dsc_1199

Не для школы, а для жизни издательство

С 30 ноября по 4 декабря в ЦДХ на Крымском Валу проходит ярмарка интеллектуальной литературы Non/fictio№, где можно найти книги Издательского Дома ВШЭ. The Вышка побеседовала с главным редактором Валерием Анашвили о роли ИД в жизни вуза и студентов, а также о пути от автора машинописного школьного издания до главного редактора философско-литературного журнала «Логос»

О начале издательской деятельности

Мои родители хотели, чтобы их сын, как и они сами, получил техническое образование. Во всяком случае, о философии поначалу даже не мечталось. На самом деле, это была довольно типичная траектория советского молодого человека, окончившего школу, из нашего класса почти все поступали в МАИ, МИФИ и т.д. Альтернативы этому я просто не видел. Поступление на философский факультет и не куда-нибудь, а в МГУ, казалось тогда чем-то невозможным, сложным, недосягаемым. Даже в голову не приходило. Так я оказался в МАИ на факультете радиоприборостроения. Но скоро понял, что это совсем не мое. За два года обучения там я так и не научился отличать диод от триода. В конце концов мне пришлось уйти, отчасти в силу накопившихся «хвостов», отчасти по другой причине.

Еще в старших классах школы мы с друзьями делали машинописный журнал, который назывался “Щас”. Раньше это было оригинальное название, сейчас уже нет — в связи с появлением олбанского языка на просторах соцсетей. После поступления в вузы мы продолжали жить совместной интеллектуальной жизнью и делать этот журнал в количестве 4-х копий. Однажды какого-то студента с моего курса, которого я даже не знал, заметили листающим что-то на лекции. В те времена с этим было строго, оказалось, студент читал наш журнал. Там стояла моя фамилия.

В ректорате быстро нашли, кто я такой, отвели в кабинет проректора с присутствующим там особистом (тогда при каждом вузе был человек из КГБ, следящий за тем, чтобы в университете было все правильно и покладисто). Стоит сказать, в журнале не было никакой политики, просто что-то веселое, с шутками, с рифмами, с матом. Но в нем вдруг увидели опасность как в чем-то просто машинописном, сделанном своими руками, неофициальном. В кабинете мне мягко сказали, что лучше прекратить работу над журналом.

Меня не отчислили, но разговор у проректора совпал с моментом, когда я осознал свое равнодушие к отличиям между разной толщины линиями на чертеже летательного прибора. Я понимал, что дальнейшие перспективы обучения в этом вузе крайне шатки. Поэтому оставил вуз и пошел в армию. Там я писал рефераты про Гегеля и Маркса для начальства моей войсковой части, которое заочно училось в Москве в военной академии. Командир части и замполит были очень радушными и благодарными людьми, перед моей демобилизацией они сказали: “Неплохо у тебя получалось с этими философскими умниками, давай мы дадим тебе рекомендацию в МГУ”.

Так я попал на философский факультет МГУ.

Три книги ИД ВШЭ, которые Валерий Анашвили рекомендует к прочтению каждому:

1. Юн Эльстер «Объяснение социального поведения. Еще раз об основах социальных наук»
2. Эрик Райнерт «Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны
остаются бедными»
3. Томэ Д., Шмид У., Кауфманн В. «Вторжение жизни. Теория как тайная автобиография»

История одного выпуска журнала “Логос”

Хотя “Логос” считается академическим изданием, порой мы начинаем отходить от традиционного понимания академизма, делаем номера о неожиданных вещах, которые другие научные издания считают недостойным освещать у себя.

Один из моих любимых номеров последнего времени — про блюз — в нем мы совместили печатный номер с диском, на котором записаны композиции российских блюзменов.

Для многих людей, которые слушают разные музыкальные жанры в виде досугового занятия, например, путешествуя в наушниках в метро по пути в университет, и даже для тех, кто профессионально занимается музыкой, может быть открытием, что совсем рядом с ними, допустим, на параллельной улице, выступают в небольшом клубе музыканты, играющие в непривычном для них жанре, но делающие это крайне интересно и профессионально.

