ZBCDa0eCAVw

Весна идёт, весне стихи

И вот уже долгожданная весна, правда погоду зима пока держит в своих крепких и холодных лапах. Мы решили приблизить весеннее тепло, опросив поэтов из ВШЭ на тему «Что для них значит весна, и какое собственное стихотворение у них с ней ассоциируется?». Студенты разных факультетов Вышки ответили на вопросы и «набросали черновик» весны 2016

circle (18)

Егор Завгородний

Факультет гуманитарных наук

Школа филологии, 3 курс

 

Ты знаешь, а я не люблю весну. Монетка срывается из пакета попрошайки и подпрыгивает в луже. Электричка, и люди уже надевают легкие вещи, тяжелые люди – легкие вещи, и их потные лица трутся друг о друга на поворотах. Школьницы выглядывают из-за угла, неловко тушат окурки о дверь гаража, и окурки шипят. Школьницы поправляют юбочки, стряхивают пепел с рукавов и бегут на урок литературы. Электричка подъезжает к вокзалу, и в общем вздохе пассажиров слышна весна. А ты вот говоришь, рождение. Рождение предполагает смерть, и в этом смысле осень кажется куда более обнадеживающей: она показывает, что даже смерть конечна. Ты, конечно, не слушаешь, и бежишь во двор строить плотинки из снега. Ломаешь их. Пускаешь кораблик. И пока смотришь на его отражение, что несет к горизонту талая вода с разводами бензина, тяжелое колесо за твоею спиной печально скрипит. Прощай, моя дорогая Элли.


***

Кирпичной червивой весной я вернусь домой.
На душном вокзале увижу усталые лица.
Пойму, что мой город — город совсем другой,
Не тот, в который хотелось бы возвратиться.
Мой город в башке моей детской лежит, визжит,
Дребезжит, жужжит, дорожит моим детским сном,
Я вижу реальность теперь — он жив
Трупами собак по обочинам и кладбищенским песком,
В котором друзья и время друзей лежит
Мертвым грузом — такая смешная шутка,
Что хочется руки свои вырвать за то, что мы
Ничего не смогли. Ничего не смогли. Мне жутко.
Я садился в вагон до него, подальше в родную речь,
Но слышал всего три слова: «Антоша, не умирай!»
Я спас человека, хотя сам был готов умереть.
Я дальше бегу в родной родниковый край.
С тех пор, как ушел за порог, я не стал другим:
Я не повзрослел, не поседел, не расставил все по местам,
Я боюсь признаваться в любви (пусть Элли простит),
Это всё то, о чем я никогда не писал.


circle (17)

Данни Белый

Факультет коммуникаций, медиа и дизайна,

Медиакоммуникации, 1 курс

Весна для меня – преддверие лета, которое полно, как обычно безумства. Март — переходное состояние, когда уже доставать чернила и плакать не сильно-то и хочется; апрель — это некая серединка, когда нужно проанализировать то, что я сделал за зиму, а также подготовить планы на лето и на осенний тур в другие города со спектаклем, чтением стихов; май — месяц, когда набираешь как можно больше воздуха в легкие, чтобы летом хватило сил реализовать все свои планы.


***

Когда не покидает отчужденность твое уставшее потрепанное тельце;
Когда есть лишь одна возможность
Взглянуть в окно, увидеть чье-то детство,
Скользящее так резко по пластиковым трубам прямиком в песок;
Когда ты чувствуешь, что Бог сам прячет все свое нутро;
Когда столько дорог впереди, что не знаешь какую и выбрать,
Помощи свыше не жди, просто сядь, взгляни на палитру
Серых дней, одиночеств и счастья,
Что смешаны, как Б52.
Вспомни все, что рвет на части, как страждущий пес, тебя.
Портвейн перестал быть сладким,
Вкус воды омерзительно пресным,
Все окружности стали квадратными,
Утратив в сумму углов интерес свой.
Весна царапает стены в дворах,
Проникая в щели, как милосердие.
Я под пальто скрываю страх осознания,
Что не найти мне место здесь.
Это погоня за самим собой, бесконечный бег в сторону света,
И тот человек, который меня поймет —
Просто пока что не знает этого. Сколько дорог еще не изведано, но память Настойчиво просится выть:
Ведь то, что было сделано, нельзя никогда забыть.
Счастье бьет под дых — я недоволен.
Счастье целится в меня — я срываюсь на крик.
Невозможно забыть причиненную боль,
Ведь, осветив в памяти, все равно болит. Окно плюется в меня солнечным светом,
И, честно признаться, я не против даже.
Я просто… я просто жду того момента,
Когда я стану настоящим,
А не литературным персонажем.


circle (16)

Майя Шмидт

Факультет коммуникаций, медиа и дизайна,

Журналистика, 1 курс

“Для меня весна — это воскрешение, это чистый новый звук, который во мне начинает звучать. Собсна, поэтому стихотворение о музыке и о перерождении”


***

Сегодня я,
Где угодно мне,
Где удобно мне,
Воем
Животным,
Окончательным
и
Бесповоротным
Рот мой
Вырежу,
Вытешу зубы —
Шумно!
Зубодробительно,
Грубо!

