обложка

Ответ на Бунт в питерской Вышке

После опубликования статьи «Бунт в питерской Вышке» The Вышка получила множество комментариев и мнений по этому вопросу. Чтобы узнать точку зрения администрации по поводу ситуации, мы поговорили с деканом юридического факультета Антоном Ильиным. Он  ответил на претензии и рассказал, что бывает, когда студенты факультета нажимают больше сотни красных кнопок.

Напомним, что этой осенью в питерской Вышке произошёл конфликт: студенты третьего курса юрфака написали массовую жалобу в Студсовет НИУ ВШЭ (СПб) на преподавателя из-за большого количества неудовлетворительных оценок и жёстких критериев оценивания экзаменационных заданий по дисциплине «Трудовое право». Жалобу декан факультета назвал необоснованной, поэтому она была направлена в Москву проректору Сергею Рощину, а программа по дисциплине – на экспертизу на факультет права НИУ ВШЭ. Параллельно второй курс стал жаловаться на преподавателя по дисциплине «Римское частное право» и рассказал о несоблюдении правил Вышки администрацией юридического факультета. В связи с этим, конфликт завершился нажатием более восьмидесяти красных кнопок и изменениями в программе по дисциплине «Трудовое право».

На юридическом факультете питерской Вышки 1,5 года назад сменился декан, и с приходом Антона Ильина начали происходить радикальные изменения в учебном процессе.

Антон Валерьевич Ильин

декан юридического факультета НИУ ВШЭ-СПб

Об изменениях на факультете

Мы делаем всё, чтобы студенты только задачи решали

Какое-то время назад мы ввели письменные экзамены, некоторые из них уже сдаются не на бумаге, а в системе LMS (например, римское частное право — прим. The Вышка). Во-вторых, появились новые дисциплины, магистерская программа «Право и государственное управление», а также «наполовину обновился преподавательский состав: пришли преподаватели-практики» (из разговора с Ильиным А.В. — прим. The Вышка). Кроме того, для письменных экзаменов в системе LMS закупили специальные ноутбуки с системой ГАРАНТ (информационно-правовой портал — прим. The Вышка).

Об отношениях с преподавателями и студентами

Вопрос провокационный. Со многими преподавателями я работал в разных сферах юриспруденции ещё до университета. Когда я предложил перейти на письменные экзамены, перешли все, даже теоретики и историки, хотя им можно было этого не делать. Наверное, это показатель. Что касается студентов, то сложности возникли с нынешним четвёртым курсом, потому что они тяжело восприняли уход предыдущего декана. Тем не менее, мы ввели им новую программу государственных экзаменов, зависящих от темы ВКР (в московской Вышке уже давно действует такая система — прим. The Вышка). Они приходят и советуется со мной, когда у них есть вопросы.

Приём совершенно открытый, вдобавок я провожу раз в год собрание со всеми курсами, а 2-3 раза в год со старостами. Ни с кем в конфликт я не вступал, даже с теми людьми, которые жали и жмут на красные кнопки.

Я сам был студентом и ненавижу экзамены

О ситуации с третьим курсом

Мы не имеем право менять программу после состоявшегося экзамена

Когда произошла такая ситуация (сотни красных кнопок и множество неудовлетворительных оценок — прим. The Вышка) я действительно посмотрел программу по дисциплине «Трудовое право». Критерии оказались и правда жесткими: либо правильно, либо неправильно. В итоге программу пересмотрели, а число семинарских занятий увеличили. Кроме того, критерии оценивания по другим дисциплинам также пересмотрели и изменили. Стоит отметить, что я стал деканом в июле, поэтому учебный план менять уже не мог.

Число двоек не показатель. И вообще, двойка не показатель, особенно на устном экзамене. Вы сами понимаете, что письменный экзамен более объективный

Перед комиссией по трудовому праву к нам приехала комиссия, состоящая из двух московских преподавателей, которая помогала проверять работы, и трое наших преподавателей. Программу мы сами отправили на экспертизу в московскую Вышку, но ответа до сих пор не дождались.