И блюз оказался такой странной музыкой. Мы с друзьями слушаем разную музыку, но оказалось, что никто из нас не знал о существовании такой довольно развитой субкультуры, как российский блюз. В Москве есть клубы, в которых исполняются невероятно красивые и угарные блюзовые вещи, есть несколько десятков музыкантов, которые работают с этим жанром и делают это на действительно серьезном уровне.

И вот для этого нашего номера всё сложилось. Майкл Урбан, известный американский профессор, бывал в России в конце девяностых. Как социолог и политолог он изучал здесь разные социальные процессы. По совместительству он был басистом в блюзовом коллективе у себя в Калифорнии и здесь, в России, часто общался с местными музыкантами. Когда он вернулся в Америку, он написал книгу о блюзе в России на английском языке. И мы решили сделать номер “Логоса”, который состоял бы целиком из этой книги. Уже работая над переводом этого текста, мы увидели, что люди, о которых профессор написал у себя в Америке, вообще-то у нас тут продолжают играть, но никто о них не знает. И мы решили, что это нужно исправить, пойти послушать, и оказалось, что в блюзовых клубах звучит прекрасная музыка. И специально для номера мы записали диск, содержащий композиции некоторых интересных московских музыкантов.

dsc_1199

Об ИД ВШЭ в целом

Университетское издательство по своему предназначению – это структура, которая позволяет вывести за пределы университета знания, которые были накоплены и сформированы в его стенах. Это крайне важная задача.

Не все люди в стране имеют возможность приходить днем и вечером в лекционные залы, например, Вышки, но у них есть тяга к знаниям, и для них создано несколько способов трансляции знаний за пределы университета, один из них и самый эффективный – книги.

Кейтлин Фитцпатрик, например, пишет: «Как университет, так и в большей степени издательство при нем, работают в условиях относительной защищённости от требований рынка. Университетские издательства были созданы как канал передачи академического знания широкой публике как раз потому, что коммерческие издательства не были заинтересованы в подобном материале. Данная ситуация послужила развитию теоретического, неприкладного университетского знания, так как специалисты в узких, специализированных областях науки получили возможность публиковать результаты своей работы без оглядки на коммерческую или прикладную выгоду.»

Даже если говорить не только про наше, а про университетские издательства всего мира от Оксфорда и Кембриджа до более мелких: издательства при университетах выпускают в основном те книги, которые читатель должен прочитать, а не те, которые он хочет прочитать. В каком-то смысле издательские дома при университетах формируют читательский канон, связанный с научным знанием.

О финансировании ИД

Как правило, ИД устроены так, что их работу по большей части финансирует университет, заинтересованный в реализации задач транслирования знаний за пределами университета, а также озабоченный узнаванием и ощущением качества своего бренда со стороны внешней публики. Ведь книга является довольно эффективным и авторитетным носителем бренда. Если человек открывает книгу и видит, что она издана в Высшей школе экономики, видит логотип этого университета, и если содержание книги привлекает его, кажется ему интересным, то автоматически у него возникает интерес и уважение к университету. Это довольно недорогой способ рекламы и позиционирования статуса университета в академическом и вообще интеллектуальном сообществе.

Важно лишь то (и это понимает руководство всех ведущих университетов мира), чтобы университет финансировал не конкретные книги или серии, посвященные одной науке, а деятельность издательства вообще. Любая администрация любого университета мира является проводником тех или иных специфических идей, научных концепций, стратегий, у всех есть свой любимый пул сегментов науки, к которым они относятся с большим предпочтением, и как бы люди ни старались соблюдать объективность, если они будут финансировать конкретные направления или – еще хуже – конкретных авторов, у издательства никакого авторитета и перспективы не будет. Так умирают мелкие университетские издательства, погубленные произволом университетского руководства, например, издательство РГГУ.

Еще раз повторю: одна из важнейших функций независимого университетского издательства в академической экосистеме – соединительная.

