wfl7-dvpdgw

Выборы уполномоченного 2016: all in all

Сегодня и завтра в Московском кампусе состоятся выборы в студсоветы и выборы на пост уполномоченного по правам студентов. Последние несколько недель многие внимательно следили за предвыборной гонкой. Наиболее яркими кандидатами на пост омбудсмена оказались Андрей Буханцов, Виктор Воробьев и Федор Кабанов, остальные отказались от предвыборной агитации. Федор выбыл из гонки, для двух других наступил день Х. Мы задали кандидатам последние вопросы перед голосованием и обсудили итоги предвыборной кампании

Почему ты хочешь стать уполномоченным, что мешает тебе без должности выполнять ту же работу?

Виктор Воробьев:

Я хочу быть уполномоченным, потому что я сам участвовал в создании этого института на российском уровне и сейчас Вышка — это пилотный проект, поле экспериментов. Тут важно показать его состоятельность, что он действительно может приносить позитивные изменения, чтобы Вышка стала примером для всех университетов. Должность, конечно, не даёт никаких специальных полномочий. Обращаться к администрации может каждый, однако мало кто обратится за помощью к рядовому студенту, да и у администрации это вызовет вопросы.

circle-1

Если ты хочешь защищать права других, нужна легитимность, она и приобретается благодаря должности. К тому же, при избрании определенных изменений, возможно, удастся добиться быстрее, а без избрания времени на них может не хватить вообще.

Андрей Буханцов:

Есть проблемы, которые я не могу решить, и меня это не устраивает. Бывали ситуации, когда я доходил в решении проблем до определенной точки и дальше уже не мог двинуться вперед, потому что мне банально не хватало полномочий. Без должности у меня часто связаны руки. Если меня выберут, то эта проблема решится и я смогу пойти намного дальше, чем сейчас.

Продолжишь ли ты пытаться реализовать пункты своей программы, если проиграешь выборы, или все это просто для агитации?

Виктор Воробьев:

Часть программы я буду реализовывать в любом случае, но есть пункты, которые сложно или невозможно реализовать без должности, позволяющей вести переговоры. Для меня пост омбудсмена — это не еще одна строчка в резюме, а инструмент для реализации позитивных изменений. Тем более, что у меня всяческих регалий, связанных со студенческим самоуправлением, более чем достаточно, одной больше одной меньше. Для меня важно действительно сделать жизнь студентов Вышки лучше, в том числе и свою, как студента Вышки. Если я одержу победу на выборах, то получу определенные обязательства, а значит буду уделять этому время.

circle-2

Андрей Буханцов:

Я надеюсь, что не проиграю, ну и конечно, я продолжу работать. У моего главного оппонента вообще нет никакой истории взаимодействия со студорганизациями и, если он выиграет, я надеюсь, мы на этой почве с ним посотрудничаем.

Зачем нужна была таргет реклама и сколько вы на неё потратили?

Виктор Воробьев:

Денег ушло немного, 300–500 рублей. Мы проводили эксперимент, чтобы понять, как это работает и есть ли смысл это делать. Сроки предвыборной кампании короткие, к сожалению, организаторы не очень пиарят сами выборы. Мы решили не пропиарить лично меня, а сделать так, чтобы люди вообще узнали, что эти выборы проходят, и пришли на избирательный участок. Мне кажется, мы с этой задачей справились и смогли немного улучшить ситуацию.

Андрей Буханцов:

Таргет реклама стоила 500 рублей. Не такие уж большие деньги, чтобы считать это серьёзным вложением, да и не я один её использовал. Выборы покажут, принесла ли она свои плоды. Узнаем в среду.

Что думаешь в итоге об оппонентах и их кампаниях?

Виктор Воробьев:

Были попытки построить кампанию на критике моей программы. Это, с одной стороны, хорошо — ведь нужно дискутировать, потому что только так программа может стать лучше. С другой стороны, если вся кампания построена на критике чужой программы и только на обсуждении оппонента, это просто значит, что нет своей повестки.

Хочется, чтобы выборы стали конкуренцией программ, чтобы предвыборная гонка проходила более цивилизованно без перехода на личности. Я и моя команда подчеркнуто корректно вели наши публичные страницы и в первую очередь освещали нашу деятельность и нашу программу.

Андрей Буханцов:

К сожалению, многие члены команды Виктора переходили на личности, оскорбляли меня и моих друзей, которые даже не имеют отношения к кампании. Некоторые из них умудрились оскорбить семью моих друзей, которые вообще никак с кампанией не связаны. Меня это расстроило и я надеюсь, что после выборов, кто бы ни победил, Виктор как-нибудь пойдет навстречу и мы с ним спокойно обсудим все наши разногласия.

Кабанов же снял свою кандидатуры, но я думаю он и шел во все это just for fun.


После дебатов организаторы провели голосование во Вконтакте, в результате которого кандидаты обвинили друг друга в накрутке голосов, а Федор Кабанов снялся с выборов. В своей группе Федор заявил, что кандидаты обманывают людей и используют административный ресурс, чтобы одержать победу в ничего не значащем голосовании. 


Ты использовал административный ресурс и накручивал голоса в опросе?

