IMG_2429

Я не мимо проходил

«Я даже не кричу, думаю, привет, автозак и районный суд» — воспоминания о прошедшем воскресенье и «прогулке» по Тверской. Студенты и выпускники Вышки о том, что их заставило выйти на митинг, предыдущем опыте и последствиях проявления гражданской позиции

Даниил Лесников

ОП «Экономика», 2 курс

Я участвую практически во всех оппозиционных акциях, начиная с 2015 года. Вчерашнее мероприятие, безусловно, отличалось от остальных, так как власти сначала незаконно отказали в проведении митинга, не предложив альтернативного времени или места, а затем, через несколько дней, когда сроки ответа на запрос о согласовании истекли, предложили Сокольники или Марьино (очевидно, для того, чтобы никто не услышал и не увидел эти митинги).

Согласно решению конституционного суда, о котором вы, наверняка, слышали от Навального, этот митинг был согласованным, но на практике власти его таковым не считали. В этом и заключается основное отличие вчерашнего мероприятия от остальных.

А ещё митинг против коррупции отличался от остальных, например, тем, что доля молодёжи, участвовавшей в нем, была заметно больше. Ну и насилия, которое в больших количествах и не без энтузиазма применяли к митингующим полицейские, было больше. На моих глазах людей просто за плакат валили на землю и затаскивали в автозаки, те, кто ещё что-то кричал в ответ о незаконности, вообще могли быть избиты ногами людьми в шлемах.

Я считаю, что власть в России бандитская. Когда вскрываются масштабы незаконного обогащения премьер министр (второе лицо страны), то это не может не вызвать особого возмущения. Считаю, что сейчас самое важное — распространять правду про этих жуликов, и я уверен, что благодаря подобным акциям протеста многие люди узнают что-то новое про Димона.

Что заставило меня пойти? Я не согласен с позицией власти в России. Можно довольно долго рассказывать, почему я так думаю, потому что не устраивает меня в их действиях буквально все. Если честно, я вообще не понимаю, как осведомленные и способные воспринимать информацию люди могут не выходить на подобные митинги. Сейчас самое главное — распространять правду обо всём, что происходит в стране, думаю, многие люди узнают о власти что-то новое благодаря этим акциям протеста.

Проблем не было, кроме того, что пару раз я был на грани задержания — просто задерживали в некоторые моменты всех подряд, а я стоял слишком близко.

Алексей Малаховский

Выпускник НИУ ВШЭ СПб, ОП «Юриспруденция»

Пять лет назад, в феврале 2012 года на петербургском шествии «За честные выборы» познакомился с Ваней Чернявским, уполномоченным по правам студентов в Вышке. Та протестная зима стоит особняком. Никогда не забуду, как мы в морозные дни шли после экзаменов вместе с нашими преподавателями на митинги, а потом возвращались в общежитие и готовились уже к следующим экзаменам. В то время я раза три или четыре ходил на подобные акции.

Из аналогичных мероприятий последних лет посещал митинг памяти Немцова два года назад. После этого как-то не тянуло на уличные акции.

Что заставило пойти 26 марта на Тверскую? Не буду говорить высокопарно, вышел из-за банального интереса. Хотелось посмотреть, сколько придёт людей, какого возраста, о чем они будут вести разговоры. Реальность же превзошла все мои самые смелые ожидания. Очень много юных ребят — школьники, которым по 15–16 лет. Пожилые люди им одобрительно кивали: «Наконец, молодёжь вышла с нами».

Я видел светлые лица этих ребят, и мне хочется, чтобы их ждало хорошее будущее в родной стране. Нужно дать им работающие социальные лифты, доступ к качественному образованию и так далее. Они информированные, интересующиеся и смелые. Да, не каждый из них способен поступить в Вышку, но каждый заслуживает того, чтобы быть счастливым и заниматься любимым делом у себя на Родине. За такую возможность для них и для себя я готов выходить на подобные акции.

 

 

 

Для нашей компании из трёх выпускников Вышки сегодня все закончилось благополучно. Но, признаться честно, был момент, когда нас чуть не задержали. ОМОН проводил задержания хаотично: выдёргивал из толпы случайных людей и тащил в автозак. Но повезло, да и опыт пятилетней давности заставил вспомнить, как избежать такого вот задержания — я просочился сквозь толпу и скрылся в подземном переходе.

Вацлав Врабец

Бывший студент ОП «Философия»

Я был на первом «Марше мира», там были разумные лозунги, второй же скатился, как я считаю, в никуда. Митинг против коррупции, как мне показалось, отличался от других своим контингентом. Пришло много молодежи, и это хорошо. Я как-то давно услышал чей-то лозунг «будущее принадлежит нам», и тут он подходит. Что касается задержаний, то 900 с лишним человек — это больше, чем на Манежной в 2012, и это говорит о многом. Задерживали всех подряд, и детей, и пенсионеров. Дубинками били просто так, меня, например, два раза огрели. Бьют они, кстати, не так больно, как я думал. Отличия были и в формате. По сути, задерживать людей только за то, что они ходят по городу — явный бред, это и полицейские сами понимали. Однако приказ сверху решает все.

