IMG_6484

Мой курсач – моя радость

Остается немного времени до выбора тем курсовых работ, и всем хочется найти самую интересную. Мы поговорили со студентами, рискнувшими пойти по непроторенной дорожке, и выяснили, стоит ли написание необычного курсача потраченного времени и нервов

Полина Петрова

Медиакоммуникации, 3 курс

Сравнение литературы и киноадаптации на примере «Шерлока Холмса»

Научный руководитель – Анна Алексеевна Новикова

Выбор темы

Когда нам предложили список тем, я увидела, что есть такие, которые связаны с моими любимыми сериалами. Творчество Конан Дойла мне тоже очень нравится. «Записки о Шерлоке Холмсе» – это что-то родное, близкое. Плюс научный руководитель уже вела у нас лекции по драматургии, и я знала, что хочу с ней поработать.

Изначально тема звучала как «Сравнение литературы и киноадаптации», а пример я выбрала уже сама. Нужно была сопоставить, как написано и как снято произвдение.

Ход работы

Примеры киноадаптаций «Шерлока Холмса» выбирала долго, потому что их нереально много. Версию BBC я считаю самой крутой, но еще взяла «Элементарно». Во время подготовки к курсовой мне пришлось посмотреть очень много из нее, потому что раньше я этот сериал не видела. Еще думала о советском фильме, но сроки уже поджимали.

Не сказать, что я увлекалась Шерлоком всю жизнь, но сериал с Камбербэтчем смотрела с самого начала. Помню, как мы с другом ждали выхода новой серии в январе – я просто секунды считала. Ожидание вообще свойственно поклонникам этого сериала. А книги прочитала около двух лет назад. Хотя я и раньше понимала, что это крутое произведение.

Смотреть сериалы я начала заранее, практически с момента объявления темы. Все это время я нарабатывала базу, делала какие-то пометки в телефоне. Анализировала материал в процессе чтения и просмотра фильмов, а непосредственно писать села где-то за 10 дней до сдачи.

Во время работы было удивительно находить какие-то детали, которые в книге использовались, а в сериале о них речи не было. Потом они внезапно появлялись: какой-то элемент одежды, какая-то трубка. Когда начала в этом копаться, постоянно восхищалась: «Как они это круто придумали!» Определенную деталь вставили в определенный момент, чтобы зрители поняли, к чему все идет, увидели отсылку к книге. И все-таки обычно не все замечают эти нюансы.

Темы вообще в целом были интересные. Но когда одногруппники узнали, о чем я пишу, их реакция была примерно: «Круто! Как ты ухватила такую тему?»

А вот люди, которые не знают, что у нас можно писать такие курсовые, говорили: «Да ладно? А у меня в универе надо просто сидеть, книжки читать».

Сложности в процессе

Сложность у меня была не с тем, что надо писать что-то необычное, а с тем, в каком стиле это делать. Просто сравнить «в книге так, а в сериале так» было нельзя. Поэтому надо было совместить теорию драматургии и кинематографа с практикой. Между этим пришлось искать баланс. Во время работы я боялась уйти в пересказ. Когда ловила себя на этом, переписывала заново.

Когда села писать, думала, что не наберу необходимый объем – надо было больше 30 страниц. Но потом полет мысли нельзя было остановить. Я боялась не пройти порог уникальности, потому что сама про теорию драматургии ничего принципиально нового сказать не могла. Оказалось, совершенно напрасно. Антиплагиат показал 99 процентов – наверное, я хороший копирайтер.

Я бы хотела по совету сестры писать курсовые примерно из одной области, чтобы впоследствии это помогло в написании диплома. Но не знаю, что можно написать еще. Из темы экранизации я все, что могла, написала. Можно сделать что-то подобное на другом примере, но хочется и новое попробовать, на ступень выше. Мне это интересно. На неинтересные темы писать не люблю – получается очень скудно, тяжело набрать нужный объем.

Вывод

На мой взгляд, если времени достаточно, то лучше браться за что-то новое. Мусолить одни и те же темы, на которые очень много всего уже написано, не круто. По моей теме не было фактически ничего – никаких курсовых, диссертаций. Я нашла только сравнение с «Войной и миром» – совсем маленький неглубокий анализ.

Писать все самой было достаточно трудно. Но лучше разбираться в чем-то незнакомом, чем копипастить чужие мысли

Анастасия Федосова

3 курс, Журналистика

Создание контента для трамвайного путеводителя по Москве

Научный руководитель – Михаил Ефимович Нисенбаум 

О нововведениях

Это был первый год, когда появилась возможность делать нетипичный курсач. Вместо четких рамок у меня была практически полная свобода творчества, которая ограничивалась только желанием сделать как можно круче и интереснее. Да, объем работы был больше, но заставить себя что-то делать было легче.

