katya-kraeva-33_48832649752_o

ЦИМ, сексизм, капитализм

Этой осенью в репертуар Центра имени Вс. Мейерхольда вошли два спектакля, которые поставили четыре студентки и выпускницы Вышки. Первый, «Кариес капитализма», манифест против низкооплачиваемого труда, и второй, профеминистский Locker room talk, в разных форматах критикующий образ женщины как объекта. Мы поговорили с девушками и узнали, кто такие прекариаты и как поставить спектакль, который сразу возьмут в постоянный репертуар театра.

Алёна Папина
танц-художница и основательница «Мастерской Танец», выпускница «Художественных практик современного танца», студентка Аспирантской школы по искусству и дизайну ВШЭ

Дарья Юрийчук
художница, исследовательница культуры и искусства, выпускница магистратуры Вышки «Визуальная культура»

Ольга Тараканова
автор изданий «Нож», The Village, создательница Telegram-канала «пост/постдрама», студентка 4 курса Школы культурологии Вышки

Ада Мухина
режиссер, куратор, путешествующая художница, проходила курсы повышения квалификации по проектному менеджменту в Питерском отделении ВШЭ

Начало

Любовь к театру у создательниц проекта «Кариес капитализма» началась по-разному, а работать вместе они начали, приняв участие в резиденции Black Box 2018. Это программа Центра имени Мейерхольда, которая дает возможность молодым драматургам и режиссерам представить свой проект и получить на него государственный грант. Алёна Папина рассказывает, что в центре Мейерхольда она оказалась два года назад. Тогда ее в качестве соавтора пригласили в проект «Конституция». Затем Алёна подалась на резиденцию второй раз в 2018 году, потому что ей был интересен документальный театр. К тому же девушка считала, что это подходящая возможность профессионально подойти к процессу выпуска спектакля: именно институциональной поддержки, по ее мнению, не достает танц-сообществу.

Ольге Таракановой страшно вспоминать, как началась ее работа с ЦИМом: история соприкосновения с центром выросла из университета, но через университет она себя не определяет. На тот момент Тараканова уже занималась театром:

«Я ходила и смотрела спектакли за свои деньги, написала 7 рецензий для портала «HSE PRESS», о которых мне стыдно вспоминать — они были восторженными и с многоточиями»

В рамках проектного семинара Ольга организовала несколько встреч в Вышке с арт-директором ЦИМа Еленой Ковальской, а затем пришла в театр писать программные тексты для буклетов и курировать некоторые обсуждения после спектаклей. Изначально Тараканова не планировала ставить спектакли, но все изменилось, когда она начала писать программное эссе в буклет про Black Box и сама захотела поучаствовать. В итоге два проекта с ее участием победили.

Telegram—канал Ольга ведет с 2017 года и использует его в качестве театрального дневника и портфолио. Он давал ей возможность получать аккредитации на мероприятия, и первый заказ на публикацию пришел именно благодаря каналу. 

Дарья Юрийчук попала в театр почти случайно. Никогда им не интересовалась, зато последние три года занималась современным танцем. Затем подала заявку на резиденцию в 2018 году, потому что ей было интересно социальное искусство, а темой резиденции был документальный театр. 

Ада Мухина занимается театром уже довольно давно. В Петербурге она основала Театральный проект «Вместе», который занимался социальным театром и театральной педагогикой. Как режиссер она поставила несколько спектаклей, работала за границей, курировала театральные фестивали. Также Мухиной удалось пройти стажировку на постановке Rimini Protokoll — это известная немецкая театральная группа, которая занимается документальным театром. После окончания магистратуры в Лондоне режиссер решила поучаствовать в резиденции, где познакомилась с другими участницами.

Locker room talk: разговоры о женщинах в раздевалке

Locker room talk — спектакль-победитель резиденции Black Box 2018, его поставили Ада Мухина как режиссер, Дарья Юрийчук как хореограф и Ольга Тараканова — медиадраматург. Сейчас он идет в ЦИМе на постоянной основе.

