офис2

Не в радость, а в тягость

Высшее образование — привилегия, а бюджетное место — заветная мечта тысяч школьников, но далеко не всех. Поговорили со студентами, которые не могут назвать свою специальность любимой, и попытались разобраться, в чем же причина.

Наталья Павлова

СПБГАСУ, дизайн архитектурной среды, 1 курс

Компромисс с родителями

Я планировала поступать в СПБГАСУ (прим. The Вышка — Санкт-Петербургский Государственный Архитектурно Строительный Университет) еще лет с тринадцати, однако пожалела уже при подаче документов. После 11 класса совершенно не хотелось сразу продолжать обучение, я очень устала. Думала, не поступлю и займусь чем-нибудь для себя. Художественная практика, водительские права или английский, например. Но, увы, попала на бюджет, и отказываться стало совестно. К тому же, я знала, что родители будут против «пустой траты целого года». Ранее мы пришли к компромиссу — буду учиться в университете, только если поступлю на бюджет. Я и документы-то подавала только в один ВУЗ, чтобы уменьшить свои шансы на поступление…

О чувстве вины

Стыдно, что я занимаю чье-то место, мне, честно говоря, не бывает. Все-таки я честно заработала свои баллы и за ЕГЭ, и за творческие экзамены, к которым много готовилась и даже ходила на платные подготовительные курсы. Так что здесь все по правилам — кто смог больше набрать, тот и молодец.

Об образовании в России

По своему небольшому опыту, скажу, что российское образование носит слишком теоретический, общий характер. К тому же, сама система устарела и не всегда вписывается в современные реалии. В некоторых вузах архитекторов даже толком не учат проектировать на ПК, они все делают руками. На работе это не пригодится, человек неконкурентоспособен. Вообще у нас много всего не так: знания не преподносятся как что-то крутое и необходимое, это лишь инструмент для получения зачета — сдал и можешь забывать. Студент не учится «мыслить», он выполняет конкретные задания, но при этом не способен самостоятельно находить решения каких-то новых вопросов, проблем.

Даже если бы у меня была возможность прямо сейчас перепоступить в любой другой ВУЗ, я бы этого делать не стала. Не вижу смысла

О будущем

До недавнего времени я бы с уверенностью заявила «Какие вопросы, быть архитектором — моя мечта!». Но уже год назад закрались сомнения в правильности выбора. Не хочется стать человеком, создающим всю жизнь эти однотипные дома-муравейники и не способным возразить заказчику, заботящемуся лишь о цене проекта. Хорошо быть как Норман Фостер (прим. The Вышка — британский архитектор, лауреат Императорской и Притцкеровской премий), но таких мастеров своего дела один на миллион. В итоге чем дальше — тем страшнее. Я понимаю только, что хочу оставаться в творческой среде, но не более.

На мой взгляд, в архитектуре важны знания и практические навыки, но не сам диплом. Если в компанию придет талантливый архитектор с хорошим портфолио, но без диплома — он все равно будет востребован. Поэтому я думаю, что буду вполне конкурентоспособной, но не за счет тех знаний, что получаю в университете.

Павел Барабанов

СПбГУ, классическая филология, 1 курс

О поступлении

Я подал документы именно на классическую филологию из-за того, что боялся пройти во вторую волну на более бесполезное направление. В августе мне ещё казалось, что классическая филология — далеко не самая плохая и вроде как интересная специальность.

Родители на мое решение идти за дипломом совсем не влияли, потому что роль «дамоклова меча» в моем случае все-таки играет армия, отсрочку от которой и дает учеба. По сути, выбора как такового не было. Пожалел я уже где-то спустя месяц, когда стало совсем понятно, чем я буду заниматься в ближайшие несколько лет.

О чувстве вины

Стыдно за то, что занимаю чье-то место, ни разу не было, потому что совершенно ясно, что для 99% абитуриентов это направление было лишь запасным вариантом, от выбора которого они бы как минимум не выиграли. В общем, никто о моем месте ночи на пролет не мечтал.

О дипломе и будущем

Диплом для филолога действительно необходим, потому что в случае с этой профессией корочка вполне объективно отражает скиллы и влияет на прием на работу. Но тут есть нюанс: диплом не есть гарантия успеха, и в итоге, к сожалению, все решают связи.

Конкурентоспособным в будущем я себя не вижу, потому что специалистов-выпускников по моему направлению много, а рынок в России страшно тесный. И опять же, без связей и рекомендаций получить работу почти нереально.

