1

Лицейский портрет

«Без Вышки, без этих двух лет я была бы другим человеком». Пообщались с теми, кто провел в стенах Вышки только два года — учениками Лицея ВШЭ. Вместе погрузились в ностальгию по лицейским дням, а также выяснили, почему с Вышкой им было дальше не по пути.

Герои материала:

Лилия Гимашева

«Гуманитарные науки» Лицей НИУ ВШЭ — факультет лингвистики МГТУ им. Н.Э. Баумана

Нина Гринько

«Дизайн» Лицей НИУ ВШЭ — факультет архитектуры и градостроительства МАРШ

Полина Кузьменко

«Экономика и социальные науки» Лицей НИУ ВШЭ — направление «Менеджмент» Финансового университета при Правительстве Российской Федерации

Даниил Темченко

«Дизайн» Лицей НИУ ВШЭ — gap year

Дмитрий Полонский

«Юриспруденция» Лицей НИУ ВШЭ — факультет социальной работы РГСУ

Этап первый — поступление

Девятый класс в жизни школьника – перспективный и в то же время сложный период, когда встает вопрос о том, куда двигаться дальше.

Один из путей – Лицей НИУ ВШЭ, реализующий профильные программы для старших классов. Узнают о нем из разных источников: от знакомых, увидев рекламу в интернете или со школьной скамьи мечтая об учебе в Вышке.
Поступить туда не так уж и просто. Будущие лицеисты проходят строгий отбор, и это неудивительно: с каждым годом все большее количество школьников хочет здесь учиться. Вступительные испытания получается сдать не у всех: несколько лет назад существовала возможность поступить в одну из школ распределенного Лицея (школы, в которых реализуется программа Лицея — прим. «The Вышки»), а потом поступить в Лицей по донабору. 

Этап второй обучение

В Лицее не уроки, а пары, которые длятся восемьдесят минут.

Нина Гринько: «Это гораздо удобнее: за сорок минут в обычной школе успеваешь только разобрать материал или закрепить то, что проходили на прошлом уроке. В Лицее же успеваешь все сразу, к тому же привыкаешь к формату учебы в университете».

К суровой студенческой жизни лицеистов начинают готовить заранее, поэтому на первом курсе наши герои ориентировались в университетском пространстве лучше, чем их сокурсники, которые еще совершенно не знакомы с таким форматом обучения.

Лицеисты получают не только много полезных для профессии знаний, но и уроки по самовоспитанию, самообучению, самоорганизации.

Обучение: сложности

Правда, не всегда эти знания усваиваются как следует. Самое тяжелое — темп учебы, насыщенное расписание, сложность многих программ.

Полина Кузьменко: «Все портила какая-то неорганизованность. Учебный процесс идет непонятно, все может измениться в один момент. И как бы ты ни устал, никого это не волнует — с тобой или без тебя, учеба движется в своем бешеном темпе. Из-за этого начинаются прогулы, ты отчаиваешься, пытаешься что-то успеть, а мозг вот-вот лопнет от попыток впитать хоть какие-то знания. Я спала по два-три часа, и нельзя сказать, что была самой примерной ученицей. Почти все жили в таком режиме, даже представить не могу, как жили наши медалисты».

Нина Гринько: «Бывало, ночью присылали какое-то очень важное уведомление или задание, и оставалось всего несколько часов на его выполнение, которые по-хорошему нужно было посвятить сну, а приходилось выбираться из теплой постельки и штурмовать вершины. Хотя без этого сумасшедшего темпа Вышка не была бы Вышкой».

Обучение: возможности

Сна учащимся, может, и не хватает, но возможностей — огромное количество. Нужны только интерес и желание, а применение им, скорее всего, найдется. Лицеисты каждый день принимают важные решения: писать эссе или разрабатывать проект, готовиться к олимпиадам или к ЕГЭ. Не нашедшие себя на дизайне уходят в математику, а оттуда — на право.

Даниил Темченко: «В обычной школе, если кто-то плохо знает математику, его сразу считают дураком. Нет успехов в искусстве — все в порядке, потому что в нашей системе образования математик, историк, физик — это профессии, а дизайнера не существует. Я тоже так думал до того, как пришел в Лицей. Там не одни только дизайнеры, но и художники-иллюстраторы, модельеры, архитекторы. Потому что на самом деле ты можешь быть кем угодно».

Студенты, с которыми мы поговорили, называют Лицей особым, атмосферным местом, где есть люди, ради которых хочется туда приходить. Преподаватели, как и в любой школе, встречаются разные, но большей частью — увлеченные своей работой люди, которые готовы не только слушать, но и слышать своих учеников. Нина Гринько вспоминает: «Каждый день для меня был особенным. Еженедельное расписание могло не меняться, но каждую пару я получала новые эмоции, что-то полезное. Ни один день не проходил впустую».

