стереотпа

Закрытые ЛГБТ+ сообщества в университетах

Обычно студенты и не подозревают, что в их вузе есть ЛГБТ+клубы. Эти сообщества вынуждены существовать подпольно, втайне от большинства студентов, преподавателей и администраций университетов. The Vyshka поговорила с главами закрытых ЛГБТ+ клубов московских вузов и узнала, как они создавались, как туда попадают и почему там не все так радужно.

Дисклеймер: Тема этого спецпроекта — ЛГБТ+ сообщества в университетском пространстве. Наши материалы основаны на интервью с руководителями клубов, которые создавались как сообщества для представителей гей-коммьюнити, однако они открыты для всех людей негетеросексуальной ориентации.

Некоторые имена изменены по просьбе героев.
18+

79% россиян считают однополую связь предосудительной, поэтому представители ЛГБТ+ сообщества часто вынуждены объединяться и скрываться от посторонних. Сложно найти свидетельства существования таких сообществ: они не развешивают плакаты, как Научные бои, и их нельзя найти в «Интересных страницах» у друзей «‎ВКонтакте» — это исключительно частные группы, куда можно попасть только по специальному приглашению. Среди закрытых московских ЛГБТ+ сообществ для студентов есть четыре наиболее крупных: МГУ, МФТИ, МГИМО и ВШЭ.

Группы «ВКонтакте», собрания и бассейн без хлорки

Вузовские ЛГБТ+ сообщества были созданы, чтобы люди, относящие себя к ЛГБТ+, не чувствовали себя ущемленными и одинокими, чтобы им было куда прийти.

«‎Чаще всего самые заинтересованные в клубе люди — те, у кого были какие-то проблемы в прошлом», — Филипп, глава «‎Проекта Хайзенберг»‎, ЛГБТ+ сообщества МФТИ

Филипп также отмечает: «Пары внутри клуба не так часто складываются, пары скорее складываются между членами разных клубов. А университетский клуб нужен, чтобы было место, куда можно прийти и чувствовать себя в безопасности. Это скорее про дружбу, чем про целенаправленное выстраивание отношений».

Если у вас есть специальное приглашение в ЛГБТ+ сообщество, то символическим и фактическим актом вашего присоединения к клубу будет не «членский билет», а само вступление в частную группу «ВКонтакте». Сейчас в этих группах состоит от 70 до 250 человек в зависимости от вуза. Там публикуют информацию про сексуальное здоровье и анонсы ЛГБТ+ кинофестивалей, там же есть ссылка на закрытые чаты в Telegram. Но главное, для чего созданы группы, — организация клубных мероприятий. Там можно найти соответствующие приглашения с указанием места и времени. В альбомах групп также регулярно появляются фотографии с собраний.

Члены клубов обычно собираются в антикафе, ходят друг к другу в гости или идут с воскресенья на понедельник в «Пропаганду» (Ночной клуб, где по воскресеньям проходят гей-вечеринки. — прим. The Vyshka), если наутро ко второй. Студенты МФТИ могут встречаться в общежитии в Долгопрудном, студенты МГИМО — в Черемушках. На такие мероприятия приходит около 10–20 человек. При этом в вышкинском клубе таких мероприятий довольно мало. «В вышкинском комьюнити ничего, кроме нахождения людей в закрытой группе ВКонтакте, не происходит. Ни-че-го», — говорит основатель и экс-председатель «Общего пространства» Дмитрий Толкачев.


Несколько раз в год устраиваются крупные встречи для участников всех клубов. Прежде всего, это выезды в коттедж за городом. Там обычно собираются более 100 человек. В начале вечеринки самые «продвинутые» участники проводят семинары по ЛГБТ+ тематике: сексуальное просвещение, обсуждение прав меньшинств. «Я приезжал туда читать лекции, которые я читал в Вышке. Людям, которые лишены такой возможности в МГУ, МГИМО или МФТИ, вероятно, было интересно», — говорит Дмитрий.

Затем проводятся игры, караоке, speed dating. «Ну и конечно, мы приходим туда побухать и потанцевать», — говорит глава клуба МГУ Максим, — «чуть позже все начинают целоваться. Еще немного, и кто-то уединяется».

«После прошлого раза, когда я там был», — рассказывает уже нынешний глава клуба Вышки, — «все начали болеть гепатитом А. Там был бассейн без хлорки, где все целовались. Но я считаю, что причина была в плохо вымытом салате. Вот я не ел салат — я не заболел, хотя целовался с тремя людьми, которые заболели». Из-за «эпидемии» тогда отменили следующий коттедж, потому что участники из разных вузов все вместе лежали в больнице.

