Михаил значки

«Россия — всё, остальное — ничто»: монологи молодых нацболов

Партия «Другая Россия» была создана бывшими членами НБП (национал-большевистская партия – прим. The Вышка) в 2010 году. В отличие от НБП «Другая Россия» действует в правовом поле и не является экстремистской организацией.  Мы поговорили со студентами и узнали, почему некоторые молодые люди поддерживают такие взгляды, какой Россия будет в будущем и зачем полиции постоянно следить за активистами.

Дисклеймер: Статья не пропагандирует взгляды «Другой России» и несет ознакомительную функцию

Политика и студенты

2017 год вспоминается тем, что политик Алексей Навальный снял фильм-расследование «Он вам не Димон», а затем организовал несколько антикоррупционных митингов, на которых было очень много студентов и школьников (The Вышка освещала студенческие протесты и писала инструкцию для безопасного поведения на митингах). Многие молодые люди сейчас являются волонтерами штаба или же просто посещают протестные акции, организованные политиком.

В этом году очередной митинг политика прошел в сентябре. После него зародилось движение «Бессрочный протест» , в котором принимают участие студенты из разных вузов. Цель движения заключается в ненасильственном протесте против власти Путина, коррупционной системы и политических репрессий.

Есть и те, кто поддерживает национал-большевистскую партию «Другая Россия» , лидером которой является писатель и политик Эдуард Лимонов.

Михаил, 18 лет

Митинг Навального и «Другая Россия»

Всё началось с того, что, когда мне было 14 лет, я познакомился с творчеством Эдуарда Лимонова и поначалу стал сочувствующим. Его идеи показались мне провокационными и вполне себе реализуемыми. Да, возможно, сыграл юношеский максимализм, и он по-прежнему есть, что, как мне кажется, очень здорово. Но вступил в партию я уже позже после митинга Навального.

Дело было так: я пришёл на митинг 12 июня, и получилось так, что брызнул баллончиком в лицо полицейскому, потому что увидел, как он и остальные менты повязали паренька и собирались ударить его дубинкой. После этого мне пришили дело, я получил 318 статью и год условного срока

Позже ко мне на суд стали ходить нацболы, потому что узнали, что я интересуюсь «Другой Россией» и увлекался творчеством Лимонова, а затем уже пригласили в партию. Из-за заведённого дела не успел поступить в университет, поэтому сейчас пока нигде не учусь. Вообще в партии отношение к Навальному негативное, но я лично нахожусь в сомнениях по поводу его личности. Мне кажется, что обвинения в провластности или финансировании иностранными государствами серьёзных оснований не имеют. Конечно, есть подозрения, но делать выводы я бы не стал. Отношение у меня к нему нейтрально-положительное, скажем так.  

Взгляды и Эдуард Лимонов

Я придерживаюсь позиции, что государство должно быть сильным, социально- и национально-ориентированным. То есть это прямое выражение лозунга: «Россия – всё, остальное – ничто». Плюс мы поддерживаем социальную справедливость, то есть капитализма, в каком виде он сейчас присутствует, быть не должно. Не должно быть крупных компаний, где работают тысячи сотрудников за нищенскую зарплату, в то время как работники, которые ими управляют, просто-напросто жируют и вывозят свои деньги за рубеж, либо в нашей стране лезут в политику с огромными деньгами. Вообще, я думаю, что было бы здорово, если бы у нас был социализм, но без отмены частной собственности и малого бизнеса. Не должно существовать класса сверхбогатых, и крупные предприятия должны контролироваться государством.  

Что касается лидера партии, Эдуарда Лимонова, то когда я стою рядом c ним, просто дар речи теряю и начинаю глупо улыбаться, потому что мне кажется, что ничего нового и интересного я ему не скажу

Cоздаётся ощущение, что все мысли, которые возникли или могут возникнуть, уже были тысячи раз им передуманы и проанализированы.   

Митинги и акции

На митингах, в основном, не очень весело, потому что мы посещаем митинги внесистемной левой оппозиции («Левый фронт», «Левый блок», Революционная рабочая партия, Союз коммунистической молодёжи), а чаще всего они скучны и неинтересны. Мы не разделяем взгляды коммунистов, к примеру, но пока они нас не предали, продолжаем сотрудничать. Пикеты проходят каждую пятницу. Мне они нравятся намного больше, чем митинги, потому что там я общаюсь с людьми разных взглядов, возможно, даже агрессивно настроенными. Это тоже огромный опыт и интересный процесс для меня.  

