она

Невидимая вышка: «Нет — значит, нет»

В современном мире жертвы изнасилования редко делятся своими историями из-за страха услышать «Сама виновата!» и подвергнуться осуждению со стороны общества  из-за того, что знали насильника или «спровоцировали». Героиня материала рассказала редакции The Vyshka о своем опыте и об усилившейся депрессии после сексуального насилия.

Дисклеймер

«Невидимая Вышка» — это рубрика, посвященная табуированным проблемам, с которыми сталкиваются студенты. Материалы рубрики — монологи героев о необычном или сложном жизненном опыте — не отражают позиции редакции. 

18+

Предыстория

Многие знают меня как человека, который очень много смеется и шутит над самыми разнообразными вещами. Однако на одну тему у меня язык не поворачивается шутить — это насилие. В особенности над девушками.
В конце сентября на первом курсе подруга познакомила меня с одним второкурсником. Вплоть до посвята мы общались как приятели, на уровне «Привет, как дела, пока». На одной из вечеринок мы проводили много времени вместе и в итоге поцеловались. С тех пор мы начали ближе общаться, но исключительно на дружеской основе — никакой романтики. Я сразу ему это заявила, потому что тогда пыталась разобраться в себе и была занята другими личными проблемами.

Январский вечер

В начале января ко мне приехала родственница, которая потрепала мне нервы и полностью меня вымотала. Я написала своему другу о том, что очень рада, так как наконец осталась одна и могу отдохнуть. Он предложил встретиться, чтобы выпить и пообщаться, так как мы на тот момент уже довольно давно не виделись. Я сказала, что тоже скучаю и предложила ему приехать ко мне.

Он приехал с тремя бутылками вина. Я тогда подумала: «Ладно, три бутылки вина — это не три бутылки водки, уже хорошо». Мне казалось, что я сильно не опьянею, и все будет в порядке. Мы благополучно выпили, болтали и начали целоваться на кухне.
Он зашел в гостиную, там было абсолютно темно. Я услышала, как он зовет меня оттуда. Я зашла в комнату, чуть-чуть наклонившись вперед, он схватил меня за руку и повалил на диван. Он начал срывать с меня джинсы и свитер, стягивать с меня трусы. Сам он уже был полураздет. И тогда он безо всякой контрацепции, без презерватива попытался переспать со мной. Я сказала: «Нет, не надо, я не хочу, перестань». Он начал вставлять, попросил «сделать ему приятно» и не останавливаться. Все это происходило против моей воли, мне было больно, я пыталась его оттолкнуть. Однако во мне было практически две бутылки вина, поэтому мое сопротивление было довольно вялым. У меня было мало сил для того, чтобы дать отпор.

Я чувствовала себя шлюхой, но с единственной разницей — мне ничего не заплатили

Затем мне позвонила мама, и я спокойно выпроводила своего гостя из квартиры, без истерик.

Последствия

После того случая я пребывала в странном состоянии, это было отвратительно. Утром мои ощущения были максимально мерзкими. Я чувствовала какую-то потасканность: будто переспала со всей мужской частью в клубе и испытывала дикую вину. Тем не менее я была склонна оправдывать этого человека, считая, что это я его спровоцировала.
Все мои переживания вылились в истерики по ночам со слезами, с воплями до потери голоса. Моя депрессия, длившаяся несколько лет, только усилилась, вместе с ненавистью к себе.
Несколько недель после я жутко переживала, даже понимая, что от семенной жидкости вряд ли что-нибудь попало внутрь. В моем сознании образовался блок — долгое время я не могла нормально общаться с парнями. Меня жутко напрягало, когда кто-то говорил, что он переспал с какой-то девушкой, даже если я понимала, что в истории идет речь об обоюдном согласии. Я думала, «боже мой, бедная девочка», мне были неприятны разговоры на эту тему.

Я не могу представить, что буду с каким-то человеком заниматься сексом — мне не хочется думать об этом. Я сразу вспоминаю тот январский вечер, перетекающий в ночь, и мне становится мерзко

В целом я умею скрывать эмоции и никогда открыто не выражаю своего отношения к этому вопросу.
Теперь я очень осторожничаю с парнями и до последнего не раскрываюсь перед ними как личность. Если кто-нибудь начинает делать что-нибудь, что напоминает мне об этом человеке, то я тут же начинаю отдаляться. Поэтому чаще всего мы просто остаемся близкими знакомыми.

Кто он?