Игорь, студент НИУ ВШЭ

ОП «История», 4 курс

(имя изменено по просьбе героя)

О пути к бюджету

Я поступал в 2011 году. Тогда у меня были слишком завышенные ожидания, я подавал с 240 баллами в передовые вузы и, конечно, никуда на бюджет не прошел. Попал в ВШЭ на скидку на востоковедение. Со скидки слетел, с оплатой учебы возникли проблемы, планировал уходить и перепоступать, в итоге не просто ушел, а вылетел. Через год пересдал ЕГЭ и попал на бюджет на историю снова в Вышку, прошел во вторую волну.

Пожалел о поступлении на втором курсе. Я имел несколько другие представления о профессии, и когда столкнулся с реальностью, понял, что не мое, хотя Вышка как вуз мне очень нравится.

О проблемах высшего образования

Огромная проблема нашего образования — жуткий перенабор. Особенно это касается гуманитарных специальностей. Мне всегда было непонятно, кому нужны 60 историков в год, и это только один вуз

Ну и, что слышал от преподавателей и знакомых студентов, местами в других вузах присутствует взяточничество и банальное несоблюдение дисциплины, особенно в глубине России. Зарплаты преподавателей могли бы быть повыше — я ужаснулся, когда узнал ставку в нашем университете за преподавание без бонусов за научную деятельность. А наш вуз — один из передовых. Что там в провинции, боюсь представить.

О перспективах

Диплом для историка — и необходимость, и сладкий бонус. Он нужен, потому что история — это такая штука, которую целиком не объять. Можно быть в курсе всего поверхностно, но разбираться в тонкостях — один-три профиля, не больше. А этот профиль вырабатывается в университете за счет собственных исследований, рефератов, курсовых, а также диплома. Никто не находит свою стезю на семинарах. Также это бонус при трудоустройстве, возможность попасть на стажировку, в магистратуру и так далее. Ну и психологически это долгожданная точка в учебе. Меня, например, очень тревожит перспектива того, что я после стольких лет, отданных учебе, не получу диплом, не увижу свет в конце тоннеля. Хотя историк я нерадивый и конкурентоспособным в этой области себя не считаю. Кем я хочу стать — сейчас не понимаю, но есть некоторые задумки, которые нужно опробовать.

Комментарий психолога

Мария Вячеславовна Фаликман, доктор психологических наук

О специфике гуманитарных направлений

В отличие от технических и естественно-научных направлений, гуманитарные в меньшей степени представлены в школе. Многое дети домысливают себе сами: «ой, мне интересно изучать человека, наверное, я хочу быть психологом», «а мне интересно общественное мнение, наверное, я хочу быть социологом». И когда эти дети приходят получать высшее образование, оказывается, что психология или социология — это совсем не то, что они представляли. Ожидания не оправдываются. И тут человек либо втягивается, либо бросает, либо остается через силу. По поводу последнего большой вопрос: нужен ли нам через пять лет на выходе человек, который всю жизнь будет заниматься нелюбимой работой.

О выборе профессии в раннем возрасте

Удачно выбрать профессию в 16–18 лет практически невозможно. Именно поэтому, особенно в области гуманитарных и социальных наук, мне симпатична идея liberal arts. Это двухлетние программы, в течение которых человек, уже получая высшее образование, понимает все-таки, что ему интересно, специализируется и так далее. Также, у нас сейчас в принципе очень сильно меняется институт профессий. То есть тот набор профессий, который будет актуален, условно говоря, через десять лет, сейчас, возможно, на рынке не присутствует, а учат чему-то, что через три года будет уже не нужно. Мне кажется, что в этом плане с системой высшего образования должно случиться что-то, что сделает ее более гибкой, чтобы человек имел возможность быстро переквалифицироваться прямо в процессе обучения.

Текст: Екатерина Соболева

Редактор: Екатерина Воробьева

Фото: предоставлены героями материала

Если Вы нашли опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите сюда, чтобы проинформировать нас.

Также рекомендуем
The Вышка побывала в питерском кампусе и стала свидетелем конфликта студентов третьего курса юридического факультета с преподавателем
Студенты исторических факультетов рассказали о своей археологической практике, о воспоминаниях, находках и условиях экспедиций
Селфхарм - довольно распространенная сейчас проблема. Героиня нашего нового материала поделилась историей из жизни и рассказала, что делать в подобной ситуации и почему люди причиняют себе вред
Поговорили с CEO TheQuestion Тоней Самсоновой о борьбе с несправедливостью, будущем и отравлении Петра Верзилова
Группа «Sirotkin» уже успели выпустить релиз для показа Гоши Рубчинского, выступить на «Дикой мяте» и сорвать солдаут в клубе «16 тонн».