Баннеры используем самые разные. Последний был такой: «Национал-большевизм – это справедливость по-русски». Также иногда выходим с баннером «Отобрать и поделить». Ну и вообще их чередуем, чтобы те, кто мимо проходил, больше знали о партии

 

Внешняя политика и Россия будущего

Как мечтал Лимонов, все политические деятели будут кататься на чёрных бронепоездах и носить форму, похожую на немецкую 60-х годов (смеётся – прим. The Вышка). Шучу, конечно же. На самом деле мы хотим справедливую Россию будущего и, если придём к власти, то не разочаруем.

Говоря о современной политике, я бы мог сказать, что она должна быть чуть агрессивнее. Если уж Путин начал идти на конфликты, то ему стоит идти до конца и послать подальше олигархию, которая была во власти, а сейчас у неё собственность за рубежом. Ну и вообще нужно продвигать интересы простых граждан, которые в том числе находятся в Латвии, Украине, республике Беларусь.

Полиция

Последний раз к нам наведывались в середине лета, когда мы собирались поиграть в футбол. Был обыск, оперативные ворвались в масках. Сначала звонили примерно минуту, потом стучали, потом просто-напросто выпилили одну, вторую, третью дверь. К тому моменту мы уже лежали лицом в пол, чтобы не получить травму. На тот момент в бункере были женщины и дети. Ворвавшись, они сразу же увидели большой баннер со словом «Хуй». Они это подметили, посмеялись

Потом мы часов шесть провели в автозаке: все жутко хотели есть и в туалет. Оперативники вместе с сотрудниками полиции ещё долго решали, что им делать с нами: отпустить или шить какое-то дело. В итоге пришили дело только Михаилу, нашему заведующему по кадрам, сказали, что он матерился.

Михаил, 21 год,

отчислен со 2 курса МГЮА им. О.Е. Кутафина

С чего всё началось

Ещё до вступления в партию я был националистом, жил на северо-востоке Москвы, где были большие проблемы с нелегальной миграцией. Мне тогда было 14 лет, и у меня преобладали ксенофобские ребяческие взгляды, но вместе с тем присутствовало и острое чувство патриотизма и социальной справедливости. Когда случился конфликт на Донбассе, я начал оказывать гуманитарную помощь. Вместе с тем я разошёлся со своими прежними сторонниками-националистами, потому что мои взгляды начали леветь чутка. И вот тогда я пришёл в «Другую Россию», чтобы теперь уже бороться с социальной несправедливостью более осознанно, не так, как раньше. Вступив в организацию на волне Донецкого конфликта, я привёл двух своих знакомых, а затем стал бригадиром (должность, на которой человек занимается координацией людей в отделении – прим. The Вышка).

И тут дверь за мной закрывается на три щеколды, и я понимаю: «Ну всё, попал»

Отчисление из университета

Меня отчислили из МГЮА им. О. Е. Кутафина со 2 курса. Официальная причина – практика, которую мне не засчитали в Следственном комитете, но на деле это было связано с активистской деятельностью и оказанием гуманитарной помощи жителям Донецка. В тот день у меня был экзамен по римскому праву, и тут нагрянули сотрудники ФСБ.  Меня вызвали в кабинет так называемого директора, потому что в МГЮА каждый факультет обладает собственной дирекцией. У меня было два варианта: либо мне повышают стипендию, либо я попал. Но повышать стипендию было как-то рановато, я ведь ещё даже год не закончил. Значит, второе. Я зашёл в кабинет, а там уже два сотрудника. Говорят: «Здравствуйте, Михаил, проходите, давно вас ждём». И тут дверь за мной закрывается на три щеколды, и я понимаю: «Ну всё, попал». Эти два типа сказали всё обо мне, потом еще добавили, что учиться в юридическом вузе на бюджете плохо, когда занимаешься такими делами.

Да, ведь я, такой негодяй, занимался экстремистской деятельностью: гуманитарную помощь собирал

Они предложили посотрудничать, провели долгую беседу, которая затянулась на два часа. И это всё во время экзамена. На мой упрёк они ответили: «Не беспокойся, тройку поставят». Было обидно, потому что я к нему две недели готовился, всё-таки тройку не хотелось. Угрожали, запугивали, cклоняли к сотрудничеству, я им в итоге отказал, так мы и расстались, но, как выяснилось, ненадолго. Экзамен я тогда, кстати, всё-таки успел сдать на пятёрку.

