п4

Как остаться без диплома и с долгом в полтора миллиона

Герой нашего материала мечтал стать пилотом. Пройдя все непростые вступительные испытания, он стал студентом летного училища. До конца обучения оставалось меньше года, когда из-за конфликта между чиновниками его училище признали незаконным. Теперь у него нет признанного образования, зато остался долг в полтора миллиона перед «Сбербанком» и отсутствие перспектив.

Предыстория

Артем Мигушин родился в 1987 году в Москве. Его отец, парашютист и планерист, всегда хотел попасть в большую авиацию, но не сложилось. В детстве Артем играл с самолетиками, повзрослев, стал прыгать с парашютом вместе с отцом и в качестве пассажира летать фигуры высшего пилотажа. О небе он мечтал всю жизнь и только ждал возможности пойти учиться на пилота.

В школу Артем пошел на год раньше остальных, пропустил четвертый класс, и уже в 16 лет выпустился. Слабая близорукость, с которой обычный человек вряд ли пойдет к врачу за очками в сочетании с требованиями к прохождению летной медкомиссии не позволили ему сразу поступить в летное училище. Поступил на экономику в Международный славянский институт — потому что было так было модно тогда, хотя никогда особенно сильно не хотел этим заниматься:

Тогда это все было спонтанно. Надо было быстрее куда-то поступать, ведь впереди армия. Такой поступок уже кажется нелепым, по-моему, должно быть как-то по-другому сейчас

В 2009 году он получил диплом, и потом еще 7 лет учился и работал в самых разных отраслях. Но в 2014 изменились требования к абитуриентам училищ гражданской авиации — теперь в легких случаях несовершенства зрения позволялось исправить его коррекцией. Это наконец дало шанс реализовать мечту детства в России — выучиться на пилота. Артему было 28, когда он начал готовиться к поступлению.

Экскурс в авиационное образование

Чтобы стать летчиком в России, есть не так много вариантов. Два вуза — ульяновский и питерский. Они дают пятилетнее высшее образование. Кроме высших есть пять училищ, в которых за два года и десять месяцев можно получить такое же количество практики и свидетельство пилота.

Мы находимся в какой-то глубокой жопе до сих пор. Система очень несовременная. Многие предметы реально не нужны. Мы нигде не слышим о дерьмовой подготовке американских или европейских пилотов. Они учатся всего 10 месяцев, а не 5 лет — и это не мешает им налетать на 100 часов практики больше

По российским стандартам, необходимо пройти теоретический курс и отлетать 150 часов. Это минимальный уровень практики, который дает право претендовать на свидетельство коммерческого пилота — и зарабатывать на этом деньги. После получения свидетельства в училище и приема на работу еще какое-то время нужно переучиваться уже на конкретный самолет, например, Boeing или SuperJet, но до этого этапа Артем не добрался.

Медкомиссия

Чтобы поступить в летное, Артему предстояло пройти медкомиссию ВЛЭК (Врачебно-летная экспертная комиссия — прим. The Vyshka).

ВЛЭК просто лютая. Она осталась еще с Союза. Более жестких требований по здоровью, чем у нас, в мире нет. На этом этапе отсеиваются две трети ребят, которые претендуют на поступление

Единственный параметр, по которому Артем не проходил, было зрение −1. В любой другой стране мира он бы летал в очках, но у нас это запрещено. Пришлось делать коррекцию, причем самую дорогую, чтобы не осталось рубцов — это тоже требование комиссии.

Артем вспоминает, что у врачей, которые делали ему коррекцию, были круглые глаза: «Ты уверен, что тебе нужно коррекцию с −1 делать до 1? Это такие маленькие значения, что мы даже не можем тебе сказать, что у тебя будет 1, а не 0,8, например». А при 0,9 Артём уже был бы негоден. После коррекции зрение подходит к нужному значению в течение месяца. Это ожидание и ежедневные попытки понять, улучшается ли оно, Артем вспоминает как безумный стресс.

