макгонагал

Строгость не порок

В предвкушении зимней сессии The Вышка поговорила с самыми строгими преподавателями ВШЭ Петербург. Мы узнали, какими они были студентами, и чего требуют от своих учеников

Анисовец Татьяна Александровна

Анисовец Татьяна Александровна1

Я не педагог по образованию. Я экономист, закончивший университет по специальности «международные отношения». Моя дипломная работа тоже связана с экономикой. О преподавании не стоял вопрос. Когда я получила диплом, села дома и решила, что хочу в люди. Тогда я ушла работать в школу. Преподавала экономику, через год занималась олимпиадниками, вела работу по инновационной работе. Как экономист я тоже участвую в различных проектах.

Меня радует, когда приходят ребята, которые поначалу ничего не знают, а со временем показывают результаты. То есть видишь, что ты можешь научить. Мне нравятся наши студенты. Я сижу в апелляционной комиссии по ЕГЭ, и мне есть с кем их сравнивать. Мы притираемся со временем, и курс уже закончился, а они в коридоре что-то спросят, и это радует. 

Помню, как принимала первый экзамен. Тогда еще в Вышке были билеты. Студенты, нервничая, просили вытащить для них билетик, а у меня была хорошая отмазка, чтобы этого не делать: «Вы не боитесь получить билет от преподавателя, родившегося в пятницу тринадцатого?» Тут их желание отпадало. Вспоминаю себя на их месте, и, да, это ужасно, разговаривать один на один с преподавателем. Тяжело было подобрать слова, чтобы студент не ушел обиженным на плохую оценку. Поэтому в этом плане мне нравится наша система: ты больше можешь спросить, видишь реальные знания. Так же и с письменным экзаменом – нет личной притязательности к студентам. Все мы – люди, и кто-то нравится нам, а кто-то - нет. Письменный экзамен предвзятое отношение исключает.

Думаю, что студенты считают меня строгим преподавателем. Я считаю, что должны быть дифференциация между студентом и преподавателем. Вне занятий можно поговорить и об учебе, я нахожусь в дружеских отношениях со многими из своих студентов. Но на занятиях должна присутствовать строгость.

У нас много хороших студентов. Я могу назвать с каждого курса не одного-двух таких, на всех факультетах я вижу ребят, которые… вот не то, чтобы погрузился он в одну деятельность, и там все блестяще, а который и тут, и там участвует. Я ведь не могу назвать себя хорошим специалистом, если я разбираюсь только в своем предмете. Так и идеальный студент, в моем понимании, занимается, может быть, наукой, общественной деятельностью, что-то еще. То есть, какой-то собирательный образ. Это именно не «ботаны», но те из них, которые все успевают. Меня студенты очень часто и по-разному удивляют. Кто-то неважно учился, и вдруг контрольную написал идеально. Иногда вижу, что студенту тяжело учиться, а потом узнаю, что он еще какой-то активностью занимается, не отказываясь от учебы. Такие студенты вызывают мое уважение.

Я не люблю, когда говорят: «Вышка - это слишком сложно для меня, я не могу здесь учиться». Я из тех людей, что будут пытаться выкарабкаться до последнего.

Обычно проблема не посещаемости на моих предметах отсутствует, не бывает такого, что в аудитории сидит два или даже десять человек. Например, в этом году в субботу первой парой после вышки-party у меня собралась полная аудитория. Но, конечно, находятся отдельные студенты, которые пропускают. Я говорю: «Я тебя не видела месяц», а он мне: «Ну, работаю». Конечно, это хорошо, что ты зарабатываешь уже сейчас. Но таким образом, ты упускаешь много материала, благодаря которому на выходе из университета ты мог бы получать больше.

Экономика – наука о выборе, пропускаешь – твой выбор, но тогда и оценка будет ниже, так как, все-таки, она накопительная, и итоговую работу нужно написать очень хорошо. У нас есть ребята, которые оставляют все на последний момент, несмотря на то, что система Вышки, как-то, все равно приучает делать все вовремя. Как в том анекдоте про русского студента, который на вопрос, за сколько времени он может выучить по учебнику китайский к экзамену, отвечает, что за ночь, в принципе, осилит. Такого, конечно, стоит избегать. По поводу разговоров на паре могу сделать замечание, если это мешает процессу. Могу придраться и к внешнему виду: почему в теплой аудитории в зимней обуви? Вредишь здоровью.