Главный вуз страны

Первый ЛГБТ+ клуб был создан в МГУ, в 2014 году. Он назывался MSU Gay Society и изначально собрался как «клуб бывших» из 10 человек

Впоследствии это комьюнити переросло в самое многочисленное вузовское онлайн ЛГБТ+ сообщество Москвы. Сейчас там около двухсот пятидесяти человек.

В сообществе МГУ состояли люди из разных вузов. К 2016 их стало слишком много, и студенты решили, что в каждом вузе должен быть свой клуб. Так были созданы собственные комьюнити в МФТИ и МГИМО. В сообщество МФТИ «Проект Хайзенберг» сразу приняли людей, которые состояли в «Бойцовском клубе» — небольшом ЛГБТ+ сообществе МФТИ еще в 1990-е годы. Оно было менее многочисленным, их встречи и чаепития проходили пару раз в семестр. «Именно тогда впервые в студенческом сообществе Москвы появилось понимание того, что нам нужно держаться вместе», — говорит Филипп, глава клуба МФТИ. Сообщество называлось «Бойцовским клубом», потому что в нем действовало «первое правило Бойцовского клуба». Однако как закрытый клуб сообщество оформилось только в середине 2010-х.

В МГИМО сообщество образовали несколько студентов, которые нашли друг друга через Hornet и Tinder (Приложения, где возможны знакомства парней с парнями. — прим. The Vyshka). «На первом собрании мы просто собрались, поговорили, потусили — мы даже не обсуждали ЛГБТ+ тематику. Мы просто мирно и клево проводили время на фоне того, что мы все геи», — говорит глава клуба МГИМО.

В Вышке такое сообщество появилось гораздо позже. Тогда люди из МГУ связались с Дмитрием Толкачевым — который тогда уже занимался исследованиями гомосексуальности — задавшись вопросом, почему в «самом либеральном вузе» до сих пор нет сообщества для представителей ЛГБТ+ коммьюнити. Изначально Дмитрий был против его создания, так как думал, что формат закрытого клуба не приживется, так как в Вышке, по его мнению, и так толерантная атмосфера и закрываться нет смысла.

Когда в ВШЭ такое сообщество все же было создано, в группу вступили сразу около ста пятидесяти человек. «Однако стало сразу понятно, что группа мертворожденная: на общие мероприятия ездили два-три человека», — говорит основатель сообщества. Тогда Дмитрий понял, что закрытое сообщество нужно расширять, выходить на более открытый уровень. Из трех сообществ, посвященных ЛГБТ+: Киноклуба Мишеля Фуко, гендерного семинара и проекта Sex in HSE, — был создан другой проект: «Высшая Школа Равноправия».

В ЛГБТ+ сообществах разных вузов выявились «лидеры» среди факультетов по количеству участников. В МГУ это химфак. В Вышке это не эконом, как гласит миф, а Факультет социальных наук. 

«Министр финансов — гей»

Чтобы расширять состав клубов, действует система хантинга — поиска новых людей. Дмитрий Толкачев описывает это так: «Хантинг происходит таким же образом, как он происходил на самом первом квир-рейве popoff kitchen: у тебя есть друзья-геи, у них есть друзья-геи — так формируется любое комьюнити. Еще ты открываешь любое приложение для гей-знакомств, и здесь, неподалеку, ты видишь заинтересованных людей и приглашаешь». «Проект Хайзенберг» от МФТИ пошел еще дальше: студенты создали аккаунт сообщества в Hornet и разработали систему автоматической рассылки.

Кроме того, важное значение для хантинга имеют «Шепоты» (Сообщества ВК, где люди могут анонимно знакомиться. — прим. The Vyshka). Например, в группе «Шепот Физтеха» люди, ищущие однополые знакомства, анонимно пишут на стену. Люди знакомятся и рассказывают друг другу о том, что в вузе есть ЛГБТ+ клуб.

Безопасность и конфиденциальность

Клубы не забывают о безопасности и разработали систему чекинга — проверки, стоит ли принимать человека в клуб. Глава клуба МГИМО сравнивает необходимость чекинга с делом «Нового величия»: «Там был провокатор, который развалил группу, который написал кучу кляуз — это не исключено в плане нашего сообщества. Может найтись человек, который сделает то же самое». Чекинг происходит через рекомендации уже действующих членов клуба и через личную встречу. Если «гей-радар» главы клуба и его интуиция позволяют предположить хоть какое-то сомнение в ориентации и честности человека, то дорога в клуб закрыта.

«Мне через 20 лет не хотелось бы, став министром финансов, увидеть свой профиль из Хорнета и заголовок в Коммерсанте” — “Министр финансов — гей” огромными буквами. Я бы не хотел такого ни для кого из наших членов», — говорит глава клуба МГИМО

Также дорога в клуб закрыта для тех кому нет восемнадцати, и тех, кто не учится в данном вузе.

