img_0104-1

Краткое содержание: Роман Багаджиян

В рубрике “Краткое содержание” мы будем знакомить вас с классными на наш взгляд людьми и с тем, что они обычно берут с собой.

Роман Багаджиян (он же Ромчи) — студент питерской Вышки и участник проекта "Голос" на Первом канале. Какие вещи всегда носит при себе простой студент, а что необходимо каждый день певцу, — узнала наша питерская редакция. 

img_9632

Роман Багаджиян

Студент питерского кампуса НИУ ВШЭ

Участник пятого по счету телевизионного проекта "Голос"

 

  • С семи лет я начал ходить в музыкальную школу и считаю, что уже тогда было  положено начало моей профессиональной музыкальной карьере. Произошло это спонтанно. Мои родители и соседи по дому собрались во дворе попить чай. К нам в гости пришла девочка-соседка, которая на тот момент уже ходила в музыкальную школу, а вместе с ней пришел и ее преподаватель. Детская компания, которая собралась тогда, начала петь и танцевать. Все стали обсуждать творческие натуры собравшихся тогда ребят, и преподаватель предложил провести прослушивание в музыкальную школу.
  • Первую песню «Во поле березка стояла» я исполнил именно тогда. Меня приняли, и я начал заниматься по классу  фортепьяно.
  • Однажды педагог сказал моей маме: «Он всегда, когда играет, напевает  мелодию. Пианист из него может получиться средний,  а вот вокалист – это то, что ему однозначно подходит»

Моя мама – оперная певица в прошлом, итальянка. А по папиной линии  у меня армяне – самый музыкальный народ  в мире. Мне кажется, что определенную  роль все-таки сыграла генетика.

  • Родители никогда не говорили, куда мне поступать. Все решения я принимал сам, поэтому выбор города, университета и специальности был осознанный.
  • Жизнь петербуржца  кардинально отличалась и отличается от жизни южанина. Контингент людей, места, образ  жизни - все другое. К тому моменту, когда я переехал в Санкт-Петербург, за моими плечами  была  музыкальная  школа  и  джазовое  училище. Но в десятом классе я четко решил для себя, что хочу стать менеджером.  Я не знал,  что мною двигало. Вскоре я понял: без музыки не могу.
  • В Питере есть особый шарм, этот город прельщает своей романтикой. В Москве ее не хватает. Там больше возможностей, много музыкальных  проектов, людей, с которыми можно работать, звукозаписывающих  студий, в конце концов.  В этом плане Питер уступает.

  • Я еще не совсем  определился в своем отношении к Москве. Она настолько разная.  Друзья говорят, что там нужно пожить подольше, чтобы она тебя приняла. А я бываю там три  раза в неделю и все время провожу в разъездах.
  • Пару раз товарищи  водили  меня  на Патриаршие пруды. В России такого я нигде не видел! Это ведь  маленькая Европа.
  • Пожалуй, сейчас у меня все–таки негативное мнение о городе, может потому, что я не знаком  с ним. В Москве чувствую себя незащищенным, даже несмотря на то, что там много знакомых. Но нужно делать  первый шаг, не бояться погружать себя в новую атмосферу и быть всегда готовым  к переменам.
  • У меня в школе, а позже в Вышке, стали обостряться организационно-управленческие  качества. Во многом мне помогла организация СДС, поэтому я с легкостью даю советы коллегам. Например, как лучше написать письмо, как общаться с партнерами. Такие навыки нужны артистам, и я рад, что в университете они вышли на новый уровень.

Учебу, творчество и карьеру очень сложно совмещать.  Я постоянно в разъездах. Задача минимум – не вылететь,  максимум – учиться на шестерки.

  • Преподаватели часто идут на встречу, так как многие имеют представления о том, чем я занимаюсь, и знают, что я не прогуливаю просто так. Когда присутствую в городе, я, как послушный школьник, хожу на все пары.
  • Иногда  очень сильно устаешь, ничего не хочется делать. Я убежден, что должны быть минуты уединения с самим собой. Для меня это момент, когда я сижу за фортепьяно и сочиняю  музыку. Это и есть откровение, которое я стараюсь привнести в исполнение композиций.