«“Locker room” — раздевалка, “talk” — разговор — вульгарные разговоры, не предназначенные для посторонних, — поясняют создательницы. — Как правило, они происходят между приятелями-мужчинами и содержат пошлые шутки, ненормативную лексику, риторику мужского доминирования, оценку тел и дегуманизацию женщин — одним словом, trigger warnings»

Спектакль поставлен по пьесе шотландского драматурга Гэри Макнейра, который под запись разговаривал с мужчинами о феномене Locker room talk в офисах, университетах, спортзалах и такси и собрал «документальный каталог сексистского языка в 14 главах». Отправной точкой исследования Макнейра стало высказывание Дональда Трампа, в 2007 году публично признавшегося, что при виде красивой женщины ему хочется «схватить ее за…» (женский половой орган).

В 2018 году Ада Мухина увидела читку пьесы на Эдинбургском фестивале и подумала, что она вполне подходит под российские реалии. Там же лично познакомилась с автором, он передал ей текст пьесы, а она обещала, что «кому-нибудь ее обязательно порекомендует». Сначала команда работала над другим проектом, а затем Мухина вспомнила про пьесу и решила, что Locker room talk — это идеальная история для их состава: «Участниц три, все они женщины и могут сделать что-то крутое в хорошей команде, взяв в качестве основы текст про мужские сексистские разговоры о женщинах».

Фото: ЦИМ

Ольга отмечает, что сам текст показался ей довольно скучным из-за клишированности и предсказуемости, потому что никаких новых открытий в пьесе нет: «О таких разговорах мы слышим каждый день». Поначалу участницам казалось, что легче просто отказаться от текста. Но затем они решили рассматривать пьесу как рамку, с которой они борются. К тому же, по мнению девушек, текст показывает распространенность сексизма в обществе. Ольге очень нравится этот спектакль, потому что участницы в нем — «сильные персонажки». А Ада добавляет, что они даже в какой-то степени эмансипировались за счет него.

Ближайшие показы пройдут 28 октября и 18 ноября. Продолжением спектакля станет кружок гендерных исследований, который будут вести Ольга и Дарья. Там участники и участницы лаборатории будут рассматривать образы и роль женщин в современных спектаклях:

«В конце они представят собственные проекты о том, как можно изменить театр и сделать его менее сексистским»

«Кариес капитализма»: история о прекариях

«Ваша ненависть к понедельникам — это ненависть к капитализму, а прекарии — это кариес капитализма. Слово “прекариат” (precariat) сложилось из двух: “прекарный” — незащищенный и “пролетариат” — рабочий класс. Эту социально незащищенную группу называют “новым опасным классом” и делят на три типа: бедные, мигранты, фрилансеры без постоянного дохода, в том числе художники. Всех их эксплуатируют, и все они уже начинают объединяться»

Так гласит описание спектакля на сайте ЦИМа. «Историю о капитализме и прекариях» поставили три создательницы Locker room talk и Алёна Папина.

По словам Ольги, название спектакля появилось случайно: во время резиденции девушки пошли пообедать, пошутили и сопоставили по-английски слова «прекариат» и «кариес». Так родился «Кариес капитализма». К тому же участницы резиденции много рассуждали, как, по сути, их эксплуатируют в ЦИМе, потому что всю работу на резиденции приходится делать бесплатно и тратить на нее большое количество времени.

«“Кариес капитализма” — это история про прекариев, людей, которые не обладают социальными гарантиями и живут без постоянного дохода: например, мигранты, которые из-за отсутствия гражданства не могут получить множество привилегий, и фрилансеры, у которых нет пенсионных отчислений (в их число входят и художники, которые не работают постоянно в театральной институции). Как рассказывают создательницы спектакля, прекариат — “это мы все, а не какая-то узкая группа людей. Ведь скоро, например, наступит экологическая катастрофа, и все люди сдохнут, а два процента, может быть, и не сдохнут”».

Фото: The Vyshka

При этом на сайте также говорится, что спектакль является «манифестом против бесплатного труда». Ольга комментирует это так:

«Скорее это не манифест, а больше анализ. Почему есть бесплатный труд? Потому что есть миф об искусстве, потому что есть привилегированные богатые люди, которые могут делать искусство бесплатно, потому что волонтерский труд романтизируется, потому что мировая экономика в рецессии, наконец».

