IMG_20140506_165929

Маленькая модная книжка про интернет

Скептический взгляд на интернет в обзоре книги Евгения Морозова “Техноненависть: как интернет отучил нас думать” (М., Common place, 2014) от Кирилла Мартынова 

Кому нужно читать: патриотам, которые по незнанию языков пропустили белорусского кибермыслителя, живущего в США,

Почему надо читать: чтобы понять, что большинство вещей, которые вы знаете про интернет, являются либо банальностью, либо прямой ложью

Что будет с вами после прочтения: вы запишетесь в кружок киберскептиков

 

- Такой вещи как интернет просто не существует, - говорит молодой человек в очках, развалившийся на диване. Это не очередной провинциальный гуру, а, наоборот, респектабельный и в меру популярный американский журналист Евгений Морозов, выходец из Белоруссии, который к тридцати годам сделал себе отменную карьеру публичного интеллектуала - история сама по себе достаточно захватывающая.

Морозов рассуждает о влиянии интернета на общество и делает это в стилистике континентальной философии, применяя и адаптируя методы культур-критики 60-х годов прошлого века к нынешним реалиям. В своей первой книге “The Net Delusion” он критикует отчаянных оптимистов, для которых интернет становится ключом к решению всех проблем человечества, и в особенности задач, связанных с политическим освобождением. Технократы из Силиконовой долины склонны считать, что как только быстрый, дешевый интернет будет доступен всей планете, то диктатуры падут, ненависть и ксенофобия или экологические проблемы начнут отступление, социальное неравенство перестанет принимать сегодняшние ужасающие масштабы, и так далее. Заодно можно будет немного заработать на продаже информации новых пользователей социальных сетей.

Вы едите недостаточно овощей и фруктов? Тогда ваш верный смартфон забьет тревогу. И не важно, что их не найти в округе, да и подобный рацион вам не по карману.

Морозов высмеивает такие идеи как магический по своей сути “iPod-либерализм”. Он приводит примеры того, как современные средства коммуникации используются для подавления инакомыслящих и работают на авторитарные режимы по всему миру. Здесь как раз возникает методологическая идея, согласно которой говорить о “The Internet” как о некой реальности бессмысленно (“Интернет изменит…”, “Интернет положит начало…” и т.п.). Существует лишь совокупность технологических и административных решений, внутри которых структурирован контент, и здесь нет ничего, что было бы “спасительным” или “прогрессивным”.

Вторая книга Морозова с очень удачным названием “To Save Everything Click Here” развивает ту же идею. В качестве главных врагов Морозов называет солюционистов - представителей такого стиля мышления, в рамках которого любая проблема является инженерной по своей сути, и, соответственно, имеет стандартное “правильное” и окончательное решение. Солюционисты без ума от интернета (The Internet) и считают, что во всех сферах жизни нужно еще больше социальности, еще больше открытости, еще больше гаджетов и приложений, тогда наша жизнь станет лучше.

click

Пример: как заставить человека начать правильно разделять и упаковывать мусор? Да вот же, говорят солюционисты, нужно сделать умную мусорную корзину, которая будет фотографировать каждую следующую порцию отходов, а фото публиковать на вашу страницу в Facebook. Там ваши друзья станут ставить вам оценки за правильную упаковку мусора, а вы будет ставить оценки им - и так вместе мы спасем планету. Морозов меланхолично напоминает, что кроме эстетических изъянов у этой идеи есть и более существенный побочный эффект. По вашему мусору, как учил нас великий Кевин Митник, любой посторонний человек может узнать о вас практически все.

Солюционисты не видят, что пытаясь чинить одни вещи, они ломают другие. В этом они напоминают других авторов “больших проектов” XX века вроде социалистов. Морозов тут очень уместно вспоминает книгу Джеймса Скотта “Благими намерениями государства”, в которой на конкретных примерах рассказывается, как попытки централизованного государства сделать как лучше, оборачиваются итоговым “как всегда” (эта книга, кстати, доступна на русском).

Проблема Силиконовой долины состоит в том, что ее представления о мире чрезвычайно искажены бизнес-моделями. На все беды у нее два ответа: либо нужно больше вычислений (кода), либо нужно обрабатывать больше данных.