Когда мы приехали, один из сотрудников начал разговаривать с матерью, а другой предложил выйти мне покурить и сказал: «Михаил, ты же ведь не доучишься»

Потом я начал принимать участие уже в ярких акциях, и вот тут-то на нас обратили внимание сотрудники центра по противодействию экстремизму. Однажды я пришёл домой и услышал, как мама по телефону сказала: «Ага, этот говнюк уже пришёл». А потом подходит ко мне и говорит, что ее участковый вызывает – хочет пообщаться. Ну бред, какой участковый, я же ведь совершеннолетний на тот момент был. Сначала я очень не хотел ехать, но потом подумал о матери: она ведь гражданский человек, оставлять её один на один с сотрудниками ФСБ нельзя, наплетут же всего. Когда мы приехали, один из сотрудников начал разговаривать с матерью, а другой предложил выйти мне покурить и сказал: «Михаил, ты же ведь не доучишься». И потом и правда через несколько месяцев меня отчислили официально из-за практики. Директор института подписала документ об отчислении и сказала: «Всего доброго, удачно отдохнуть в армии», на что я махнул рукой и ответил: «А вам удачно гореть в аду. Всего хорошего». Так и закончилась моя учёба.

Позиция «Другой России»

Мы же «Другая Россия», и поэтому убеждены, что в стране нужно менять всё, даже выражения лиц

Активисты выступают за несколько принципов: политическо-гражданские свободы, социальную справедливость – это когда не должно быть класса сверхбогатых, но мы не коммунисты, хотя и называемся национал-большевиками. Мы больше похожи на партию социалистов-революционеров, выступаем за демократический вариант свержения олигархов. Один из наших лозунгов «Отобрать и поделить», и мы считаем, что только так можно побороть систему.

Мы поддерживаем защиту русскоязычных и стоит добавить, что мы не являемся националистами крови: нам в принципе всё равно, какой у человека разрез глаз и цвет кожи

Главное – это знать русский язык и говорить на нём. Мы также обращаем пристальное внимание на то, как обращаются с русскоязычными людьми за рубежом. В целом я придерживаюсь следующей позиции – быть честным человеком, готовым отстаивать свои идеалы до конца, то есть в прямом смысле до смерти. У нас есть даже партийное приветствие: «Да, смерть!». Кто-то считает, что это такой пафос или образ, но ничего подобного. Я лично отношусь к этому с полной серьёзностью и готов отстаивать свои убеждения и идеалы до последнего. Ну и в целом у любого нацбола нет такого понятия как зона комфорта. Нечаев, например, писал, что революционер – это человек обречённый. Так и есть. Ну и вообще мы не относимся к партии говорения, это вон в Госдуме говорят. Нам нужны решения проблем, которые накопились за всё это время.

 

Молодёжь и Навальный

Вообще мы критикуем Навального по многим тезисам, потому что считаем этого человека банально продажным

В основном молодые люди узнают о нас с помощью акций прямого действия, то есть это метод благодаря которому мы воздействуем на СМИ. Плюс они ходят на наши митинги и пикеты, но это не такой популярный способ воздействия. Поначалу от Навального к нам не приходили, но затем наступило некоторое разочарование, и молодёжь стала всё чаще и чаще вступать именно к нам, потому что она просто-напросто не видит результатов митингов Алексея. Вообще мы критикуем Навального по многим тезисам, потому что считаем этого человека банально продажным. Он использует огромное количество денежных средств, и, по нашему мнению, его, скорее всего, спонсирует Михаил Фридман. Кроме того, Навальный отчасти использует устаревшие и неэффективные методы. Молодые люди приходят на несанкционированные митинги и не понимают, что творят, не осознают, что в принципе они могут оказаться на зоне. Навальный такой человек, который не будет впрягаться за своих сторонников, не поможет им в трудной ситуации. Кто сейчас помнит про Костю Салтыкова и других ребят, которые попали по 318 статье?

Эдуард Лимонов

Эдуард Вениаминович – гениальный человек своего времени. Во-первых, не надо забывать, сколько ему лет, какую долгую жизнь он прожил. Во-вторых, он мой вождь, лидер партии, которому я предан. В-третьих, это человек, который оказал огромное влияние на всю мировую литературу.

Несколько войн, самые красивые женщины. Он обладает хорошим аналитическим умом, который позволяет ему предсказывать многие вещи. Ну и в целом он очень крутой

Акции

Акции прямого действия (протестные акции, характеризующиеся непосредственными действиями – прим. the Вышка) ярче и действеннее, чем митинги, потому что мы таким образом прямо заявляем о себе. Одна из самых ярких – это акция у Роснефти. Мы покусились на самого Игоря Ивановича Сечина, одного из важнейших людей в России. Мы хотели забраться на крышу, наклеить листовки и весь процесс заснять на камеру.