«“Кариес капитализма” — это хорошее название, работающее для привлечения внимания капитализма», — говорит Ада Мухина.

Суть перформанса в том, что создательницы спектакля дают возможность четырем прекариям представить свою идею по защите труда в театрах на сцене. Лучшую идею выберут зрители, а затем ее проспонсируют на деньги с продажи билетов. Как сказано на сайте театра, 50% от стоимости билета получает ЦИМ, 50% (за вычетом налогов) получает команда. Команда спектакля также предоставляет льготные билеты всем «незащищенным группам». Создательницы готовы выдать билеты и «удостоверение о прекарности» даже тем, кто не попадает ни в одну из категорий, но относит себя к незащищенным группам: 

Источник: Страница спектакля «Кариес капитализма»

Продюсер Ксения Аникеева, которая принимает участие в спектакле, рассказывает, что история ее прекарности началась в 19 лет. Тогда она впервые устроилась на долгосрочную работу без договора в маленькое гастрольное агентство в Новосибирске. В то время ей казалось это совершенно логичным — ни квалификации, ни опыта у нее все равно не было. Агентство состояло из босса и самой Аникеевой — вместе они организовывали гастроли в крупных городах Сибири. Платили Ксении 8 тысяч рублей в месяц. С одной стороны, по мнению перфомера, эта работа подарила ей профессию, но в то же время сформировала и трудовые привычки, от которых придется избавляться многие годы: «Много работать и быть на связи 24/7, делать большой объем работы самостоятельно, быть многофункциональной, ежедневно поддерживать позитивный эмоциональный контакт с тем, кто тебе платит, потому что ваши отношения больше ничем не регулируются, и периодически напоминать о своей зарплате». Отобранные перформеры представят подобные «свидетельства прекарности», а затем расскажут о своих проектах «по уменьшению опасной ситуации этого явления». Ольга и Ада считают, что спектакль — это тоже некий бизнес-инкубатор и арт-резиденция.

Стоит отметить, что роли в команде создательниц не распределены: девушкам захотелось поработать в новом формате и посмотреть, что из этого выйдет. Правда, сейчас Дарья и Ольга больше занимаются лекциями о прекариате, которую они представят в ходе спектакля, а Ада и Алёна работают непосредственно с перфомерами-прекариями. В остальном решения они все принимают совместно.

Фото: ЦИМ

На сайте центра Мейерхольда есть фотография, где Алёна Папина указывает на надпись «Здесь должен танцевать крутой вог-дансер, но у нас нет на него денег». Ада и Оля рассказывают, что зрителей ждет еще и большой золотой зуб на сцене. Премьера спектакля состоялась 1 октября. Следующие показы пройдут 7 ноября и 17 декабря.

Текст: Дарья Новичкова
Фото: Яна Сашкина, ЦИМ
Редактор: Светлана Киселёва

Также рекомендуем
Студенческие годы – это не только привычные домашние задания, недосып и тусовки. Студенты Щукинского театрального училища рассказали о том, каково учиться в театральном ВУЗе, быть участником театральной труппы и как выглядит их обычный учебный день.
The Vyshka побеседовала с организаторами трех киноклубов. Мы выяснили, почему студенты собираются для совместного просмотра фильмов и как проходят кинопоказы разной тематики
К тому формату, в котором он существует сейчас, театр НИУ ВШЭ шел не один год. О пути через тернии к звездам рассказал основатель театра Андрей Вершинин
Выпускники и студенты актерских факультетов поделились, где они искали роли, с какими сложностями столкнулись и не потеряли ли веру в себя после множества отказов.
Кажется, что снять свой фильм можно, только будучи режиссером в третьем поколении и уже в преклонном возрасте. Развеиваем миф о неприступности киноиндустрии и рассказываем о молодом режиссере, которая снимает фильм, будучи студенткой С чего начинаются съемки Под ногами ступеньки обледенелого крыльца, увесистая дверь протяжным скрипом будит охранника. Он всматривается в