Поступление

Чтобы поступить в училище, не нужно сдавать ЕГЭ или вступительные испытания. Весь конкурс строится только по среднему баллу за школьный аттестат. Не играет роли даже уже имеющееся высшее образование: «Даже если ты окончил физфак МГУ с красным дипломом — им пофиг». Главная трудность, которую создает такая система — балл школьного аттестата невозможно повысить. В отличие от ЕГЭ и вступительных, которые можно пересдать, в школу пойти заново и отучиться 11 классов невозможно.

Проходной на бюджет — около 4,7, то есть максимум одна-две четверки. У Артема средний балл был 4,3, то есть на бюджет он мог не рассчитывать. По его словам, проходной балл такой высокий, потому что других вариантов нет, и многие пытаются подделать аттестаты. Но сам Артем хотел все делать по-честному.

Оставался только платный вариант. Образование пилота — самое дорогое в стране, тогда оно стоило в среднем 3 миллиона рублей за 2-3 года. В основном это затраты на практику — топливо и обслуживание самолетов. Трех миллионов у Артема не было, но зато в 2016 году появился образовательный кредит с господдержкой.

Училище

Для того, чтобы получить этот кредит, нужно, чтобы в банке было аккредитовано учебное заведение (Аккредитация в банке — включение в список вузов, под образование которых банк готов дать кредит. Не связано с госаккредитацией вузов — прим. The Vyshka). Среди всех летных учебных заведений аккредитовано было только одно, у «Сбербанка». Это ЧПОУ «‎ЧЛУГА» — Челябинское летное училище гражданской авиации. Единственное частное училище в стране, которое готовило коммерческих пилотов с 2008 года. Готовило по государственной программе среднего профессионального образования, лицензированной Минобром.

 

Артем рассказывает, что еще в 2010 году это училище предоставляло свои самолеты, чтобы получающие высшее образование в ульяновском вузе курсанты могли пройти практику. По его словам, в госучилищах с практикой всегда были проблемы:

«Можешь отучиться 2 года и 10 месяцев, получить диплом, а ты еще даже не летал, и ты встаешь в очередь за налетом. У госвузов мало инструкторов, мало исправных самолетов. Хотя куплено их около 50 для каждого училища, но в летном состоянии менее 15. Один выпуск училища это в среднем 80-120 человек, а на практике в один момент летать должны сразу несколько курсов».

По словам Артема, у «‎ЧЛУГА» еще много преимуществ перед госучилищами. Среди них — множество благодарственных писем от авиакомпаний и почти полное отсутствие неустроившихся выпускников.

Про кредит

В конце лета 2016 года Артем пришел в училище, предъявил результаты комиссии и решил, что будет оплачивать образовательным кредитом. Кредит выдавался на 10 лет плюс время обучения. «Пока ты учишься, ты платишь только проценты от кредита. Ставка 15%, но половину из него платит государство», — поясняет Артем.

С господдержкой — это же как звучит! Тебе кажется, что ты как минимум под контролем у государства должен быть.

Образовательный кредит выплачивался по особой схеме. Во время получения образования взявший кредит студент оплачивает только процентную ставку. После окончания обучения еще три месяца он продолжает платить только процент — формально за это время он должен устроиться на работу. Потом начинается выплата основной суммы долга.

Учеба

Артем был старостой на своем курсе: «Мне самому это было по кайфу. Хотелось, чтобы наша команда лучше взаимодействовала с преподавателями и чтобы все происходило слаженно и позитивно». О первом годе обучения Артем говорит с воодушевлением:

Мы все приехали за мечтой — в чужой город, потратили кучу денег на аренду квартир, правильную еду, чтобы пройти медкомиссию

«Это же супер мотивированные ребята, которые знают, зачем приехали. Они уже прошли две трети практики, сами летают на самолетах, все делают как надо. У меня по всем предметам пятерки. Я фигачил и фанател от этого».

Артем и его группа начали учебу в октябре 2016. К концу июля 2017 они уже прошли две трети всей летной практики.