Он интересный человек: тот самый одиночка, который изо всех сил пытается интегрироваться в социум. Со стороны это выглядит скорее жалко. Однажды, после случившегося, мы встретились на одной вечеринке. Я подбежала ко всем знакомым и в ужасе спросила, кто его позвал, чтобы услышать — «А он сам пришел». Его мало кто понимает, его считают странным и неприятным. У него была характерная привычка подходить сзади и класть голову на плечо — меня это постоянно пугало.
Он вроде простенький с виду, а на самом деле ради собственной цели может спокойно пойти по головам.

Его влиятельность в университете и приближенность к ректору (с его слов) стали одними из факторов, из-за которых мне не хотелось никому рассказывать об этой ситуации — я никогда не хотела себе лишних проблем

Общение после

Он общался со мной спокойно, а я старалась его по возможности избегать. Даже звал меня на Поречье, однако три дня в одном здании с этим человеком никак не входили в мои планы. Летом приглашал к себе, отправлял геопозицию или адрес дома, писал, что скучает. Я просто сидела и не понимала, что происходит. В моей голове было только: «Господи, пусть он оставит меня в покое».
До недавнего времени меня напрягало, что мы с ним иногда видимся. По средам у меня занятия в одном корпусе с ним, поэтому я стараюсь уходить пораньше, чтобы вообще не пересекаться. Если же мы все-таки сталкиваемся, то разговариваем как обычные знакомые, которые случайно встретились в курилке. Я научилась контролировать себя и не показывать истинного отношения к человеку. Говорю с ним спокойно и расслабленно.
Произошедшее мы никогда не обсуждали. Думаю, он не признает свою вину, даже если мы коснемся этой темы.

Чувство вины

Думаю, меня воспитали таким образом, чтобы я в любом поступке находила долю собственной вины. Моей маме и без моих проблем было очень тяжело, поэтому, возможно, ей легче было сказать, что я сама несу ответственность за то, что со мной происходит.

В данном случае я виновата, наверное, в том, что я не сразу поняла, чего он хочет. Мое доверие и излишняя открытость привели к тому, что произошло

Я считаю, что моя ошибка состоит лишь в том, что я вовремя не смогла сказать ему нет. Возможно, мне не стоило так много пить, и если бы я выпила меньше, то этого бы не случилось, однако любому насилию нет оправдания.

Семья и друзья

Я не рассказывала эту историю никому из родственников вообще, потому что не видела в этом смысла. Им не нужен лишний стресс — моя семья тяжело и много работает, поэтому если я могу это решить сама, то я постараюсь это сделать.

Когда я позвонила моей близкой подруге и рассказала об этом, она ответила: «А ты сама виновата! Ты должна была понять, чего он хочет»

На мои отговорки о том, что он был моим лучшим другом, она заявила: «Лучший друг — это, конечно, хорошо, но каждый парень мечтает девушку затащить в койку, и ты это прекрасно знаешь».
Другой мой близкий друг сказал, что это полнейший пи**** и спросил, почему я не обратилась в полицию. Мне пришлось ответить, что такое вот у нас отношение к жертвам насилия: «Когда убьют — тогда и приходите». Тем более, как я смогу доказать, что это было? Никто ж меня слушать не будет.

Совет

Дорогие девушки и парни, пожалуйста, если ваш партнер морально или физически вас унижает и принуждает к тому, чего вы не хотите — не старайтесь его оправдать, сводите контакты к минимуму и незамедлительно отдаляйтесь. Наметьте себе маршрут, куда вы можете уехать, постоянно находитесь в кругу людей, чтобы этот человек к вам не подходил. 

Текст: Анастасия Ларионова
Редактор: Светлана Киселева

Если Вы нашли опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите сюда, чтобы проинформировать нас.

Также рекомендуем
Селфхарм - довольно распространенная сейчас проблема. Героиня нашего нового материала поделилась историей из жизни и рассказала, что делать в подобной ситуации и почему люди причиняют себе вред
Поговорили со студентом, которого унижали из-за сексуальной ориентации и узнали, как травля влияет на жизнь и как пережить издевательства
The Вышка поговорила со студенткой о том, как она существует в гиперопеке и переживает опыт проблемного отделения от родителей (или сепарации)
Редакция "The Вышки" поговорила с жертвой физического и психологического насилия со стороны отца — о том, как помочь себе в такой ситуации.
Социальные расстройства — третьи по распространенности психические заболевания. Рассказываем личную историю перенесенной социальной тревоги с комментарием психолога.