В основном курсачи пишутся академическим языком. А здесь ты сдаешь готовый медиапродукт и к нему пишешь теоретическую записку. Поэтому на парах по НИСу было весело – мне не надо было делать введение и т.д.

Одногруппники меня даже жалели в какой-то момент, потому что над путеводителем я работала на протяжении всего года. В то же время многие придерживались студенческой традиции и начинали писать курсач за неделю до его сдачи

Ход работы

В прошлом году я писала книжку – трамвайный путеводитель по Москве. Нам в какой-то момент прислали сообщение из учебного офиса, что лаборатория дизайна ищет человека или двух для того, чтобы создавать контент, писать статьи для путеводителя по Москве. Я связалась с куратором, сделала пробное задание. Спустя полторы недели заведующий лабораторией дизайна написал, что он хочет попробовать со мной работать.

Я штудировала карту московской трамвайной сети, отбирала остановки. На этих остановках отбирала объекты, которые достойны внимания. Основной целью было не писать об общеизвестных объектах типа ВДНХ, собора Василия Блаженного или Красной площади. Их нужно было обходить стороной и раскапывать какие-то классные места, о которых мало кто знает. Например, заброшенные усадьбы, любимую церковь Ивана Грозного или церковь, в которую Сталин ходил молиться. Путеводитель рассчитан больше моё поколение – людей до 35 лет примерно.

Когда ты начинаешь искать факты, то неизбежно встречается те, которые у всех на слуху. И самое интересное здесь – видеть необычное в обычном, вытаскивать какие-то штуки, которых никто не знает. Например, ВДНХ. Казалось бы, типичное туристическое место. Но там есть рубка Левитана, которая вообще еще не открыта – ее реставрируют. Ты 10 раз уже был на ВДНХ, все там видел. Но вдруг узнаешь, что ты – журналист – пропустил рубку Левитана.

Маленькие открытия

Меня очень порадовала заброшенная усадьба в районе Строгино. Жаль, но она до сих пор не имеет статуса заповедной зоны. Да, это объект культурного наследия, но он не охраняется, там нет музея, только решается вопрос о том, чтобы ее восстановить. Выглядит как на фотографиях других классных развалин – заросших плющом, похожих на киношные декорации. Эта усадьба несколько раз перестраивалась по разным проектам, и, в конечном счете, приобрела вид сказочного средневекового замка. Я даже туда народ уже фотографироваться отправляла.

По большей части москвичи этих мест не знают. На трамвае сейчас мало кто ездит. Это не потому, что их мало. В Москве больше 50 трамвайных линий. И из центра города их постепенно убирают. Исторических маршрутов осталось штуки четыре. «Аннушка» - трамваи маршрута А , которые идут от чистых прудов, маршрут Б - и то видоизмененный. Там теперь ездят не трамваи, а троллейбусы. Остался 17-й и еще несколько маршрутов. Но в основном линии убирают в центре и строят на окраинах. Трамвай как вид транспорта не исчезает – он появляется там, докуда еще не добралось метро.

Еще я искала интересные факты об истории трамвая. Меня порадовала фраза «метр с кепкой» - она пошла от практики использования городского трамвая. Это сейчас бесплатно ездят дети до 7 лет. А раньше ребенком считался тот, кто меньше метра ростом. И мальчишкам было как-то позорно признавать себя ребенком. Чтобы похвастаться перед друзьями, они надевали кепку, заходили в трамвай и гордо платили, доказывая всем, что они не дети.

Планы на будущее

В этом году я тоже хочу творческую курсовую. После того, как ты делал что-то реально крутое, что можно потрогать руками, писать что-то академичное не хочется.

У нас есть ребята, которые в порядке сдачи курсовой или ВКР снимают фильмы, записывают по несколько часов радиоэфира, делают циклы публикаций. И это все потом пойдет в портфолио, никуда не денется

Что происходит с обычным курсачом? Он просто лежит, . После сдачи можно вспомнить, конечно, что когда-то его писал… Или даже не вспомнить. А такой проект – это выход из зоны комфорта, и оно того действительно стоит.

Анна Жаринова

3 курс, журналистика

Специфика интернет-проектов на примере проекта «Восход»

Научный руководитель – Анна Сергеевна Колчина

 Выбор темы

Началась все год назад осенью. У меня накопилось очень много картинок, статей, которые вдохновляли меня и ребят, с которыми я дружила. Я поняла, что это можно куда-то выкладывать, и создала группу ВКонтакте. Сначала в ней было 20 человек, потом 100, 500, тысяча. Сейчас около 1600.

Так сложилось случайно, что я догадалась использовать хобби в качестве работы. Изначально у этого же руководителя в этот же год я писала абсолютно другую тему, которая была связана с режиссурой – про Тарковского и все его фильмы. А после Нового года я решила, что хочу заниматься тем, что больше связано с журналистикой – в новом формате, творческом. Это был первый год, когда ввели творческий формат. И мы с Анной Сергеевной Колчиной решили, что будем использовать то, что я делала на протяжении полугода. А Тарковского было сложно связать не с литературой, а именно с журналистикой.