Но кое-что пошло не так, и нас приняли со стволами и боевыми пистолетами

Сотрудники спрятались в здании и выбежали из всех концов: 20 оперативников центра, 20 ФСБшников и 50 людей оперативного полка. «Роснефть» находится прямо напротив Кремля, и когда я услышал, что нам капец, то просто решил побежать к метро. Но успел пробежать буквально 200 метров и услышал, что сзади стреляют. Так как я разбираюсь в оружии, то понял, что палили из боевого пистолета. И тут прямо перед моими глазами появляется уже машина, оттуда выскакивают оперативник и двое ментов. Оперативник мне говорит: «А что же вы в балаклаве бегаете?» Ну я и отвечаю: «Знаете, да вот нравится мне бегать в балаклаве напротив Кремля». Они повели меня к автозаку, и когда я уже зашёл, то узнал, что одной из наших активисток выбили два зуба. Просто с ноги либо оперативник, либо охранник залепил. Потом на следующий день «Роснефть» выложила официальное заявление через пресс-секретаря Михаила Леонтьева о том, что всё это мы сделали за деньги Ходорковского, появился какой-то бредовый сюжет на «России 24». Потом у нас начались обыски. Агитацию зарубили: расклеиваешь листовки, а за тобой уже автозак едет.

Режим

Режим, безусловно, крепок и авторитарен. Власть плюёт на народ. Это прекрасно видно из посадок за репосты, пенсионных реформ. Те проблемы, которые были до этого, всё равно не решаются: бедные становятся беднее, богатые богаче. Недоделанная ситуация с Крымом, рост ксенофобских настроений всё больше и больше ухудшают ситуацию. Нет и единой оппозиции, которая была до этого: либералы друг с другом переругались. Поэтому другая Россия будущего будет суровой отчасти, но, без сомнения, нужно стремиться к идеалам, за которые мы выступаем.

Роман, 22 года,

РГСУ

Как всё началось

Я был знаком с идеологией ещё со школы, но с нацболами случайно встретился на улице где-то два года назад. Затем по истечении некоторого времени, когда я уже достаточно проявил себя, меня пригласили в качестве охраны Эдуарда Лимонова на сопровождение мероприятий.

Я считаю его прекрасным человеком, даже немножко дерзким, но ему это в силу возраста позволено, и далеко не каждый оппозиционный политик может с легкостью сказать: «Заткнись, иди нафиг»

Национал-большевизм и Навальный

Национал-большевизм – это движение с поддержкой русскоязычного населения за рубежом и внутри страны. Проблема нашей страны – то, что у нас нет среднего класса как такового, и хотелось бы, чтобы в ближайшем будущем не развязалась гражданская война. Скорее всего, будет восстание: народ устал от давления пагубных реформ, плюс у Путина заканчивается последний срок. Лично я бы хотел, чтобы наша страна обладала более масштабными территориями и было гораздо меньше классового разделения. Не прямо Советский Союз, но что-то похожее.

Сейчас у нас есть оппозиция в лице Алексея Навального, к которому я лично отношусь негативно. Он заявляет, что Крым принадлежит не России, но это не так. Там же живёт русскоязычное население. Навальный, конечно, хороший пиарщик, но плохой политик, потому что совершенно не способен организовать толпу. Да и вообще очень странно, откуда у него появляется некоторая информация. Тот же самый знаменитый фильм «Он вам не Димон». Да там такое представлено, что его бы давным-давно уже затоптали.

К внешней политике России отношусь смешанно: то что присоединили Крым – это хорошо, Луганск и Донецк остались без защиты – это плохо. Плюс с санкциями мы обходимся тоже довольно мягко. И в конце стоит заметить, что российских граждан за рубежом слабо защищают.

Текст: Дарья Новичкова

Фото: Александра Нефедова

Редактор: Светлана Киселева

Если Вы нашли опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите сюда, чтобы проинформировать нас.

Также рекомендуем
TheВышка попросила студентов поделиться опытом перехода из ВШЭ в МГУ и наоборот, вдохновить сомневающихся и дать советы решившимся.
Скидку на обучение в Вышке можно получить не только по результатам обучения, но и по другим поводам: например, большие скидки доступны детям сотрудников НИУ ВШЭ.
The Вышка побывала в питерском кампусе и стала свидетелем конфликта студентов третьего курса юридического факультета с преподавателем
Студенты исторических факультетов рассказали о своей археологической практике, о воспоминаниях, находках и условиях экспедиций
Селфхарм - довольно распространенная сейчас проблема. Героиня нашего нового материала поделилась историей из жизни и рассказала, что делать в подобной ситуации и почему люди причиняют себе вред