В участке нас спросили раз 10, сколько нам платят за все это. В слова о том, что это выражение гражданской позиции, не верят.

Мы вышли из перехода и оказались вплотную к кордону полиции, который выдавливал людей с площади. Проход оставался один — по узкому тротуару. И выдавливали быстрее, чем люди по этому тротуару со всей площади (более 200 человек, если не больше) могли идти. Плюс в спину меня эти самые полицейские пинали. В какой-то момент они начали заходить сбоку и давка усилилась. Мужчину передо мной вытянули и стали избивать 4 омоновца дубинкой. У него выпал телефон, на который я показал рукой и крикнул, что телефон выпал. В этот момент меня за руку вытащили два омоновца и повалили, подбежал третий и ударил дубинкой по спине (хотя хотел, видимо, по голове, но не попал; всех лупили по голове) и по ноге прям под колено. Приводить слова, как меня называл омоновец не буду, непечатные они. Ну еще ногой пнули у автозака.

В ОВД была полная вакханалия. Народу полно, никто ничего не знает. Воды у них нет питьевой, нам предлагали пить из-под крана.

Доставили нас в отдел в 17:50 и до 20:45, пока не приехали правозащитники с едой и водой, нас ничем не обеспечивали. На улицу не выпускают, в туалет — парами и под конвоем. Оформляли все очень долго, следователи нас крыли матом. Так как от уголовного дела на Навального [организатора митинга] мы все отказывались свидетельствовать, ссылаясь на статью 51 Конституции, нам угрожали задержанием на 48 часов. Светит мне теперь суд в ближайшие дни и штраф от 10 до 20 тысяч. Потом будем через правозащитников подавать аппеляцию в ЕСПЧ и требовать компенсации.

Иван Чернявский

Бывший уполномоченный по правам студентов НИУ ВШЭ, студент ОП «Интегрированные коммуникации», сотрудник НИУ ВШЭ

У меня был бурный период участия в митингах в «молодости»: в 2011–2012 я практически не пропускал подобных акций. Но потом ходить на митинги стало как-то совершенно бессмысленно, грустно и страшно — из-за Болотного дела. И последние года три я практически перестал посещать подобные мероприятия (кроме акций, посвященных убийству Немцова).

Вчерашний митинг сильно отличался от других своим составом: давно я не видел митингующих молодых. Ну и конечно, он был весьма многочисленным (если только задержали 1000 человек, то я даже не возьмусь предположить, сколько всего вышло на улицы). А еще мне очень понравилось, что он был без сцены, без плана действий, без лидера. Никто не пытался гражданам что-то внушать и кидать популистические лозунги и обещания, все и так понимали, зачем они ходят в этот день по Тверской.

 

Решающими факторами в принятии решения, идти на митинг или нет, стали друзья, хорошая погода, нелюбовь к коррупции и все еще живая надежда на будущее. Вчера, к счастью, все обошлось, но нескольких моих знакомых забрали.

Наверное, для меня мощным сдерживающим фактором стало то, что на понедельник была назначена предзащита диплома.

Светлана Киселева

ОП «Медиакоммуникации», 1 курс

Мой родной город — Новосибирск, и у нас подобные протестные акции любят, особенно те, что связаны с ограничением свободы творчества (вспомним «Тангейзер»). Какие-то СМИ недавно назвали Новосибирск «политической столицей России». Я была почти на всех Монстрациях — это даже не митинг, это движение по своей идее аполитичное, и все же каждый раз остро задевающее представителей власти: людей с ничего не значащими надписями на транспарантах задерживают, Артёма Лоскутова каждый раз таскают по судам. Поэтому опыт есть, но его сложно сравнить с тем, что было 26 марта — все же митинг из-за конкретной проблемы и деятельности конкретных людей, да и масштаб совершенно другой.

Изначально я думала, что все пройдет не очень заметно, людей будет немного и их быстро разгонят. А по ощущениям в Москве вышло больше 20 000 тысяч. ФБК сделали из 12 млн просмотревших видеоролик тысячи реальных протестующих почти в сотне городов.

Я нейтрально отношусь к личности Навального, но кто мог представить, что в любой день можно поднять на митинг столько людей? Причём не испугавшихся парочки вертолетов над головами, сотен вооруженных полицейских, ОМОНа и суда.

Когда я смотрела видео ФБК, то где-то в подсознании фиксировала, что каждая фраза — мощная выстроенная провокация, но я не могу ей противиться, потому что она основана на фактах, о которых все, в общем, догадывались, но редко кто говорил. Это смотивировало пойти. В какой-то момент чётко понимаешь, что, оказывается, многим не плевать, и им не плевать по всей стране — просто «спираль молчания» закрутилась. Пусть это школьники и студенты, которые просто смотрят YouTube. Это же очень симптоматично — вряд ли представители власти ожидали, что сегодня им придётся задерживать пятнадцатилеток, и вряд ли они теперь это забудут. Ну и конечно, хотелось пойти из-за нездорового любопытства.

