oblozhka

Личный опыт: я победила рак

Когда у первокурсницы Лены обнаружили онкологию, она подумала, что это приговор. Студентка рассказала, как за год борьбы с раком столкнулась с коррупцией в России, переехала в другую страну, перенесла 6 курсов химиотерапии и четыре операции.

Жизнь до

Лена поступила в РЭУ им. Плеханова на Финансовый факультет на коммерцию. Училась хорошо и была активисткой, почти каждый день она оставалась после пар ради студенческого совета. Участвовала в Школе Актива и в дебатах, занималась организацией мероприятий, то есть делала все, чтобы максимально себя загрузить.

Мне иногда казалось, что такой жесткий режим сильно влияет на мое здоровье. Это довольно сильно ослабило организм как физически, так и психологически

Что-то нога заболела

Летом у Лены заболела нога. Она не могла нормально ходить и постоянно прихрамывала. Сначала врач в ее родном городе предположил, что она растянула связки, и направил на электролечение. После этого нога заболела еще сильнее, Лене назначили МРТ. Обнаружили новообразование — так называют опухоль, потому что не ясно: доброкачественная ли она или злокачественная. 14 сентября Лена легла на биопсию. «Основная цель биопсии – это установить, с какой опухолью мы имеем дело: с доброкачественной или злокачественной. Забрав маленький образец ткани, проводят исследование», — поясняет Лена.

Через месяц они приехали в больницу. Мама студентки зашла в ординаторскую за результатами, а сама Лена осталась снаружи. В этот момент она услышала, что у нее онкология — саркома Юинга.

«Я сползла по стенке и меня будто оглушили. Все это длилось минуты две, а потом я просто сказала себе, что это неправда. Но, конечно, внутри меня уже была та безысходность, которая возникает при онкологических заболеваниях. Надо сказать, что я еще до биопсии я прикидывала, что будет, если мое новообразование будет злокачественным».

Это была страшная бездна. Мне казалось, что я не смогу тогда жить

Больница — новый дом

Лена легла в больницу, продолжать учиться она уже не могла. В университет поехала ее мама. Она поговорила с деканом и решила, что самое подходящее решение — взять академический отпуск. Деканат вошел в положение и дал академический отпуск, по словам Лены, довольно легко и спокойно, что было важно в этой ситуации. Долгое время никто не знал о болезни, но одногруппники Лены были в курсе.

Почти все сразу меня забыли. Писали два человека, а потом и они пропали. Это тоже было трудно пережить, потому что я с ними вроде была в нормальных отношениях

Через некоторое время в больницу приехала мать студентки и увидела, как дочери делают перевязки. Бинтов использовалось по минимуму, как и перевязочного материала, и обеззараживающего средства. Она решила, что нужно дать денег медсестре. Тогда волшебным образом появилось большое количество бинтов и антисептиков.

Чтобы забрать биопсию, матери также пришлось дать взятку врачу. Только после этого он написал какую-то бумагу в лабораторию, что можно отдать материал семье героини. Сама Лена их не осуждает:

При этом я хочу сказать,что это были люди в целом неплохие, но они вынуждены брать эти деньги, потому что им их не хватает. У них реально маленькие зарплаты для такого объема работы, особенно у медсестер

Семья приняла решение, что дальше продолжать лечиться в России нельзя. Лена утверждает, что в России лекарства для химиотерапии сильно разбавляют: «Многие любят кричать, что лечиться от рака и у нас можно. Но даже когда люди сами покупают лекарства для химиотерапии, хотя они положены бесплатно, им эти лекарства не дают в нужных дозировках. У нас есть много друзей-врачей. Они все знают, что химию разбавляют». По ее словам, в онкологии очень важно соблюдать временные промежутки между «химиями», дозы и наличие всех препаратов. Она была уверена, что необходимую операцию не смогли бы сделать тут, так как у нее очень высокий уровень сложности.

Лечение за границей — большие деньги и различные сложности, связанные с чужой страной. К счастью, у семьи Лены была возможность уехать на лечение. Она считает, что лечиться за границей — лучший вариант, хотя в некоторых случаях лечение в России не уступает по эффективности лечению в других странах.

