бунд1

«Вы зажрались»: как прошли протесты в НИУ ВШЭ

Ученый совет принял Положение с блокирующими оценками и спровоцировал недовольство студентов. Собрали в репортаже лучшие цитаты с заседания, а также сняли на видео протесты, о которых написали «Дождь» и «Царьград» и ничего не сказал официальный сайт Вышки.

Для тех, кто до сих пор не понимает, что такое блокирующие и почему против них протестуют, приводим все важные материалы по теме в одном посте, а трансляцию с заседания можно почитать в канале инициативной группы.

Акт I: Заседание

В 14:30 у входа в аудиторию уже стоит толпа. Председатель студсовета Лиза Загребельная объясняет, что все студенты идут в 309 аудиторию, чтобы смотреть трансляцию оттуда. В зал Ученого совета смогут пройти только желающие выступить и представители СМИ. Студенты с ФКМД с камерами берут интервью у администратора канала Digital Мясо, другие раздают плакаты с лозунгами против блокирующих. К 15:00 вестибюль заполняется настолько, что члены УС с трудом проходят в зал заседаний.

Аудитория 309 уже никого не вмещает, людей в вестибюле все еще много. Пять представителей студмедиа и нескольких студентов, желающих высказаться, пускают в зал — он переполнен, с трудом удается найти место.

Заседание ведет академический руководитель Вышки Евгений Ясин. Начинают с вручения почетных знаков некоторым членам УС. Среди них и Анна Коровко, Старший директор по основным образовательным программам, которая запомнилась цитатами на летней дискуссии о блокирующих. Первые четыре пункта обсуждают быстро, почти без споров. Примерно за полчаса УС добирается до основного вопроса в повестке — нового Положения об аттестации, содержащего блокирующие оценки и нелинейные формулы.

Первым выступает с монологом проректор Сергей Рощин. Он расписывает преимущества блокирующих, фокусируясь на академической свободе преподавателей, которым не всегда хватает методик оценивания.

«Самое интересное, что эти примеры [взяты] из программ преподавателей, многократно признававшихся лучшими. То есть студенты признают, что это хорошие методики преподавания»

За дверью слышится неодобрительный шум собравшихся. Видеотрансляция в соседней аудитории отставала на минуту, поэтому многие предпочитали текстовый эфир в канале инициативной группы. Еще за день до протестов на канал был подписан лишь актив из двух сотен студентов, но к вечеру его читало уже около двух тысяч человек.

Рощин продолжает и подробно расписывает схему работы новых методов оценивания, подчеркнув, что они будут вводиться только при желании преподавателя и могут быть не утверждены академическим советом образовательной программы.

После завершения доклада просят задавать вопросы. К микрофону подходит Христофор Космидис, глава Соцкома Студсовета и один из координаторов протеста относительно блокирующих. Но сказать ему ничего не дают — поясняют, что сейчас нужны только вопросы по докладу задавать, а не выступать. Просят сесть. Христофор, очевидно, хочет задать вопрос и не понимает, почему ему не дают сказать. Кто-то кричит: «Ну хватит комедию ломать!».

Передают слово Федору Кабанову, члену студсовета ФГН и студенту Института образования. Он интересуется, почему администрация решила, что блокирующие и нелинейные формулы улучшат качество получаемого диплома.

Рощин сперва ссылается на исследования, но после уточняющего вопроса заявляет, что ни о каких исследованиях речи не было. Он объясняет, что в этом вопросе ему не нужна научная база, и он полностью доверяет мнению «топовых» профессоров. Его поддерживает первый проректор Лев Якобсон, его фраза вызывает смех и недоумение аудитории:

«Университет — это дом профессоров и преподавателей. О каких вообще исследованиях может идти речь»

Выступает глава ККО Дмитрий Ефимов. Он отмечает, что с блокирующими и нелинейными есть ряд деталей, требующих уточнения и доработки:

«Все блокирующие оценки должны пересдаваться. Сейчас это правило действует на все оценки, кроме полученных менее чем за 10 дней до сессии — их можно закрыть только в период пересдач. Поэтому теряется вся логика реформы»

Он добавляет, что необходимо придумать механизмы, ограничивающие возможные варианты нелинейных формул, которые однозначно дискриминируют студентов.