У меня не было плаката, я особо не кричала, потому что пришла ещё и поснимать. С полицейскими столкнулась только ближе к вечеру, когда людей начали в прямом смысле выталкивать с Пушкинской площади и «вязали», не слишком разбираясь. Мне удалось забраться на возвышение у метро прямо рядом с памятником Пушкину, чтобы сделать кадр.

Я стояла с краю над оттесняемой толпой. Вдруг меня за ноги схватил полицейский, поднял и потащил на руках через дорогу. Я даже не кричу, думаю, привет, автозак и районный суд, не зря пришла.

Но он перенёс меня через ограду в сторону Белорусской, куда всех тогда сгоняли и сказал что-то вроде «зачем сюда молодые девочки тащатся». Я решила, что не время что-то говорить ему о феминизме, меня унёс поток людей.

Максим Пахомов

ОП «Журналистика», 2 курс

Я не любитель резких решений, всегда стараюсь действовать обдуманно, с митингом было также. Да, собирались все против коррупции, против молчания власти, меня эта ситуация тоже не устраивает, но здесь еще и есть эффект того, что все накопилось. Фильм-расследование, молчание властей по этому поводу, молчание федеральных СМИ (да, меня по идеи это удивлять не должно, но это раздражает), запрет на проведение митингов во многих городах России по абсолютно идиотским причинам. Это лишь некоторые причины касаемо именно воскресного мирного шествия.

Без проблем у меня не получается. Задержали, покатали в автозаке по Москве, ну и через 4 часа 40 минут отпустили. Неприятно было, только когда начали крутить на площади и силой нести в автозак, дальше мне, если так можно сказать, повезло с полицейскими.

Гликерий Улунов

ОП «Реклама и связи с общественностью», 1 курс

В митинге участвовал впервые. В родном городе такие мероприятия — большая редкость. В акциях типа «перформанс с плакатом» участвую в третий раз. Собирался идти с друзьями, но меня задержали ещё на подходе к Белорусской.

Выходя на митинг, я хотел изучить границы дозволенного: стало интересно, задержат ли за аполитичные и даже абсурдные плакаты. Задержали, хотя я был довольно мирным и внимания особого не привлекал, правда, вёл противозаконную трансляцию из автозака.

Совершенно никаких проблем, кроме душного автозака и отобранных плакатов, у меня не было. В целом, всё прошло занятно и весело. В общей сложности я был задержан почти на 4 час, из них только один час провёл в ОВД.

На митинги ходить буду обязательно. Даже просто покататься в автозаке было крайне занимательно.

Роман Киселев-Август

Выпускник ОП Политология

Стараюсь участвовать по возможности, но о том, что смогу пойти в это воскресенье, узнал только вечером пятницы. Был на последнем марше Немцова, на митинге против пакета Яровой в сентябре 2016 в Сокольниках, на митинге за освобождение Олега Навального 39 декабря 2014 на Манежной, на двух «Маршах мира» против войны в Украине в марте и сентябре 2014. Ну и так с одиночным пикетом стоял в марте 2014 года на Арбате.

Митинг 26 марта во многом стал знаменательным для России последних лет. Во-первых, это самый массовый митинг оппозиции за последние 5 лет, когда все собрались по поводу серьёзной внутриполитической проблемы (до этого был Немцов — внешний фактор, Украина — внешний фактор). Но, в отличие от протестов тех лет, которые считались столичными протестами среднего класса, здесь было все по-другому. Очень разношерстная аудитория, абсолютно разные возраста, и, что наиболее важно, впервые вышли регионы. Города, в которых никогда подобного не было поднялись, чтобы выразить своё недовольство. Это определённо знак, что в стране что-то не так.

Очень важно, что митинг проходил естественно и без лидера. Всех позвал Навальный, но его со всеми организаторами задержали в самом начале, и люди организовали себя сами.

Нам не давали нормально собраться. Сначала было неплохо, но потом нас стали выгонять, проводить веерные задержания, иногда и с применением силы. Более тысячи задержанных — это показатель. Такого у нас не было уже давно.

Теперь же на многих заводят дела за административные нарушения, и уже пошли слухи про возбуждение уголовных дел. В ряде ОВД адвокатов, прибывших, чтобы предоставить юридическую помощь, не пускали всю ночь. Было достаточно много процессуальных нарушений. Я вызволял друга из ОВД Марьина Роща, там его отпустили без протокола, то есть его задержали просто так.

 

Текст: Вера Портнова

Фото: Светлана Киселева, Александр Миридонов / Коммерсантъ

Если Вы нашли опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите сюда, чтобы проинформировать нас.