Я сама живу в Петергофе и на собственном опыте знаю, что ситуации бывают разные и по разным причинам человек может опаздывать. Поэтому, я могу отнестись с понимаем к опозданиям. Это как-то видно – запыхался, не успевал или проспал, разное бывает. Но, заходя в аудиторию, не нужно прерывать учебного процесса: тихо зашел – сел. Особенно не люблю, когда кто-то опоздал и начинает выяснять, кто и почему занял его место.

Я позволяю себе шутить со студентами, на шутку я отвечу шуткой. Я люблю общаться со своими студентами. Но учебное время - это одно, вне учебное – совсем другое.

Каким я была студентом? Из ста человек я не была первой, но была второй, многим интересовалась и на все находила время. Пока проходила стажировку в Москве, параллельно выучила этот город лучше, чем моя родственница – коренная москвичка. Я могла с учебником в подмышку за день до экзамена пойти на пляж.

Конечно, были преподаватели, которых все боялись, и я в том числе. На первом курсе страшно боялась идти на экзамен по политической экономии из-за строгого преподавателя, но сдала успешно. Экзаменов боишься на первом курсе, дальше понимаешь, что это – не главное в жизни и не стоит переживать так сильно.

На пересдаче я была всего один раз по собственному желанию: перфекциониста во мне не устраивала четверка по высшей математике, и я попросила двойку, чтобы исправить положение на пересдаче. Когда готовилась к ней, сто раз пообещала себе, что буду делать все, что угодно, лишь бы не попасть на нее снова.

Студентам, хотелось бы, пожелать не зацикливаться на чем-то одном, а всегда пробовать что-то новое, не забывая, при этом, об учебе.

Совет от студентки 3 курса

Как можно расположить к себе Татьяну Александровну?
Всегда быть приветливым, больше улыбаться. Как-нибудь, можешь предложить ей свою помощь, и она запомнит тебя.

Усанов Павел Валерьевич

Усанов Павел Валерьевич

Я начал впервые преподавать в 2002 году. Это был экономический колледж. В вузе я стал работать с 2003 года, и это были первоначально финансовые дисциплины, а потом скорее дисциплины экономического сектора. Получается, что у меня на сегодня 15 лет опыта преподавания в различных общеобразовательных учреждениях. В одно время я соединял работу в учебном заведении с деятельностью в банковской сфере. Потом, когда написал и защитил диссертацию в 2006 году, стал преподавателем Высшей школы экономики. Я, честно говоря, и гордился, и горжусь, тем, что работаю в этом вузе, потому что считаю его если не самым лучшим, то одним из лучших вузов в стране и по качеству преподавательского состава, и по качеству студентов, и по тем ценностям, которые высшая школа формирует.

Я, честно говоря, сторонник того, чтобы накопительную систему, которой мы пользуемся, использовать в течение всего обучения. Поэтому, итоговый контроль – это 20-40% процентов от оценки. И, если человек учится в течение полугода или года, то ты знаешь его оценки за все это время. Поэтому экзамен не является чем-то, выходящим за рамки. Скажем, мне кажется, что самыми главными формами контроля является то, что было до этого. Главное, чтобы студент выполнил те задания, которые даются на семинарах. Экзамен я так же рассматриваю, как форму контроля, которая не должна быть простой для студента.

Когда я начинал преподавательскую деятельность, считал, что должен требовать в первую очередь с себя, а студент сам решает, интересно ему это или нет, важно ли ему это. Очень быстро понял, что так дело не пойдет, что студент воспримет это не как силу, а как слабость. То есть, в конечном итоге, если ты не будешь с них требовать, то они не будут делать. У них нет стимулов. Студент может сделать все, что потребует от него преподаватель, а преподаватель должен требовать много. Почему он это должен? Потому что по результатам обучения студент должен стать лучше, чем он был в момент прихода. А ведь как он себя ведет? Он, в принципе, доволен своим положением в жизни.