Каждый раз, когда у микрофона оказывается студент, профессора начинают оживленно переговариваться, и выступление тонет в шуме. Когда выступающий студент говорит громче, чтобы перекрыть гул, сидящий рядом член УС жалуется, что не слышит своего собеседника в соседнем кресле. Коллега его поддерживает: «Ну понятно, у бездельников есть время приходить сюда вместо учебы». У выхода из зала УС стоят более сотни человек с табличками и скандируют лозунги, их сложно разобрать.

Тем временем высказывания спикеров из УС становятся радикальнее и приобретают назидательный характер. Профессора обвиняют студсовет в том, что приводить студентов и вмешиваться в работу УС неэтично. Внезапно проректор Валерия Касамара выступает в поддержку студентов:

«Наш дом — это и дом студентов. Странно представить университет, в котором одни преподаватели. Мы тут сидим, а они стоят в коридоре. Они приложили массу усилий, и провели большое исследование, и целых 8 правок приняли»

На этом моменте студенты за дверью смеются — были приняты 8 правок из 31 предложенной студсоветом.

«Это упрек нашему взрослому сообществу. Этот кейс требует изучения нашей внутренней корпоративной культуры», — завершает Касамара, вызывая первые за заседание аплодисменты от сидящих в зале студентов.

Другой преподаватель укоряет коллег по УС в отсутствии диалога и назидательный интонации — «будет неправильно, если студенты уйдут с УС с пониманием, что к ним не прислушались».

После этих двух выступлений зал притихает, и слово дают Христофору Космидису.

«Вот вам эмпирическое исследование, почему там (указывает на дверь — прим. «The Вышки») сейчас стоит толпа студентов. У меня 20 страниц с программами учебных дисциплин, которые ведут члены Ученого совета и которые нарушают текущее положение»

С этими словами он кладет на стол многостраничный документ, который инициативная группа составила за сутки, проанализировав все ПУДы преподающих членов Ученого совета. Он просит закрепить в Положении право студентов обсуждать подобные вещи со Ученым советом.

Кроме того, координаторы протеста создали таблицу, в которой около сорока студентов оставили свои истории, доказывающие наличие проблем с блокирующими.

Дмитрий Тагровский, администратор группы «Бандит», предлагает заслушать некоторые из собранных ими за два дня историй. Ему не дают зачитать, сославшись на регламент. По нему письменные документы следует заранее отправлять секретарю УС, чтобы он потом раздал их всем участникам заседания. Дмитрий пытается говорить, но его мало кто слушает, все разговаривают уже в полный голос. Он перекрикивает УС:

— Вам интересно меня послушать?
— Не очень! — признается один из членов УС, сидящий рядом.

Несмотря на реакцию, Дмитрий все-таки рассказывает о проблемах своего факультета. По его мнению, на многих программах образование заточено под диплом, а не под профессиональные навыки, полезные в среде. Он считает, что сначала надо заняться решением проблем с содержанием образования, и только потом думать об ужесточении методов оценки. Якобсон его прерывает:

«Вы недовольны всем на свете, зачем вы вообще пришли в университет? Что за безобразие, монолог одного человека, прекратите это»

Выступает Марк Урнов, профессор ФСН:

«Допустить студентов до обсуждения учебных планов — бред какой-то. Напоминает мне избрание главного врача в сумасшедшем доме. Это абсурд, который даже обсуждать не стоит. Есть иерархия, которую нельзя нарушать. Студент не может участвовать в обсуждении программы, потому что ничего не знает о дисциплине. Студенческий совет явно завысил свои претензии к своему месту в университете. Здесь сидят неравные люди»

После таких заявлений студенты не находят, что возразить. Неоднозначные факты о Марке Урнове еще в марте сообщал известный журналист Олег Кашин:

«Профессор НИУ ВШЭ Марк Урнов отправил на пересдачу весь третий курс факультета политологии, пригрозив студентам, что из-за их неудовлетворительных оценок и плохой подготовки их дети будут "гореть, как в Кемерово"»