Критика - это одна из  тех  вещей, которая  всегда будет присутствовать: она может выбить тебя из колеи или наоборот сделать сильнее. Когда я готовился к проекту, мне пришлось уделить ей много времени: как относиться к ней, как реагировать на людей, которые  будут  плохо про тебя писать. Важно понимать, что все мы разные, и в этом наша прелесть.

  • Нам не может нравиться один стиль в музыке или один исполнитель, или будь это что-либо другое. Очень важно каждому человеку это осознавать и  понимать, почему люди относятся негативно, что ими движет. Это может быть не только зависть, но и просто непонимание.
  • Сложнее всего – это уметь правильно относиться к положительным высказываниям в свой адрес. Делать это так, чтобы над головой ничего не «нарисовалось». Как мне кажется, я с этим справился и остался самим собой.

img_9829-1

  • Я всегда прислушиваюсь к самом себе. Ни к родителям, ни к другу. Пока у меня нет человека, с которым я бы что-то разделял, хотя я бы очень хотел его найти. Если говорить о поддержке родителей и критике с их  стороны, конечно, все важно.
  • До определенного момента родные не знали о моем участии в проекте. Когда они позвонили после эфира, мы  разговаривали десять минут. Две из них мама говорила, что гордится мной. Остальные восемь минут она спрашивала, почему у меня  помята  рубашка, почему я заикался, когда говорил на сцене и почему не побрит. Папа сказал, что  расстроился: «Рома, почему не Лепс?!» Кто, если не родители, будут говорить правду и переживать за тебя?
  • Пару слов о проекте. Слепые прослушивания идут три дня. Существует живая очередь. Из 15000 заявок отбирают 1500 людей  и приглашают в Останкино. На протяжении недели проходит кастинг, где участников прослушивает  музыкальная редакция Первого канала. Из  этого количества выбирают 150, а уже среди этого количества – 56.

Когда вывесили списки  на слепых  прослушиваниях с информацией о том, в какой день и под каким номером ты должен выступать, я перестал на что-то надеяться. Мне выпал третий день, середина. Это означало примерно  следующее: до меня очередь не дойдет. Люди, до которых не доходит очередь, имеют возможность быть в первых рядах на следующий год.

  • Когда нам проводили экскурсию по павильону, то мы познакомились с компанией ребят. Мы постоянно шутили и смеялись: «Снова в кабаках будем петь?» Но несмотря на все эти пессимистичные шутки внутри меня не пропадала надежда.
  • В первый день  Дима Билан набрал  10 мест. Оставалось по одному месту примерно у каждого наставника, а у Полины Гагариной чуть больше. Впереди меня были такие люди, как дочка Григория Лепса, прекрасный исполнитель, победитель главной сцены– Сардор Милано. Это все усугубляло  ситуацию.

img_9711-1

  • Час ночи, передо мной 10 человек, два места. Ты продолжаешь чего – то ждать. Внутри тебя определенные ощущения. Ощущение не такое, что  ты желаешь кому-то не пройти, а  ты просишь непонятно кого, чтобы очередь дошла и  до тебя. Передо мной не взяли 6 человек, ведь каждый хочет взять в команду того самого  последнего – уникального. Вдруг называют мое имя.
  • Когда я выходил, я подумал о том, что судьба мне подарила шанс, нужно выходить и разрывать  всех. К тому моменту я уже не волновался, мне просто хотелось «кайфануть».

После исполнения композиции я стоял на сцене  и ничего не соображал, эмоции брали вверх. А предстоял  очень важный выбор. И он  пал  на Полину Гагарину. Потом я шутил: «Какой армянин  сможет устоять перед обворожительной блондинкой!»

  • Позже, просматривая выступление, я расстроился. Все было не так, как на самом деле. Меня показали седьмого октября, а должны были четырнадцатого. И большого выбора у меня не было. У Полины Гагариной оставалось предпоследнее место.
  • Знакомые меня спрашивали, почему я  так дерзко обратился к Диме Билану. У зрителя полностью нереалистичная картина. На сцене я был ровно десять  минут, из которых половина  была вырезана. Но это – шоу, которое создает команда невероятных  профессионалов. И я буду в нем участвовать столько, сколько этого захочет зритель.

Текст: Анна Петросянц
Фото: Скуматова Полина

 

Если Вы нашли опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите сюда, чтобы проинформировать нас.