Я думаю, что студенты считают меня строгим. Это необходимый компонент результативности этой работы. Чтобы она была результативной ты должен и с себя, и с других.

Наверное, идеальный студент должен быть заинтересован в том, чтобы разобраться в тех вещах, которые ему не понятны. То есть хороший студент это не тот, который заучивает, его интересуют не оценки, но он хочет в чем-то разобраться. Меня подкупает, прежде всего, студент, который сам для себя задает вопросы и благодаря мне, благодаря чтению книг, благодаря своему интересу пытается на них дать ответ. Потому что преподавательский труд имеет смысл,только когда студент задает вопросы. Мы ценим только то знание, которого мы достигли. Я бы вообще назвал это высшим пилотажем, когда студент сам ставит вопросы и начинает искать на них ответы, активно.

Что еще важно? Так как я преподаю экономику, для меня важно, чтобы студент соотносил свою специальность, будь то политология, социология, с тем, что я преподаю. Потому что свою цель я вижу не в том, чтобы человек прослушал мой предмет и потом ушел на свой факультет думать в том же направлении, но чтобы в нем что-то изменилось, зародилось, и он это учитывал. Если же он думает, что «я – политолог, и я могу думать как-то иначе», то мой труд обессмысливается, он рассматривает эту точку зрения как одно из мнений. А я думаю, что экономическая наука больше, чем набор мнений, она носит более универсальный характер.

На моих парах студенту не стоит спать. Во-вторых, студент не должен воспринимать лекцию как повод, высказать свое мнение. Я не против того, чтобы они активно включались в процесс, спрашивали. Все вопросы, поступающие от студентов, я делю на центробежные и центростремительные. Очень часто, когда ты о чем-то рассказываешь, совершенно случайное упоминание какого-то примера может вызвать ассоциативный ряд, и у студента возникает вопрос, который я называю центробежным. Тогда мы вместо того, чтобы идти к чему-то, уходим не только в сторону, чтобы потом вернуться, а вообще идем на поводу у высказываний.

С не посещаемостью я сталкиваюсь редко. Прогуливают только студенты, находящиеся в стадии отчисления. Систематически пропускать на моем предмете тяжело, потому что у них очень большое количество отработок, студенту это невыгодно.

Если все же ты что-то пропустил, я делаю аудиозаписи своих лекций и оставляю их студентам. Хотя все-таки аудиозапись не может восполнить лекцию. А потом, я им даю задание в виде кейсов, и они должны сдать их мне.

Я люблю людей с чувством юмора. Если надо мной студент подшутит, я, наверное, тоже над ним как-то подшучу. Ирония и самоирония должны быть характерны для любого преподавателя, для любого человека. Поэтому если это не какой-то неприемлемый вариант шутки, тогда почему бы и нет.

Я был плохим школьником, очень плохо учился. Когда начал учебу в колледже, потом в вузе меня это зацепило. Закончил с красным дипломом, я был лучшим на курсе и читал больше, чем нужно было. Если студент хочет чего-то достичь, то он должен очень много работать и быть мотивирован.

Я очень любил строгих преподавателей. Для меня это был вызов: я должен быть достоин. Сколько студент сдает за все время экзаменов? Сколько из преподавателей запоминается? Я могу выделить 5-10 преподавателей, которые делали свою работу хорошо. Я помню моего преподавателя по экономике. Я был единственный на его курсе, кто получил пятерку. Он был очень строгим. Когда я начал преподавать, я вовсе не ставил своей задачей быть таким же, это не было целью, это - средство. Я редко запускал какой-то предмет. Не помню, чтобы я попадал на пересдачи.

Как сдать мой предмет? Слушать аудиозаписи моих лекций. Еще выспаться перед экзаменом. Периодически я сталкиваюсь со студентами, которые пренебрегают усилиями, нервничают, приходят на экзамен и не отвечают на вопрос, на который бы ответили. У них просто недостаточно мозг работает после 24 часов бодрствования и приема кофе. Последнюю ночь нужно поспать, даже если это происходит в ущерб знаниям.

Совет от студента 3 курса факультета менеджмента

Чего делать не стоит?
Не использовать на парах гаджеты, все внимание должно быть уделено преподавателю.
И вообще нельзя опаздывать! Даже на минуту.