Полина Кузьменко благодарит Вышку за людей и атмосферу, в которой никто не боится высказывать свое мнение: «Все готовы принять тот факт, что взгляды у всех разные. И это нормально».

Этап третий снова поступление

Любая школа заканчивается выпускным, перед которым — экзамены, фотосессии для альбома, выбор университета. Дальше у учащихся Лицея НИУ ВШЭ появляется самый очевидный, хоть и не самый простой путь — пойти в уже ставшую родной Вышку. К тому же в Вышке предлагаются скидки отличившимся лицеистам. Однако далеко не все остаются в ее стенах.

Почему нет?

Уходят из-под вороньего крыла по разным причинам. Кто-то решает, что не видит для себя сейчас подходящего направления в Вышке, и берет gap year (академический год — год перерыва между школой и высшим учебным заведением — прим. «The Вышки»), игнорируя неодобрительные взгляды сверстников и их родителей.

Даниил Темченко: «Были те, кому родители говорили не общаться со мной, чтобы “не совершить такую же ошибку”. Я свое решение ошибочным не считаю, ведь жизнь-то моя. И дело было не в Вышке и не в какой-то программе. Просто мне это решение показалось наиболее правильным».

Другие находят себя в том направлении, которым ВШЭ до сих пор не занимается. Как Нина Гринько, поступившая в архитектурный вуз. А кто-то просто понимает, что сыт по горло Вышкой с ее дедлайнами и недосыпом.

В свете последних событий возник вопрос и о блокирующих, не оставивших равнодушными ни студентов, ни лицеистов. Герои резких высказываний постарались избежать — их все-таки ситуация задела только косвенно. Но кто-то позволил себе улыбку: «Вот здесь повезло. Меня эти блокирующие не коснутся».

Лицеист однажды лицеист навсегда

Только в одном герои абсолютно солидарны: «Лицей — это в любом случае “да”». Причины называют тоже одинаковые. Все встретили замечательных людей: и сверстников, и преподавателей. Все освоили, кто-то сходу, а кто-то — потрудившись, достаточно сложную лицейскую программу, отличную от стандартной школьной. И каждый прочувствовал особую, ни с чем не сравнимую атмосферу. Поэтому о проведенном здесь времени не жалеют и в интервью благодарят Лицей, как будто говорят речь на выпускном.

Нина Гринько: «Без Вышки, без этих двух лет я была бы другим человеком. За два года я реально повзрослела, стала организованной. Это взрослость, которую я не нашла бы нигде больше».

Приходят уже бывшие лицеисты в футболке с вороной на День Вышки в Парке Горького, чтобы заглянуть на площадку Лицея и почувствовать себя хоть в какой-то степени причастными к огромному вышкинскому миру.

Полина Кузьменко: «Может быть, Вышка — это “сборник” замечательных людей, готовых прийти на помощь. Нас выпустилось семьсот человек, мы все как большая семья».

Текст: Полина Зеленова

Фото: предоставлены героями материала

Редактор: Екатерина Воробьева

Если Вы нашли опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите сюда, чтобы проинформировать нас.

Также рекомендуем
Любители спортивной версии "Что? Где? Когда?" рассказали, как проходят интеллектуальные турниры у студентов, и почему их всегда путают с КВН.
Выпускники и студенты актерских факультетов поделились, где они искали роли, с какими сложностями столкнулись и не потеряли ли веру в себя после множества отказов.
23 апреля группа активистов, выступивших за демонтаж памятника Феликсу Дзержинскому, начала собирать подписи на имя ректора Ярослава Кузьминова среди студентов, сотрудников и выпускников Вышки. Спустя две недели после появления инициативы какого-то нового решения относительно памятника принято не было, а вопрос о судьбе монументов советской эпохи в российских городах уже поднимался
“Даже если округлить данную цифру до 100 тысяч и представить, что на каждый отзыв приходиться как минимум 1 проданный грамм чего-либо (на самом деле больше), то мы получим 100 килограммов наркотиков, проданных в Питере за февраль".
Потом одна медсестра спрашивает у другой: «А где у нас зеленка?» Та ей отвечает: «А  у нас зеленка вся просроченная была, ее выкинули». В итоге мне йодом или перекисью все залили, заклеили пластырем обычным, которым мозольки заклеивают или порезы. Следующий день лежал с температурой 39, а потом все нормально стало.