обложка

Личный опыт: я работала кладмэном

Пока в обществе идут споры о том, стоит ли легализовать некоторые виды наркотиков, огромное количество людей работают в сфере их распространения. Мы поговорили со студенткой медицинского вуза, которая работала кладмэном, и попытались выяснить, какие обстоятельства приводят людей в эту профессию и почему они надолго не задерживаются.

Дисклеймер: «Невидимая Вышка» — это рубрика, посвященная табуированным проблемам, с которыми сталкиваются студенты. Материалы рубрики — монологи героев о необычном или сложном жизненном опыте — не отражают позиции редакции. 18+

Предыстория

Я поступила на бюджет в медицинский университет в другом городе, поэтому нам с моим парнем пришлось переехать. И он, и я начали употреблять наркотики задолго до этого. На тот момент в моем окружении также были люди, замешанные в их распространении. Однажды нас со знакомыми поймали сотрудники правоохранительных органов и нашли у нас в машине мефедрон и гашиш. Помню, как в голове появилась только одна мысль: «Как на это отреагируют дома и в университете? Лишь бы семья не узнала!». Общий вес наркотиков у нас составил 50 граммов, и за такое количество нам грозило до десяти лет лишения свободы, но нам предложили откупиться. Чтобы откупиться, пришлось влезать в долги, а чтобы долги отдать, пришлось работать. Мне в голову не пришло ничего лучше, чем начать работать кладмэном, потому что мне нужно было собрать семьдесят тысяч, которые я по частям заняла у знакомых, чтобы дать взятку полиции.

В тот же вечер в даркнете я наткнулась на объявление о том, что магазину, в котором я покупала наркотики для себя, нужен закладчик. Я им написала, естественно, не под своим именем (настоящего имени работодатель никогда не узнает), и они меня приняли. Важно то, что на эту работу берут только тех, кто сам употребляет. Потому что только таким людям не надо объяснять, как лучше прятать клады.

Опыт знакомых

Я считаю, что на эту работу идут не от лучшей жизни. У меня было двое знакомых, которые работали  закладчиками. Один работал, так же, как и я, чтобы отдать долги, но до этого еще и лежал в наркологии. А второй пошел туда, потому что его мама болела раком, и деньги ни на курсы для подготовки к ЕГЭ, ни на лечение маме найти было негде. По рассказам моих знакомых я сделала вывод, что среди кладмэнов много студентов.

Как выглядит типичный день кладмэна

Работать я начинала с самого утра. До пар я должна была заехать за мастер-кладом (мастер-клад — большой вес наркотика, который потом делится на маленькие клады для покупателей — прим. The Vyshka). Его закладчикам не передают прямо в руки. Мы должны были искать его как самую обычную закладку, отвезти домой и там уже расфасовать по количеству, замотать изолентой или разложить по зиплокам. После пар я отправлялась в назначенный мне район, чтобы сделать закладки. Обязательно нужно было отправить фотографию и геолокацию на сайт. Потом я могла заниматься своими делами, например, учебой.

О страхах

Пока я работала кладмэном, те мои однокурсники, у кого еще хватало сил на что-то помимо учебы, устраивались репетиторами. Конечно, я зарабатывала больше, чем они, но я испытывала постоянно такой стресс, что, наверное, лучше бы я работала репетитором. В основном мои переживания были связаны со страхом.

Боишься ты на этой работе не только полиции. Как мне рассказывали знакомые гроверы (люди, которые выращивают траву для сбыта — прим. The Vyshka), несмотря на то, что лично ты никогда со своими «работодателями» не встретишься, они могут тебя вычислить. Делают это так: когда загружаешь фото с телефона, то любой продвинутый айтишник (а такие в команде есть) без труда находит твою геопозицию, если телефон хоть раз был подключен к сети. Поэтому самый безопасный вариант — ходить с телефоном без симки и выгружать фото сначала на компьютер, а с него на сайт. Но об этом варианте догадываются немногие.

Если будешь пытаться отсыпать себе часть вещества и всячески замаскировать это, или по твоим кладам будет много ненаходов (ситуация, когда клиент не находит товар — прим. The Vyshka), то твои «работодатели» найдут тебя. Возможно то, что тебя спалят полиции, и ты окажешься в тюрьме, или тебя увезут в лес, и там тебе как «провинившемуся» будут кидать диски для штанг на кисти рук, чтобы сломать их. 

В общем, атмосфера там царит, как в 90-ые. И это очень веская причина, по которой почти никто не задерживается на этой работе  дольше трех месяцев.

О взаимоотношениях с семьей и одногруппниками

Один из самых больших минусов такой работы — ты не можешь рассказать о ней семье. Я работала кладмэном, пока полностью не отдала долг. Если бы продолжила, то не знаю, как бы объясняла родным, откуда у меня берутся деньги.

С одногруппниками отношения тоже заметно охладевают, потому что ты всегда боишься сказать о себе что-то лишнее, из-за чего все узнают о твоей работе. Все вокруг начинают чувствовать твою неискренность. В итоге это привело к тому, что единственным близким человеком в абсолютно чужом для меня городе стал мой парень. Для меня это был не лучший расклад. Ведь переезжая, я мечтала о том, что найду себе много друзей среди однокурсников.

Как отразилось на учебе

На учебе моя деятельность отразилась не сильно. Бывало, что мне приходилось делать свою работу побыстрее, чтобы приехать домой пораньше и начать готовиться к завтрашним парам. Огромную нагрузку, с которой приходится справляться студентам медицинских вузов, никто не отменял, хотя я справлялась. Но на меня сильно давило то, что полдня я слушала в университете, что буду давать клятву Гиппократа, знала, что должна помогать людям, а на деле помогала им поскорее убить свой организм.

Сейчас

Как я себе и обещала, я ушла с этой работы, как только заработала нужную сумму для покрытия долга.  Через несколько месяцев я забрала документы из вуза, поняла, что медицина — не мое. Я вернулась в свой родной город, из-за переезда с парнем пришлось расстаться. Я не знаю, стал ли переезд результатом моей работы кладмэном или нет, мне сложно об этом судить.

Из моих университетских знакомых никто так и не узнал о моей подработке, да и друзьям из родного города я призналась только через полгода, когда меня уже ничего не связывало с наркотиками. Мне повезло, никто из моего ближайшего окружения не осудил меня. Конечно, семья до сих пор не знает о моей работе кладмэном.

Со следующего года я буду учиться в Чехии на специальности, абсолютно не связанной с медициной. Я знаю, что дальше буду работать только на легальной работе, потому что я попросту устала постоянно бояться.

Текст: Валерия Шашурина
Иллюстрации: Яна Варфоломеева
Редактор: Александра Морозова