Самое главное для меня,что при моей болезни мне спокойно могли ампутировать ногу

17 октября Лена с матерью отправились за границу. Она ехала с надеждой, что диагноз не подтвердится. Этого не случилось, и ей пришлось проходить через тяжелое лечение. Уже 30 числа начался первый курс химиотерапии. А за все время Лена прошла 6 курсов интенсивной химиотерапии.

«Конечно, я никогда бы не подумала, насколько это тяжело и мучительно. У меня были анафилактический шок, температура, язвы во рту каждый курс, а однажды я даже попала в реанимацию. После этого мне сделали операцию — удалили части кости и сделали эндопротез коленного сустава».

Мне казалось, что все будет быстрее, что уже зимой я поеду домой и все забуду. Но у меня появились осложнения, и пришлось делать еще три операции

Внутренний мир

Долгое время Лена на всех очень злилась. На то, что никто ей пишет, что все спокойно живут без нее:

Я удаляла друзей из «ВКонтакте», Instagram, и ненавидела всех вокруг. Меня бесила собственная внешность,физическое состояние и какой-то барьер между мной и миром

«Я решила,что нужно с чего-то начинать это менять — и выложила в Instagram фотку в шапке,с остатками бровей, с отечностью. Так я дала понять,что я теперь борюсь с раком, что я “крепче саркомы”. И в какой-то степени мне это помогло. Но есть и обратная сторона медали».

После этого, по словам Лены, «люди стали следить за шоу под названием “А что с ней будет? Выживет или не выживет?»».

Лена говорит, что после того, как она начала вести Instagram, ничего особенно сильно не изменилось. Под ее постами многие пишут ободряющие комментарии, но на этом все и останавливается: «Новые друзья не появились, так как я почти все время держала свой аккаунт закрытым. Скажу честно, на данный момент у меня всего два человека настоящих друга, которых действительно интересует мое состояние».

Как объясняет Лена, вела она свой Instagram абсолютно для себя, для того, чтобы побороть стеснение своего внешнего вида перед людьми, которые видели ее другой.

Жизнь после

Сейчас Лена уже девятую неделю лежит в ортопедическом отделении, у нее до сих пор не зажила рана. После того, как она заживет, ей нужно сразу идти в онкологическое отделение и принимать химиотерапию. По протоколу лечения саркомы Юинга, Лена уже 4 недели должна была получать «химию», но заживление пошло не плану, и врачи занимались спасением ее ноги. После операций, будут еще курс высокодозной химиотерапии с пересадкой костного мозга —  у Лены заранее взяли ее же костный мозг. А после будет реабилитация.

Лена надеется, что к августу она будет дома, ведь она не была там уже 9 месяцев. Скорее всего на учебу в сентябре она не вернется — нужно будет восстанавливать организм после химиотерапий и операций.

Долгое время я думала, где я буду учиться после того, как вылечусь. Но на данный момент я точно не знаю. Знаю только то, что хотела бы сдать IELTS и продолжить учить испанский. А еще просто побыть дома

Текст: Константин Исаев
Иллюстрации: Ольга Степаненко
Редактор: Олег Ян

Также рекомендуем
The Vyshka поговорила со студенткой мехмата МГУ, которая страдала от депрессии и была вынуждена лечь в психиатрическую клинику. Саша рассказала, что сделали психологи из университета, как отреагировала семья и как ее лечили во владимирской клинике
Герой нашего материала рассказывает об опыте пребывания в государственной наркологической клинике, о внутреннем устройстве и о том, чем такое учреждение похоже на обычную больницу
Потом одна медсестра спрашивает у другой: «А где у нас зеленка?» Та ей отвечает: «А  у нас зеленка вся просроченная была, ее выкинули». В итоге мне йодом или перекисью все залили, заклеили пластырем обычным, которым мозольки заклеивают или порезы. Следующий день лежал с температурой 39, а потом все нормально стало.
Редакция The Вышки узнала у студентов-психологов, как у них проходит практика и чему их научили пациенты
Рассказываем, как два студента сделали сайт для бронирования стиральных машинок в общежитии и с этим проектом победили во Всероссийском этапе Red Bull Basement University.