Правила

Главная обеспокоенность в каждом клубе — страх аутинга (Публичное разглашение сексуальной ориентации человека без его согласия. — прим. The Vyshka). Для того чтобы этого избежать, в каждом клубе есть свой Устав. Там прописаны разные стороны жизни клуба, в том числе политика безопасности. Однажды участник из клуба ВШЭ кинул в общий чат интимные фотографии члена клуба МГУ. Недовольный МГУшник угрожал совершить аутинг участников всех клубов. Тогда вопрос удалось решить, но с тех пор между всеми клубами подписана Конвенция о взаимопомощи, документ о неразглашении составов клубов.

Главы клубов говорят, что довольны тем, что о них знают немногие. Но если о существовании клуба кто-то все же узнает, эффект получается сильный.

«До сих пор есть люди, которые думают, что геи — это что-то существующее, но где-то не здесь. И некоторых поражает само существование “Шепота МФТИ” и наличие там реальных постов», — говорит глава клуба МФТИ. — «Это некоторое заявление о том, что ЛГБТ — это не один-два человека»

Кризис

Кризис идей и энергии — это то, что, по словам руководителей, объединяет сейчас все студенческие ЛГБТ+ клубы. Те люди, которые их основали, уже выпустились. У них нет времени и желания заниматься этим, но есть опыт, который можно передавать. Главы клубов МФТИ и МГИМО намерены подать в отставку: первый — чтобы помочь развиться клубу Бауманки, второй — потому что «ничего не делает».

По мнению главы «Проекта Хайзенберг», в МГИМО не хватает мотивированных людей, а клуб МГУ живет за счет своей численности: люди сами друг другу пишут, активность провоцирует активность других людей, и все «крутится само по себе». А маленькие клубы, такие как МГИМО и МФТИ, сложнее администрировать.

Главы клубов связывают этот кризис с гомофобной атмосферой в России в целом. Клубу МГУ, например, сложно найти аудитории для мероприятий, «потому что им не нужны лишние вопросы». От постоянного напряжения — кризис энергии.

С другой стороны, есть мнение, что сейчас, наоборот, ситуация постепенно налаживается, молодежь становится более толерантной. Это подтверждают и недавние исследования «Левада-центра»: за равные права для геев и лесбиянок выступили 47% россиян — это самый высокий показатель в истории современной России. Причем у москвичей и людей в возрасте от 18 до 24 показатели демонстрируют гораздо больше открытости и толерантности в этом вопросе, чем у остальных групп населения.

«Наша группа ничем особо не занимается. Я делаю репосты мероприятий, которые устраивают другие. Своих мероприятий мы не устраиваем, потому что на них никто не ходит. На какие-то суперграндиозные мероприятия, коттеджи, от МГУ приходит человек сорок, а от Вышки семь», — говорит глава клуба. В Вышке нет конфликтной ситуации, и представители ЛГБТ+ проводят время, с кем они хотят. «После скандала с правой рукой ректора и того, что все прошло относительно спокойно, геям Вышки уже ничего не страшно», — говорит нынешний глава вышкинского клуба.

Цель

В головах у некоторых лидеров клубов сидит глобальная цель — сделать клубы открытыми, заявить о себе и распространять толерантность и уважение к людям другой ориентации. В реальности же никто не может выйти даже на вузовский уровень.

«Существует закон о гей-пропаганде, который закрыл бы нашу контору сразу же», — говорит глава клуба МГУ

По его мнению, если бы в России не было закона о гей-пропаганде, а университеты были бы более лояльными, то сообщества могли бы быть более открытыми. Но пока глава сообщества доволен хотя бы тем, что ЛГБТ+ клубом не интересуются органы внутренних дел.

Текст: Андрей Филатов
Иллюстрации: Тамара Арутюнова
Редактор: Анастасия Ларионова

Также рекомендуем
Поговорили со студентом, которого унижали из-за сексуальной ориентации и узнали, как травля влияет на жизнь и как пережить издевательства
Героиня нашего материала стала жертвой массового буллинга в школе. Редакция The Вышки узнала у нее, как можно предотвратить травлю в коллективе, к кому обращаться за помощью и почему в таких ситуациях нельзя использовать фразу "сам виноват"
Феминизм у большинства людей продолжает ассоциироваться исключительно с ненавистью к мужчинам, борьбой за небритые ноги и акциями FEMEN. На самом деле политическое движение разнообразно, делится на лагеря и часто не сходится по одним и тем же вопросам, осуждая соратниц по борьбе и их методы. The Вышка разбирается, в чем отличие интерсекционального
Среди заявок в студсовет много забавных, но крайне актуальных предвыборных пунктов. Мы предложили опытным студсоветчикам оценить самые интересные пункты
В нашей редакционной колонке говорим о солидарности студмедиа, коммуникации с вузом в конфликтных ситуациях и объясняем почему #мытожеdoxa