и кем стал – это, конечно, разные люди. Я очень изменился, даже внешне. Нынешнее место работы мне очень нравится, но времена, когда люди вкалывали на одной работе по 10-15-25 лет, давно прошли, и, конечно, я думаю попробовать что-то другое. Что именно — пока не скажу.

Знания, полученные в университете, помогли и помогли сильно. Во-первых, общие знания о политике, экономике, истории и истории медиа нужны и важны всегда. И для работы, и для общей эрудиции. Во-вторых, обилие письменных работ в Вышке помогло мне набить руку и получить опыт в написании текстов (а именно этим я сейчас и занимаюсь на работе в «Коммерсанте»). В-третьих, Вышка научила делать большие объемы работы в сжатые сроки и не паниковать по этому поводу. Ну, как минимум, научила делать дело, пусть даже в состоянии легкой паники.

Если говорить о коллективе, то он у нас был довольно сплоченный, с большинством однокурсников общаемся и дружим до сих пор.

Единственная вещь в Вышке, которую бы я хотел изменить — переделал бы с нуля всю систему LMS (прим. ред. — Learning Managing System — ненавидимая абсолютно всеми студентами и преподавателями Вышки система, которая преимущественно используется в качестве зачетки и постоянно лагает).

Что бы пожелал абитуриентам? Не бойтесь. Не паникуйте. Читайте литературу. Читайте новости, много. Вкалывайте, не жалея себя. Обязательно идите работать, туда, куда хочется, пусть и за бесплатно; если вам действительно понравится эта работа, вы всего добьетесь. Обязательно отдыхайте, хоть иногда. Гуляйте с друзьями, съездите в Поречье, устройте себе посвят, пробейте пары (последнего я вам не советовал, если что). В конце концов, вы молодые и свободные – живите на всю катушку, черт возьми.

 

Автор: Алина Матинян