Михалевич Леонид Сергеевич

Михалевич Леонид СергеевичПреподавательский опыт у меня отсутствует. Я пять лет назад поступил в Вышку. На работу здесь меня пригласили. Соответственно, до этого преподаванием я не занимался. СПбГУ закончил в свое время, потом поступил в аспирантуру, у нас было преподавание. Как такового преподавательского опыта у меня нет. Какие-то зачатки преподавания у меня были еще в школе. Потом, я был тренером команды по дебатам. Поэтому, что такое работа преподавателя, я вполне себе представлял. Ожидания соответствуют действительности.

Первый принятый экзамен? Конечно, не помню. Принципы? Они, конечно, были. Они продолжают действовать. Свою задачу я вижу в том, чтобы постараться научить студента, дать ему тот объем знаний, которым я обладаю сам. Желания завалить, наказать студента, тем более на экзамене, у меня никогда не было и нет, работа преподавателя не в этом заключается. Другое дело, что студенты сами заваливают себя.

Cтуденты считают меня строгим преподавателем. Я не ставил себе такой цели. Я хотел быть справедливым преподавателем. Я не пытаюсь быть строгим. Просто спрашиваю, то, что должен спрашивать. Делай, что должен, и будь, что будет. Я спрашиваю исключительно то, что студент, по моему мнению, должен знать, не более того.

Идеального студента не существует, так же как и идеального преподавателя. Конечно, интересно общаться со студентами, когда студент заинтересован в получении знаний. Моя задача – выпустить сформированного специалиста. Понятное дело, найти работу студенту после выпуска – довольно сложно. В первую очередь найдет работу тот, кто ее ищет, и тот, кто обладает определенными знаниями. Свою задачу я видел в том, чтобы студенты получали знания практические, чтобы им было проще найти работу. Я думаю, что не так много моих студентов захотят стать просто теоретиками. Работу студента в качестве теоретика, преподавателя я исключаю. Она довольно специфическая. Надеюсь, студентам мои занятия интересны, потому как я больше практик, отягощенный неким грузом теоретических знаний. Поэтому, конечно, я предпочитаю давать как практические задачи, так и подкладывать под это теоретическую базу. Потому что одно без другого невозможно. Поэтому мне интересно общаться со студентами, которые готовы заниматься.

Я считаю себя довольно либеральным. К вопросам посещения и присутствия на семинарах и других занятиях я отношусь довольно просто. В чем заключается простота? Я считаю, что у студента есть определенные обязанности. В частности, он должен присутствовать на семинарах. Я начинал работу на 3-4 курсе. Если студент считает, что обладает достаточным количеством знаний, и считает, что может не присутствовать на моих лекциях, не вижу в этом препятствий. Если он готов изучать мои лекции по конспектам товарища – тоже не вижу препятствий. Семинар – другое, студент должен на них присутствовать. Но понимаю, что есть разные сложности, и готов пойти на встречу: ты должен отработать потом пропущенный семинар. Мы решаем юридические казусы, у меня студент должен показать, что он решил задачу к данному зачету.

Раньше я требовал, чтобы студент формально присутствовал на 50 процентах семинаров. К сожалению, правила Вышки не позволяют не допускать студента, который просто пришел на экзамен и сказал: «Здрасьте, вот и я». То есть, я его в первый раз вижу, и он меня, видимо, видит тоже в первый раз. К сожалению, таких студентов я не могу не допустить. Но мне это не препятствует оторваться на этих студентах по полной программе. Понятное дело, что спрошу я не только билет, но и вообще весь курс, который я преподавал. Я должен знать, какими знаниями обладает студент, которого я собираюсь выпускать. Учится он или не учится – его дело. Он должен сам уметь получать знания. Хочет он их получать – он их получает. Нет - так нет. Я всегда студентам говорю, что я реализую их конституционное правило получения образования. Хочешь -получай. Не хочешь, не получай. На итоговом экзамене я проверяю, могу ли я студента научить. Если нет, как я могу такого студента выпустить? 

Подшутить над преподавателем, чтобы запомниться ему? Конечно, такое не прокатит. Я потом сам на экзамене над этим студентом неплохо подшучу. Я человек незлопамятный, сделал зло – и забыл.