О ситуации со вторым курсом

Во время первой сдачи экзамена по дисциплине «Римское частное право» на втором курсе неудовлетворительных оценок оказалось много, но ни одной жалобы не было получено. Во второй раз поступила одна жалоба (при этом студенты второго курса говорили, что не писали никаких жалоб — прим. The Вышка) Стоит заметить, что на факультет удовлетворяется множество жалоб.

Я допускаю, что такое может быть, но это же нужно было говорить раньше

Кроме того, этот предмет читает известный специалист, которого студенты выбрали сами — Даниил Тузов. Он преподает одновременно и в Италии, и в Санкт-Петербурге, поэтому консультирует студентов по почте. Предмет читается только один модуль, потому что Даниил Олегович в другое время ведёт занятия в Италии, но сами студенты выбрали Тузова вместо других преподавателей, которые могли вести дисциплину 3-4 модуля. Кроме того, по римскому праву на экзамене можно было пользоваться всеми лекциями, а преподаватель высылал им решенные задачи на протяжении модуля (стоит вспомнить, что, по словам студентов, семинаристы, которые вели дисциплину, не могли решить задачу экзаменационного уровня, которую составлял Тузов — прим. The Вышка).

О красных кнопках

Я как преподаватель вижу такое впервые, хотя я очень много двоек ставил

Во-первых, стоит ответить, что мы объективно оцениваем работы. Я прочитал все 80 и более красных кнопок: там много обидного и несправедливого. В жалобах студентов не про предмет и не про преподавателей, а скорее фразы из серии: «нас всех убьют и нас всех отчислят».

Декан покрывает замдекана

Хотелось бы прояснить ситуацию с изменением даты пересдач, потому что у меня есть право по положению продлить период пересдач, и я специально пошел студентам на встречу и продлил этот период – кажется, для девяти человек. Кроме того, положение об организации промежуточной аттестации и текущего контроля успеваемости студентов не предоставляет возможности студентам бесконечно в течение года пересдавать экзамены, пропущенные по уважительной причине¸ и не возлагает на факультет и преподавателей обязанности по планированию и проведению бесконечного числа пересдач. Многие студенты сами вовремя не выбрали одну дату пересдачи, поэтому лишились возможности сдать экзамен три раза (для прозрачности The Вышке были направлены доказательства в виде ответа на жалобу студентки — прим. The Вышка).

Я люблю читать СОП — это показатель (студенческая оценка преподавания — прим. The Вышка)

Там очень много писали, что Михаил Харитонов — очень жёсткий преподаватель. Тем не менее, на экзамене по дисциплине «Трудовое право» можно было пользоваться бумажным кодексом. Кроме того, у нас действует академическая свобода — преподаватель сам выбирает, как проводить формы контроля, как вести предмет и т.д.

Совет студентам

Надо относиться ко всему спокойно. Надо не поддаваться панике, а спокойно готовиться к экзаменам, подходить к преподавателям, задавать вопросы и просить провести консультации по предмету. Если вы видите, что на факультете неудачно составлена программа или что-то (или кто-то) плохо работает, то не тяните и подходите — обсудим.

Текст: Евгения Сковинская

Фото: gazeta.ru

Редактор: Светлана Киселева

Если Вы нашли опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите сюда, чтобы проинформировать нас.

Также рекомендуем
The Вышка побывала в питерском кампусе и стала свидетелем конфликта студентов третьего курса юридического факультета с преподавателем
Ученый совет принял положение с блокирующими оценками и спровоцировал недовольство студентов. Собрали в репортаже лучшие цитаты с заседания, а также сняли на видео протесты, о которых написали «Дождь» и «Царьград» и ничего не сказал официальный сайт Вышки.
Редакция «The Вышки» выяснила, почему журналисты, медийщики и маркетологи слушают лекции в коридоре, а научников ищут еще с лета.
Мы спросили у одного из сопредседателей «Университетской солидарности», зачем профсоюзу кабинет в Вышке и чем преподаватели будут там заниматься.
Бывший замруководителя правового комитета СС ВШЭ рассказал нам о том, как избежать коррупционных скандалов в Студсовете и восстановить доверие студентов и администрации