Финальное слово берет проректор Рощин. Он поддерживает коллег в том, что студенты не должны участвовать в решении вопросов преподавания — «ребята, давайте не лезьте в академический этос». После он зачитывает сообщения Христофора Космидиса из чата координации протеста о его планах продолжать бунт и о переживаниях, что вряд ли придет много человек. Он называет это манипуляцией и попыткой узурпировать представительство студентов. И уже не в первый раз в дискуссии по блокирующим назвал претензии студентов мифами:

«Те, кто говорит о фобиях оценивания и дискриминаций, занимаются мифотворчеством. В некотором смысле, вы зажрались»

Ясин выносит решение по принятию нового положения на голосование. Против голосует Олег Замулин, воздерживается профессор ФКМД Александр Архангельский. Все остальные голосуют за. За стеной слышится громкое скандирование «Позор! Позор!». Урнов интересуется:

«А разогнать этих нельзя?»

Антракт: Протест

Члены УС пытаются выйти из зала. Вестибюль заполнен скандирующими лозунги студентами. Рощина встречают громогласным «Спасибо за блоки». Очень громко — две сотни людей, скандирующие одну фразу в небольшом помещении, оказывают эффект многотысячной толпы по уровню шума.

Следующие полчаса протест продолжается. Все больше лозунгов обращено к ректору — Ярослав Кузьминов не присутствовал на заседании, и студенты хотели его видеть.

Мы сняли небольшой видеорепортаж о том, что происходило:

Пока митинг в самом разгаре, через боковую дверь выходит Кузьминов, смотрит на толпу, оставшись незамеченным для большинства, и забирает у девушки плакат. Через некоторое время Космидис объявляет, что с протестующими поговорит ректор, если они будут вести себя тихо. Скандирование прекращается.

Спустя пять минут всех собравшихся запускают в зал заседаний. Все не помещаются — часть студентов стоит у входа. Еще около 10 минут все переговариваются и шутят. Христофор делится письмом от своей научной руководительницы — она говорит, что видела митинг, и очень поддерживает его.

Акт II: Ректор

Наконец входит ректор, в сопровождении Касамары и Рощина.

«Я доволен, что студенты готовы защищать свои интересы и быстро организоваться для их защиты»

Тем не менее ректор против такого выражения своей позиции — в университете есть определенные правила, а скандированием добиться диалога с коренным населением вуза не получится. После этого он хвалит плакат, который он ранее забрал на митинге у девочки.

Затем Кузьминов отмечает, что получилась отличная дискуссия и многое удалось обсудить.

«Здесь сидит человек сто, а в Москве тридцать тысяч студентов. Поймите, не всех это волнует»

Ректор поясняет, что есть принципиальная разница между блокирующими для точных и гуманитарных предметов. «Никто из гуманитариев и не собирается блокирующие вводить», — заверяет Кузьминов, но Космидис возражает: декан ФГН активно поддерживал введение блоков именно на своем факультете.

Затем ректор говорит, что поддерживает студентов в защите их прав и в борьбе против перегрузки.

«Нужно не давать преподавателям впихнуть в программу все возможные знания. У нас платники на поступлении имеют 82, бюджетники 95 баллов. Если такие студенты не могут освоить все материалы — то какие тогда могут?»

Наконец монолог ректора доходит до блоков.

«Ученый совет вас послушал, принял решение. Ученый совет значит больше, чем ректор, в академических вопросах. Но, если вы будете формулировать вопросы, я готов выносить их на ученый совет и продвигать там»

Вступает Рощин, и зал взрывается смехом и аплодисментами над уже ставшим главным мемом этой кампании словом:

«Лучше работать по конкретным фактам, а не по мифам. Мифология не помогает решать проблемы»

Ректора спрашивают о возможности устроить голосование через ЛМС.

Кузьминов: «Вы всерьез считаете, что вопросы нужно решать голосованием всех заинтересованных участников?»

Зал: «Да!»

Кузьминов: «Вы ошибаетесь...»

Ректору предлагают создать работающий инструмент для быстрой обработки обращений студентов — вместо красной кнопки. Рощин называет мифом то, что она не работает, но ректор соглашается со студентами и предлагает создать специальную комиссию. Она будет исполнять функции омбудсмена, но более эффективно, так как будет собрана из нескольких человек — как со стороны студентов, так и администрации.