Обо всех этих вещах Морозов пишет скорее не как инженер, но как философ и отчасти поэт. По-моему, именно такого осмысления нынешней цифровой реальности нам сейчас остро не хватает. Нужно не только уметь делать бизнес-планы, но и ставить неожиданные вопросы о вещах, которые появляются на наших глазах. Такие как повсеместно доступный интернет и мобильные устройства или межпоколенческое горизонтальное общение в социальных сетях. Думать об интернете можно не только в логике стартапера. Тексты Морозова сознательно наполняются культурными аллюзиями и цитатами - ему нравится играть в европейского интеллектуала.

Критиковать Морозова довольно просто. Его тексты не отличаются большим разнообразием тем (при отличной фактуре и острых вопросах), он отчетливо занимает позицию разочарованного скептика и консерватора. Предыдущие медиареволюции, такие как изобретение кногопечатания, не сделали нашу жизнь похожей на рай, но значительно демократизировали способы накопления и распространения знания. Интернет, вероятно, даст нам возможность совершить следующий шаг в этом направлении. Этого Морозов вроде бы не отрицает, но все-таки продолжает ворчать. Так что при желании Морозова можно классифицировать как киберлуддита и отмахнуться. Но, пожалуй, делать этого не стоит.

Обе книги Морозова не переведены на русский язык. Я наводил справки: некоторые российские издатели выкупили на них права, но пока ничего не опубликовали. А время, между тем, тут летит быстро: никто не знает, какие войны новых луддитов с солюционистами развернутся завтра. Поэтому очень здорово, что первая публикация Морозова в России все-таки состоялась усилиями партизанского анархического издательства Common place, сотрудничающего с легендарным магазином “Фаланстер”.

d4677c5a-25be-4374-b7f7-6943f2dcab80.img

“Техноненависть” составлена из 11 статей Морозова, опубликованных в последние годы в ведущих американских изданиях, редакторского послесловия и рецензии Дмитрия Ракина, опубликованного год назад на моем сайте mnenia.ru. В целом как раз то, что нужно современному читателю: формат фаст-ридинга высокой умственной емкости. Первая статья тут, к примеру, посвящена тому, как мы проследуем в обратном пути по сравнению с Буддой Гаутамой, в цифровой дворец улучшенной реальности, где умные очки или контактные линзы будут ретушировать для нас в реальном времени все некрасивое в окружающей городской среде (например, бомжей). В сборник вошла и моя любимая статья Морозова “Смерть киберфланера”, рассказывающая об изменениях нашего отношения к интернету по аналогии с судьбой фланера - одинокого городского наблюдателя, появившегося и погибшего в позапрошлом веке.

Повсеместная рационализация жизни города превратила фланерство в подпольное увлечение, вынудив многих его подвижников предаться “внутреннему фланерству”, вершину которого представляло добровольное отшельничество Марселя Пруста, закрывшегося в своей комнате, обитой пробковым деревом для лучшей звукоизоляции”.

Морозов, несмотря на свой скепсис в отношении интернета, ведет весьма примечательный твиттер, в котором он шутит, например, про Эрика Шмидта (Google) и Карла Шмитта (политическая философия, Третий Рейх). Я знаю только один похожий проект: компанию Морозову составляет филолог-германист Эрик Яросински, более известный как @NeinQuarterly (читайте заметку о Яросински в The New Yorker, это, кстати, еще и интересный пример рефлексии традиционного СМИ о новых медийных форматах) . Вместе они одно время устраивали у меня в ленте настоящий карнавал на тему критической теории, философии языка и теории интернета, но в последнее время Морозов реже появляется в социальных сетях.

EvgenyMorozov460

Это обстоятельство, возможно, связано с тем, что Морозов пишет новый большой текст. В одном из своих интервью он делился секретом современного плодовитого автора и рассказывал, как прежде чем начать работать, торжественно относит все свои гаджеты в сейф и запирает их там. Потому что ни специальные программы, ни отключение Wi-Fi не спасает нас от желания раз в пять минут проверять статусы в Facebook. А вот сейф - сейф становится серьезным стражем нашей информационной экологии, серийным убийцей для попыток прокрастинации.

Я уверен, если вы в этом мае читаете “Техноненависть”, вы наверняка самый прогрессивный человек в этой стране, взявшийся мыслить о самой актуальной теме, подцепив самого свирепого автора в очень маленькой модной книжке.

 

Кирилл Мартынов