Как это было

Сначала я вела проект сама, а потом с ребятами мы делали это уже втроем. Для разных соцсетей мы готовили отдельный контент. Например, в Инстаграме публиковали работы малоизвестных молодых художников и писали о них или брали материал из аккаунтов-галерей. В Телеграме упор делали на события – что-то вроде афиши. А ВКонтакте размещали более объемные тексты, анонсы, картинки. Какие-то очень большие материалы выпускали на тильде. Правда, так просмотров было мало, и приходилось дробить целые блоки и публиковать кусочками ВКонтакте.

У нас была фишка – каждый день во время восхода публиковать запись, какую-то подборку картинок. Специально смотрели, когда взойдет солнце, и на это время ставили таймер.

Даже аналитические статьи про абстракционизм в политическом искусстве не заходили так хорошо, как эти картинки в 4:30 утра

Так как нас было трое, вместе моменты творческого кризиса переживать было чуть проще. В команде работать круто, потому что всегда есть, кому тебя подстраховать и подбодрить. Например, прислать в два часа ночи классный фильм

Мне кажется, нужно, чтобы кто-то был главнее и даже немного командовал, был боссом. Я видела, как создавались другие проекты. И когда нет этого разделения, нет и организованности в работе. А она чрезвычайно важна.

Самодисциплина

Мне было проще, чем людям, которые писали курсовую в академическом формате. Многие ребята, которые увидели потом, что я сделала, решили в следующем году выбрать творческий формат. Сейчас у Анны Сергеевны очень многие его пишут, потому что это: а – легче, б – интересней, в – это пойдет в портфолио или резюме. Были какие-то нюансы, приходилось разбираться в критериях самой, потому что у Анны Сергеевны всегда очень много людей…

Если ты выбираешь творческий формат, то потом сам возишься со многими вещами

Заставить себя что-то регулярно делать все равно иногда сложно. Но не нужно хотя бы перерабатывать огромное количество научной литературы, постоянно вечерами читать часа по 4. У меня же было 2-3 статьи американских или английских, связанных с Инстаграмом и ведением сетей в Инстаграме и Твиттере. Конечно, самодисциплины требуется больше. Это, на мой взгляд, связано с отличиями форматов.

Краткое содержание

Теория составляет только одну треть моей работы. А две трети – творческая часть, за которой преподавателям уследить сложнее.

В качестве теории я писала об истории создания проекта, все о целевой аудитории, изучила маркетинговую составляющую. Дальше описывала рубрики, темы, которые мы поднимали, тех, с кем работали, у кого брали интервью. Мы проделали большую работу, поэтому было о чем написать.

Однажды я случайно нашла людей, которые могли рекламировать нас бесплатно. Ребята из Москвы и Петербурга пишут очень сложные статьи на языке петербуржского журнала о кино. Им от 15 лет и они делают это круче, чем некоторые профессионалы – не понимаю, как в таком возрасте это возможно. Я написала в их группу пару материалов о мультиках, и за это они помогали нам.

Больше всего творческий формат курсача помог бы тем людям, которые боятся говорить

Потому что ты не можешь просто испугаться – тебе нужно это сделать. С каждым разом говорить и договариваться будет получаться все лучше и лучше. Творческий формат – это о вдохновении. О том, что здесь и сейчас.

Возможности и перспективы

У моего знакомого был проект «1+1». Суть проекта была в том, чтобы регулярно публиковать 4 маленькие новости и 1 большую новость. Он его активно развивал. И этот проект выкупила какая-то корпорация.

Журналистам, думаю, можно было бы посидеть и над книгами, потому что они занимаются проектами постоянно. А тем, кто погряз в экономике, политике, было бы полезно немного «развлечься». Конечно, творческие курсовые не пишутся по фану. Просто от них получаешь гораздо больше удовольствия. Может быть сложно, но очень интересно. Я больше верю в практические знания, нежели теоретические. Чем больше ты практикуешься, тем лучше. А если работаешь над собственным проектом, то это очень полезно.

Ты можешь делать то, что хочешь. Главное – делать это хорошо

Итоги

Я сдала проект заочно, через интернет. Так научному руководителю было удобнее просмотреть все прикрепленные ссылки.

После сдачи курсовой я этим проектом больше не занималась. Анна Сергеевна советовала продолжать, но пока продолжать нечего, проект висит мертвым грузом.

Весной я устроилась на работу, тогда же закончился проект. Я уже не могу 24 на 7 искать инфо-поводы. Я думала о том, чтобы продолжить заниматься «Восходом». Только делать это следует в каком-то принципиально новом формате, и пока совершенно неясно, в каком.