Моя музыка это:
И синкопа,
И марш,
И покой,
И мандраж,
И громада,
И малость!
Моя музыка,
Нотой входящая в раж —
То последнее, что
У меня осталось.
Прямо!
Ровно!
Линейно!
И стройно!
Струна рьяная,
Неспокойная.

А свободы звучания летучий полет,
И ее же свинцово-титановый гнет,
Обжигающим холодком,
Как за шиворот кинутый лёд,
Предательски и тайком
Вдруг
Наполняет живот.

Гряну!
Гряну яро!
Парадно гряну и резко!
Я же целый оркестр,
И труба, и маэстро,
Дирижерскими жестами
Даю знак — начинать.
Расчехливши смычки
И устроясь на месте,
Всем своим существом
Начинаю звучать!
Расплескаюсь по гаммам!
Разобьюсь по октавам!
Полифония слева,
Полифония справа!
Я — старинное рондо,
Обрамляюсь оправой
Круговой! Кольцевой!
Мне концы не по нраву.

Ведь я –
Музыка,
Вечная Музыка,
Хрусталем в голове
Шум звоночков подняв.
Новорожденный звук,
Самый преданный друг.
Хвост кометы,
Осевший
Пыльцой на губах!


circle (15)

Владимир Заболотский

Факультет экономических наук, 3 курс

 

 

Ощущение не шанса, но возможности


В небе — порезы лезвий: костры созвездий
Искрами рассекают истины;
Тексты песен
Немногословны, если
Есть, что сказать;
Если в ресницах
Вместо слезы —
Весна,
Вместо свинца — венец из хвостов комет и
Ламп фонарей.

Моменты —
Кадры из кинолент, где
Тысячи километров
Пройдены зря
В комнатах без ответов.

Но там — заря:
Над горизонтом — солнце дорогу в оспинах
Освещает.
Возглас
Перекрывает воздух —
И не остаться.
Звёзды
Падают вниз.
Сразу за словом «после»
Следует слово «жизнь».


circle (20)

Ксения Грекова

МИЭМ,

Департамент компьютерной инженерии, 4 курс

“Весна напористая, но беззащитная. Все вокруг стараются действовать, любить и двигаться, и чем агрессивнее и быстрее, тем лучше. Это время выплеска энергии и пробуждения от того самого зимнего сна, о котором пела Алсу.”


***

В зале суда ты будешь ёжиться от холода,
Елозить на жёсткой скамье.
Когда ни о чём не спросят и вынесут приговор молотком,
Что украли с ближайшего аукциона.
Их последний концерт был, кажется, в январе.
Скажи, когда ты закончилась и закоченела,
Кто целовал твоё бледное тело,
Оставляя красивые пятна на коже?
Кого потом выводили под локти с вопросом:
«Зачем приставал к весне?»
На кого в ту минуту была похожа,
И кем хотела казаться моим глазам и целиком мне.
Целиком мне
С каждой грозой и каждой царапиной на асимметричном лице отдавалась не думая,
А потом зарывалась в постельном снегу моём,
Крича, обещая, что больше не будешь Весной.
Торжественно, по-пионерски,
Торжественно, по-пионерски
Я тушил костёр из полыхающих нас с тобой.


circle (14)

Алексей Колесниченко

Факультет социальных наук,

Политология 3 курс

 

«К слову, я человек совершенно осенний. Не то чтобы по весне у меня случался творческий кризис, но стихи по весне пишутся совсем не о природе.

Вспоминается 14-е марта 12-го года, когда мы с ещё двумя друзьями открыли купальный сезон на р. Воронеж, проламывая тонкую корку льда и отмахиваясь от хлопьев внезапно начавшегося снега.»


***

Ранний апрель – инкарнация осени:
Перерождается тихо и вкрадчиво.
Цвет глинозема с нетающей проседью,
Грязь на дороге, ведущей до дачного
Мелкого рая. Заборные хлопоты,
Двери на петлях скрипят (проржавевшие),
Немноголюдно, и как-то безропотно
Щурятся окна сквозь ставни несвежие.

Стаял февраль. Длился до неприличного
Долго: два месяца прозой классической.
Север цыпленком из плена яичного
Вылез из снега на свет – электрический.
Реки наглеют: границы потеряны,.
Но, понимая весенние чаяния,
Падают с душ глыбы льда и уверенно
Тают, стекаются в море печатное:

В море рифмованных слов многогранное,
В тучи стихов в ожидании шторма.
В небе луна. Небо звездами ранено,
Небо из раны течет в мои шторы,
Шторы хранят подоконник и ставни,
Ставни выходят на крышу соседскую.
Выколи глаз! – впору дворники ставить:
В окнах туман, как на нарах подследственный –

Тих и угрюм. Не проснуться к полуночи,
Не выходить на крыльцо через заднюю,
Не проходить мимо винных и булочных
Сквозь переулки безлюдно-безладные,
Не убивать любовь рациональностью,
Не собирать сентименты и оспины, —
Надо быть радостным. Внешнею радостью.
Только весна – инкарнация осени.


С поэтами общалась Анна Жаринова
Фото: личный архив героев

Также рекомендуем