Я был довольно ординарным студентом. У нас было достаточно много хороших, талантливых ребят, которые, наверное, добились и больших успехов, чем я. У нас было где-то 30 процентов красных дипломов, у меня – нет. У нас были хорошие, замечательные преподаватели. Лучше, чем я сейчас, я бы даже сказал – титаны преподавания. Я поступал на юриспруденцию целенаправленно, мне это было интересно. Потому и учеба давалась легко. Мне сложно понять студентов, которые продолжают учиться, если им это не нравится. Тебя ведь никто не заставлял. Если нужен просто диплом – купи в переходе.

Конечно, были и плохие оценки. Например, у меня никак не укладывалась философия, я ее просто не понимал, приходилось зазубривать. Да, я попадал и на пересдачи. Один раз, гражданка. Вообще, я хорошо знал гражданское право, но меня завалили. На экзамене говорил полную чушь, переволновался. На самом деле, я даже рад, что завалил. Я пересдал дней через пять. Не стоит бояться пересдач, так же и преподавателя бояться не стоит. Любой преподаватель старается держать марку. Если студент до нее не дотягивает, то ставить ему высокую оценку – нечестно по отношению к другим студентам. Мои семинары могут быть скучными, но они имеют практическую значимость. Без этих знаний тяжело стать юристом. Я не заваливаю студентов. Я могу задавать дополнительные вопросы. Преподаватель пытается помочь студенту, задавая ему вопрос. Если не готов - то не готов. Часто студенты обижаются на меня, если я не слушаю второй вопрос, если не услышал ответ на первый, просят дать дополнительную задачу – не дам. Иди и готовься. Многие из вопросов, что я задаю,– элементарны, ответ на них можно вывести из базовых знаний.

Я могу дать моим студентам совет не столько учиться, сколько думать. Я люблю думающих студентов. Важны не только знания, но и умение их применять. Идеально к экзамену подготовиться нельзя. Для подготовки к экзамену не хватит дня. Если учишься в течение семестра, то подготовиться для тебя не проблема.

Между студентом и преподавателем должна быть дифференциация. Даже со своими школьными учителями, с которыми у меня дружеские отношения, я на Вы, то есть обращаюсь по имени и отчеству. Я встречаю студентов после выпуска, например, в арбитраже, мы можем поговорить. Через какое-то время студент достигает такого уровня, чтобы мы могли перейти на ты. Я не вижу в этом ничего такого. Я для них уже не преподаватель, а они для меня уже не студенты.

У меня плохая память на имена, я не знаю по именам всех своих студентов. Со студентами интересно общаться. Когда я пошел преподавать, даже этому обрадовался. Преподавание заставляет поддерживать себя в тонусе, повторять информацию, быть способным ответить на любой вопрос. Потому что если преподаватель не может ответить на вопрос, то доверие студента к нему падает. Он может не знать все, но он должен предложить свое решение либо признать, что не профессионал в этой области, или все-таки найти ответ.

Я не знаю, буду преподавать через пять лет или нет. Преподаватели в вузе не привязаны к какому-то конкретно курсу. Я веду на 2, 3, 4 годе обучения. Я преподаю пять лет, значит, у меня 2 выпуска, прошедшие весь этот цикл. И когда кого-то выпустил, помнишь ребят, которые там были, с которыми было интересно общаться, кто что-то спрашивал. После выпуска есть чувство опустошенности, и возвращаться в сентябре на занятия как-то сложно. Потому что этих нет, есть кто-то новый, к которому нужно опять приходить, что-то объяснять, привыкать. Однако потом втягиваешься, опять этот цикл. Поэтому, буду ли я преподавать через пять лет? Может быть. Я преподаю до тех пор, пока мои услуги преподавателя требуются. То есть до тех пор, пока мне не скажут: «Леонид Сергеевич, надоел!» Хорошо, если к этому моменту я устану. Преподавание – затратное по времени дело. Подготовка к лекции, экзамены много времени требует. Преподавание для меня, в некоторой степени, хобби. Надоест – скажу: «Все, я устал, я ухожу».

Текст: Елена Филиппова
Фото с сайте hse.spb.ru