гасан

За пределами лекций: детство и мечты преподавателей

The Вышка поговорила с профессорами ВШЭ и узнала, кем они хотели стать «когда вырастут», как представляли будущую карьеру, совпали ли их желания с действительностью, и что привело их к преподаванию в университете.

Ян Левченко, профессор Факультета гуманитарных наук

В детстве я мечтал стать сначала кораблестроителем, потом авиаконструктором, затем писателем и журналистом. Дети редко способны сразу же сделать выбор на всю жизнь, это было бы странно.

Сейчас я уже не представляю себя без преподавания. Но я хорошо представляю себя рок-музыкантом. Скорее всего, у меня была бы веселая жизнь, но я бы не дожил до своего нынешнего возраста. Я представляю себя также журналистом: этаким наглым, самоуверенным, невежественным типом, который считает себя крутым профи, но иногда просыпается по ночам от леденящего ужаса своей никчемной жизни. Наверное, любое дело, за немногими исключениями, можно начать в любом возрасте.

Я могу быть другим. Но не хочу, потому что жизнь профессора и пишущего человека — это интересная и не унизительная жизнь

Кирилл Сорвин, доцент Факультета социальных наук

В раннем детстве я мечтал стать моряком и ходить на кораблях в далекие страны, но уже в четвертом классе очень увлекся физикой. Тогда мы еще не проходили ее в школе — мой отец рассказал мне буквально на пальцах строение атома и что-то о цепных реакциях. А потом в библиотеке я нашел книгу «Энергия атома». Библиотекарь категорически отказывалась давать такой ученый труд четверокласснику, но я упросил, и это была моя первая книга по ядерной физике. Полоний и плутоний, уран и радий с этого момента стали для меня самыми привычными словами. Детская мечта сбылась, и я поступил на физико-химический факультет МХТИ на специальность «Радиационная химия».

На первом курсе у меня возникла идея организовать химический кружок для школьников, где мы могли бы углубленно изучать наиболее интересные и важные темы. Чего мы там только ни творили! После мудрых лекций про квантовую механику обязательно следовали красочные химические опыты с разноцветными дымами, «фараоновыми змеями», яркими фейерверками. Это был мой первый и незабываемый педагогический опыт.

На втором курсе института у нас появилась философия. Сначала я принял в штыки эту дисциплину, слишком абстрактную для естественнонаучного ума. Но к концу второго курса понял, что не мыслю своей жизни без философии. В итоге, я поступил на заочную аспирантуру Института философии.

Днем я был химиком, а по вечерам и в отпуск – философом

В аспирантуре впервые познакомился с трудами классиков социологической науки, а шесть лет спустя после окончания химического института защитил диссертацию по социальной философии и окончательно сел на «социально-философский стул».

Я очень люблю свою работу. Мне иногда кажется, что я живу по-настоящему только на своих занятиях. И если бы я мог вернуться в прошлое, то ничего бы принципиально не менял. А вот если бы у меня была вторая жизнь, которую можно прожить после или параллельно с первой, то, наверное, я бы реализовал свой естественнонаучный интерес.

Гасан Гусейнов, профессор Факультета гуманитарных наук

Подростком я мечтал стать химиком и имел две страсти  — к взрывам и к зеркалам. Однажды я устроил взрыв, когда пытался изготовить дома небольшую бомбу. Мне было 14 лет. После взрыва у меня были так повреждены обе руки, что я не мог ничего делать — только лежать некоторое время. И вот тогда мне отец много читал вслух, мы разбирали какие-то тексты. Поскольку листать я не мог, начал на слух учить какие-то стихи и так постепенно пристрастился к литературе. С помощью радио начал заниматься английским, а потом уже не мог остановиться.
К счастью, от интереса к химии у меня остались какие-то мелкие познания прикладного свойства вроде нейтрализации яда осы чайной содой.

Мне почти всегда нравится преподавание: кроме тех случаев, когда людям безразлично то, что я делаю. Преподавать я начал во второй половине 1970-х годов в МГУ,  потом работал в ГИТИСе, где преподавал историю литературы, как тогда говорили «от неолита до Гослита» (Гослитиздат — прим. The Вышки).

Я стараюсь как можно скорее бежать из сна о прошлом в наше будущее

Святослав Каспэ, профессор Факультета социальных наук

Я начал преподавать после педагогического института. С тех пор не могу остановиться. Преподавал в разных местах: Вышка, в которой я оказался в 1999 г., — моя вторая любовь, а первой остается Пятьдесят седьмая школа.

Кем я хотел стать в детстве — совершенно не помню, но знаю, что мне хотелось свободы. Я считаю, что преподавать может только свободный человек.

То, чем я занимаюсь, и есть мое хобби. Прекрасно и удивительно, что за это еще и платят

Текст: Валерия Снегирева
Редактор: Анастасия Ларионова

Если Вы нашли опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите сюда, чтобы проинформировать нас.

Также рекомендуем
У преподавателей тоже есть свободное время, которое они посвящают не только подготовке к лекциям и семинарам. The Вышка выяснила, какие у них хобби и увлечения
Преподаватели для нас — строгие научные деятели, задача которых — проверять наши работы и ставить оценки. Но что мы знаем об их внеучебных интересах? Поговорили о том, какую современную литературу они читают и что советуют студентам  Алексей Алексеевич Макаров Общеуниверситетская кафедра высшей математики Я не так много читаю наших современников. Как
Поговорили с преподавателями Вышки, чьи научные интересы частично связаны с кинематографом о том, какие фильмы они любят и советуют посмотреть
Ребята, которые приехали в Москву из маленьких северных городов, рассказали, какие воспоминания греют им душу и чего им больше всего не хватает в столице.
Курсовые и дипломы для студентов - настоящая валюта. Редакция The Вышки пообщалась с заказчиками научных работа и с теми, кто их пишет за деньги, чтобы узнать подробности