«А что? Сделаем комиссию при ректоре из самых голосистых, которая будет оценивать всякие несправедливости»

После обсуждения с Христофором Космидисом некоторых моментов по блокирующим, предложений оставить его на второй год и шуток про мифы Древней Греции, над которыми смеется весь зал, Кузьминов озвучивает принципиально важный момент:

«Моя позиция — устный экзамен не должен быть блокирующим, если это не комиссия. Я готов это отстаивать перед Ученым советом».

Зал долго аплодирует. Судя по состоянию большинства протестующих, эта поправка уже воспринималась как большая победа.

Слово взяла Дарья Курихина, редактор журнала DOXA. Она напоминает про психологические проблемы в Вышке, статью о которых журнал написал в апреле 2018. Также она акцентирует внимание на материальных проблемах, из-за которых приходится совмещать учебу с работой.

«Иногда работа это не только необходимость, но и желание получать опыт. Студенты, которые работают в крупных компаниях, поднимают репутацию университета»

Кузьминов говорит, что проблема важная и над ней работают. Возможно появление своего психолога в каждом общежитии (напомним, что одним из аргументов против блокирующих оценок было ментальное здоровье студентов — прим. «The Вышки»). Последняя важная деталь по блокирующим, озвученная ректором — предложение поднять вопрос об участии студентов в работе академических советов. Именно академические советы будут принимать решение о введении блокирующих на уровне образовательной программы, поэтому это даст возможность студентам повлиять на такое решение.

В заключение Ярослав Иванович отметил, что важно доверие между студентами и университетом:

«То, что вы здесь сказали, совершенно не кажется неадекватным — это разумная позиция».

Христофор Космидис благодарит собравшихся:  «Большое человеческое спасибо, что вы все сегодня сюда пришли!» Мы взяли у него короткий комментарий о результатах сегодняшних событий и о планах на ближайшее будущее:

«Моя задача была — показать истинное лицо тех кто, кто сидит в Ученом совете, и мы это сделали. Лучшие преподаватели лучшего вуза. Дальше надо будет смотреть, примут ли то, что пообещал нам Кузьминов, — блокирующие только за письменный экзамен и включение студентов в составы академических советов»

Эпилог: Мнения

Мы поговорили о новом положении с экс-председателем студсовета Вышки и помощником ректора ВШЭ, успевшими застать блокирующие оценки до их отмены на большинстве образовательных программ.

Глеб Гаращук, помощник ректора

«Я сам застал блокирующие, возможно, я только при них и учился, но даже не замечал этого и не знал, как это называется. Просто был экзамен, не сдав который, ты не сдавал всю дисциплину. Это казалось всем нормальной практикой, и не вызывало удивления. Для меня непонятен нынешний ужас и неприятие относительно блоков. Пообщавшись со студентами в коридоре, я понял, что проблема в коммуникации. Она поставлена неидеально. Возмущения происходят от того, что люди не до конца разобрались в ситуации.
Опасения студентов связаны с повышением рисков: например, “неадекватные преподы”. Такое случается, это нормальное развитие большой организации. Если студенческое сообщество поможет руководству лучше видеть, что происходит, то это будет правильно, и недопонимание пройдет. Для студента, который знает больше чем на “4”, в принципе, никакой проблемы с блоками нет.
Мы заботимся не о классовых интересах. Конечно, студентам было бы приятнее всегда получать высокие оценки. Однако качество диплома, имидж и репутация — самое главное, что есть у университета. Важнее всего выстроить систему контроля на местах и систематизировать работу академических советов по проверке учебных программ. Если результатом процесса станут понятные, доступные всем учебные планы — это уже большое достижение. Чем раньше выявятся проблемы, тем больше вероятность, что они будет решены адекватно.

Самое главный тезис сегодняшней встречи прозвучал после заседания — слова ректора об уместности форм отстаивания прав. Много людей обеспокоены этой проблемой — это нормально, но все выкрики без разбора непонятно кому в коридоре показались мне неуместными в данном контексте. Люди просто выходили из кабинета, а им вслед кричали “Позор!”. Не знаю, насколько это правильно».