Виктор Воробьев:

Я не мог использовать административный ресурс, потому что у меня его нет. Я в московской Вышке только с сентября. У кого-то может быть доступ к группам курсов, программ и студсоветов, а у меня нет. Были группы, которые поддерживали других кандидатов, были группы, которые поддерживали нас. Я ради интереса на свою страницу репостнул, больше, правда, чтобы внимание к дебатам привлечь.

Надо отметить, что мы всегда договариваемся, если за нас где-то агитируют, что те люди, которых группа представляет не против. Опрос — это элемент шоу, связанный с дебатами. Мы все пониманием, что результаты в любом случае нерепрезентативны. Поразвлеклись, проголосовали и замечательно.

Андрей Буханцов:

После дебатов я зашел посмотреть и обнаружил репост в сторонние сообщества, которые вообще не имеют отношения к Высшей школе экономики. Посмотрите на сообщество «Российское студенческое самоуправление». Здесь 30 тысяч участников. Оно не имеет никакого отношения к Вышке и полностью состоит из репостов команды Воробьева. О какой накрутке тут может идти речь?

Лично я не вижу смысла оправдываться. Я находился на сцене перед камерами и не знал, что происходит, но после я проанализировал ситуацию и понял, что все эти репосты были сделаны нашими сторонниками в свои собственные группы, поэтому накрутки тут я не вижу. Все эти группы имеют прямое отношение к ВШЭ. Своим сторонникам я могу только сказать спасибо за поддержку.

Что ты думаешь о том, что Кабанов снимает свою кандидатуру?

Виктор Воробьев:

Я думаю, что это продолжение всей тональности команды Федора. Она начиналась как кампания-шарж на всё происходящее. Шутливая и где-то шутовская. Все понимают, и Федя не хуже других, что период, когда возможно было сняться с выборов уже закончился и что его заявление никакого значения не имеет и не влияет на то, что в бюллетенях будет написано. Так что это, можно сказать, пиар ход. Проблема в том, что наша команда работает с серьёзными намерениями, и мы действительно хотим сделать что-то полезное для студентов, а вот Федина команда, по-моему, просто хочет высмеять эти выборы и превратить институт уполномоченного из реального работающего инструмента в очередную шутку. Что в принципе могло бы быть оправдано, будь у наших студентов много действенных инструментов для защиты своих прав.

Андрей Буханцов:

Я знаю Кабанова давно и могу сказать, что он еще может сделать что-нибудь интересное. Пока выборы не пройдут некорректно говорить о том, что он снял кандидатуру. Может быть, он вообще сейчас скажет, что надо голосовать за Егора Рублева или Соню, у которых не было агитации. Или объявит, что передумал — это же Федор Кабанов.

Наша редакция поговорила с Федором Кабановым — человеком, который обещал мемы и защиту прав меньшинств, но снял свою кандидатуру за день до выборов

circle

Федор Кабанов:

Мы договорились с избирательной комиссией, и мне разрешили сняться с выборов. Завтра, когда вы увидите на бюллетени «Кабанов Федор Ильич», прошу за него не голосовать и не портить бюллетень. Только если вы очень хотите. Или хотите проголосовать против всех и нет желания выбирать из этих четырех кандидатов. Тогда вы можете поставить крестик за меня, и бюллетень будет считаться испорченной, чего я в какой-то мере и добивался.

Моя анкета кандидата была заполнена самой последней. Я пытался восстановить престиж Высшей школы экономики, потому что эти выборы тогда уже перешли границу этики и начали больше позорить Вышку, чем прославлять ее.

Дебаты все показали, если люди накручивают голоса, а мы побеждаем с тремя репостами. Многие ждали от нас, что мы будем эпатажными на дебатах, но мы вышли и разрушили стереотипы обо мне и нашей предвыборной кампании. Наши оппоненты к такому оказались не готовы.

Я считаю, что должность уполномоченного сильно много не решает. Она не даёт противовеса, но даёт какое-то другое мнение со стороны. Кажется, что студенческий совет зашкварился и уполномоченным выступает человек, который даёт дополнительное мнение. Если настроить деятельность локальных студсоветов, то должность уполномоченного уже не видится такой уж важной должностью, за которую эти два кандидата устраивают резню. Должность уполномоченного для того, чтобы продвинуть и засветить себя, но это не самое важное.

Несмотря на то, что я снялся с борьбы за пост омбудсмена, у меня остаются проекты, за которые я буду бороться. Мы с Димой Шминке пришли к тому, что будем сотрудничать в сфере улучшения качества образования. Будем менять методику проверки ПУДов, также у меня есть идея по поводу проектной деятельности: не везде кредиты сходятся, а в положении написано очень непонятно, а значит есть над чем работать.

По поводу того, почему я снялся с выборов, подробно написано в нашем официальном пресс релизе в группе, больше я пока ничего не скажу. Я посмотрю на результаты выборов и, может быть, выступлю по этому поводу. Сейчас я хочу сохранить нейтралитет и не переходить на личности, как это делают многие кандидаты.

Еще я бы хотел сказать, что ничего не смог бы без своей команды, они классные ребята и очень много сделали. Я вносил актуальные в стенах Вышки предложения, а они переделывали их, чтобы это было смешно.