Редакторы и руководители университетского издательства объединяют сообщества ученых и научных организаций, формируя диалог об актуальных проектах, трендах и сферах общих интересов. Именно университетские издательства выпускают академические труды, которые не рискнут издавать коммерческие издательства, и именно университетские издательства были и остаются каналом распространения новых или апробированных идей, особенно в сфере гуманитарных и общественных наук.

Университетские издательства тщательно отбирают научные книги, которые они выпускают, прислушиваясь к советам референтных представителей научной среды, в то время как коммерческие издательства, как правило, следуют количественному принципу, издавая сотни названий и поверяя опытным путем реакцию рынка. Университетские издательства не просто вслепую издают книгу, например, лауреата нобелевской премии или книгу автора, в прошлом написавшем бестселлер, так как ни то, ни другое не гарантирует вам качества его новой работы.

Как мы понимаем, какую книгу необходимо издать?

Есть такой распространенный у редакторов всего мира способ решения этого вопроса. Как правило, у главного редактора университетского издательства есть круг референтных специалистов в различных разделах науки. И мы, редакторы издательств, задаем таким проверенным людям вопрос: “Какой книги по вашей специальности на рынке не хватает?” И каждый из них формулирует свое представление о книге, которой нет на рынке, но в которой есть необходимость. Так издательство автоматически получает вектор работы.

На самом деле, таких книг, которых «не хватает», много, несмотря на обилие корешков на полках в книжных магазинах. Совсем частный, но показательный пример: когда мы делали “Логос” про музыку и блюз, оказалось, что у нас в стране вообще нет современных книг, посвященных теории музыки.

Нет монографий серьезного уровня, изданных после “Философии новой музыки” Адорно, которые бы разбирались с влиянием музыки на современный социум и взаимодействием с социальными, культурными, политическими и прочими процессами. Это может быть невероятно интересным для каждого из нас. Значит, такие книжки нужно заказать или перевести и издать. И такие примеры можно приводить до бесконечности.

77fof1upfgy

О том, как ИД ВШЭ и студенты нужны друг другу

Так как мы являемся университетским издательством, значимая часть наших книг – учебные пособия. То есть не книги “ученых для ученых”. Стоит, правда, отметить, что у нас пока нет отработанной системы по обнаружению и публикации тех материалов, которые были бы интересны именно студентам. Возможно, нам не хватает обратной связи со студентами. Жду от вас в этой связи предложений.

Я крайне заинтересован в том, чтобы наладить нормальную систему продвижения книг в медиапространстве. Здесь нужна очень интенсивная работа и в различных соцсетях, и в дружественных нам медиа, и эту работу (я уверен – очень профессионально) могли бы выполнять студенты и выпускники Вышки, полные энергии и желания получить соответствующий опыт. Есть “продвинутые” журналисты, которые следят, например, за моей страницей в Facebook и таким образом узнают о наших новинках, но их мало и в любом случае, частная страница в Facebook – это непрофессионально, а наш сайт и официальная издательская страница пока не достигли того уровня известности, которого они достойны. Мы знаем, что есть медиа, которые желают с нами взаимодействовать, но, возможно, им не хватает сил и рук, чтобы осуществлять это взаимодействие на регулярной основе.


Любимые книжные Валерия Анашвили:

1)"Фаланстер" (Москва)
2)"Порядок слов"(СПб)
3)"Все свободны" (СПб)
4)"Пиотровский" (Пермь и Екатеринбург)


Пожелание студентам

Самое главное, не идите на компромисс с самим собой. Нужно ловить момент, пока вы молоды, и заниматься именно тем, чем вы заниматься хотите, делайте именно своё дело, делайте только и исключительно то, за что вы бы испытывали гордость. Не оставляйте дело своей жизни на абстрактное “потом”. Это «потом» не случится никогда. И если видите перед собой непаханое поле проблем, спрашивайте себя: “Если не я, то кто?”

 

Автор: Ирина Чувашёва

Фото: Елена Григорьева

Если Вы нашли опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите сюда, чтобы проинформировать нас.