Дмитрий Овакимян, Уполномоченный по правам студентов в Москве

В своем Telegram-канале экс-председатель Студсовета Вышки Дмитрий Овакимян написал, что студенческий совет «не смог стать каналом коммуникации между студентами и преподавателями».

«Я не знаю, как решить нынешние проблемы взаимодействия студентов и администрации, здесь требуется работа обеих сторон. Для администрации сейчас стало очевидно, что Студенческий совет не выступает в роли канала обратной связи. Для того, чтобы восстановить авторитет в глазах администрации, Студсовету в первую очередь надо решить проблему доверия со стороны студентов. Необходимо, чтобы инициативные группы воспринимали Студсовет как инструмент, через который они могут воздействовать на администрацию.

Мне было очень неловко, когда я это увидел кричащую толпу во время заседания.

Крики "Позор" понятны, когда полиция группой выхватывает человека из толпы. Сегодня же из зала заседания выходили весьма пожилые профессора и преподаватели, а перед ними стояла толпа студентов. Картинка вышла так себе.

Наиболее разумными я считаю аргументы заседания, касающиеся увеличения власти преподавателя над студентами. В Вышке очень мало устных экзаменов именно потому, что университет стремится к наиболее прозрачной системе оценивания. Блокирующие технически увеличивают власть преподавателя над студентами и роль человеческого фактора. Все понимают, что в большинстве своем преподаватели не желают ничего плохого, но после сегодняшнего вряд ли кто-то хотел оказаться на месте студентов Марка Юрьевича Урнова.

С другой стороны, я так и не услышал здравого аргумента не против, а за блокирующие. Лично для себя я так и не понял, почему в течение пяти лет, во время которых не было блокирующих, уровень качества образования оставался приемлемым, а сейчас вдруг выяснилось, что необходимо блокирующие вернуть. 

Я думаю, что сегодняшнее заседание приведет в первую очередь к хаотизации контактов. Администрация сейчас имеет право говорить любой группе студентов, будь то Студсовет или кто-либо еще, что-то в духе "вы не представляете всех студентов", как это было сегодня.

Я бы воспринял происходящее в том числе как проблему студенческого сообщества, которую необходимо решать».

Одной из претензий, высказанных относительно блокирующих, было отсутствие диалога об их возврате между студентами, преподавателями и администрацией Вышки. Вечером 30 ноября по теме протестов высказались многие сотрудники Вышки. Большинство из них не участвовали в Ученом совете. Один из преподавателей ФСН сравнил появление ректора и усмирение протестующих с появлением Путина — «кто-то там (правительство/губернаторы/Ученый совет) что-то решил, но тут являюсь я!». А в Twitter мнения и шутки о протестах высказали студенты.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


О ситуации уже успели написать большие медиа — со ссылкой на нашу статью про ввод блокирующих написал «Дождь». В новости также приведен анонимный комментарий студентки Вышки, кратко поясняющий, как раньше работала система оценивания и что изменится теперь. В своем аккаунте в Twitter о событиях также написали «МБХ Медиа», чуть позднее к повестке присоединились «Лентач» и «Царьград».

Текст: Олег Ян, Светлана Киселева, Анастасия Ларионова
Фото, видео: Олег Ян

Если Вы нашли опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите сюда, чтобы проинформировать нас.

Также рекомендуем
В нашем новом материале рассказали, что же такое блокирующие оценки и что ожидает студентов в дальнейшем
Ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов высказался за введение блокирующих оценок. Мы попросили прокомментировать ситуацию администратора группы "Бандит" и председателя Социального комитета Христофора Космидиса.
Вчера в конференц-зале главного здания Высшей Школы Экономики состоялась открытая дискуссия по поводу изменений в Положении об организации промежуточной аттестации и текущего контроля успеваемости студентов. Инициатором мероприятия выступил Студсовет Факультета Социальных Наук. Основным предметом обсуждения стал вопрос возвращения системы блокирующих оценок
Люди с инвалидностью ничем не отличаются от других. Героиня нашего нового материала, Ксения Каминская, наглядно это доказывает — она много путешествует, принимает участие в различных форумах и ведет свой социальный проект.
TheВышка попросила студентов поделиться опытом перехода из ВШЭ в МГУ и наоборот, вдохновить сомневающихся и дать советы решившимся.