Поворот

Где-то в 20-х числах июля 2017 года Артем был с курсом на летной практике. Вот он сидит в самолете с товарищем, они выполняют процедуры и готовятся к вылету. Тут в общем чате сокурсников появляется новое сообщение. «Ребята, интересный документ». Читают: «Челябинская прокуратура подала в суд на учебное заведение». Артем с напарником в недоумении начинают искать официальные документы, подтверждающие, что с их вузом хочет судиться прокуратура. Находят иск.

Нам лететь надо, ты должен быть сосредоточен и настроен, а тут такие вещи видишь. В шоке и прострации отлетали

Вечером собрались с одногруппниками и начали разбираться в ситуации. Выясняется, что летом 2016 года Минтранс и Росавиация принимали новые федеральные авиационные правила № 289. Артем поясняет: «В соответствии с этими правилами как-то по-другому должны быть переоформлены сертификаты учебных центров. То есть это внутренние юридические вопросы училища, Росавиации, Минобра».

Одногруппники пишут своим друзьям из госучилищ. Отвечают, что у них тоже таких сертификатов нет. Там на все вопросы учащимся отвечают: «Не ваше дело». Артем с однокурсниками разобрались, как на сайте Росавиации посмотреть все эти сертификаты.

«У нашего училища был ровно такой же сертификат, как у всех госучилищ, ничем не отличался. По новым правилам просто должны были измениться некоторые формулировки в сертификатах. Эта реформа касается всех, и госвузы тоже должны были это переоформлять».

Что касается содержания этих сертификатов, по словам Артема, оно никак не связано ни с летными упражнениями и экзаменационными проверками полетов, ни с количеством и содержанием предметов.

Там речь идет, например, о том, сколько должно быть сотрудников, как должен стоять принтер, как журнал должен вестись. Там вообще нет ничего, что относится к образованию

Суд

На следующую неделю после новости Артем решил взять академический отпуск. И попросил ректора вернуть сумму, которая еще не была потрачена на его обучение. На тот момент он успел заплатить на 400 тысяч больше, чем училище израсходовало. Одногруппники Артема такой возможностью пользоваться не стали.

Дальше был судебный процесс, на котором присутствовали представители из Минобра и из Росавиации, и все поддержали доводы прокуратуры. Это можно найти все в решении суда №2–2181/2017. Спустя год уже помню эту фигню вместо формул аэродинамики!

По словам Артема, суд решил задним числом, что все образование, которое предоставляло училище начиная с лета 2016 года, должно быть признано незаконным. Таким образом, все образование, которое успел получить Артем, признали недействительным, причем и теоретическую, и практическую часть. Ссылаясь на транскрипцию заседания, Артём коротко описывает происходившее там:

«На суде был тотальный фарс. Из аргументов получалось, что каждое учебное заведение в стране начиная с детского сада, в котором учатся люди, которые когда-либо в будущем планируют заниматься полетами, должно иметь эти сертификаты Росавиации».

Решение суда вступило в законную силу 12 января 2018 года. Училище не согласилось, подало апелляцию. По словам Артема, училище утверждает, что 12 раз подавало заявку в Росавиацию на получение нового сертификата, но это ни к чему не привело. «Росавиация находит каждый раз новые недостатки. Первые из них мы видели, потому что они были в официальных ответах прокуратуры, которые мы пытались доставать всеми правдами и неправдами».

Говоря о действительных причинах дела, все окружение Артема сходится на том, что Росавиация просто убрала единственного независимого конкурента, да еще и опережающего госучилища по многим показателям.

Развитие истории

В 2018 года прокуратура подала в суд еще раз. У училища Артема были совместные программы с ЮУрГУ. Многие студенты поступали в ЮУрГУ, проходили там теорию, а практику — в «‎ЧЛУГА».Теперь идет судебный процесс для того, чтобы признать незаконным образование 120 выпускников ЮУрГУ, которые прошли летную практику в училище. Некоторые из них уже летают коммерческими пилотами в ведущих авиакомпаниях страны по 7 лет. Но их образование может в скором времени также быть признанным незаконным. Если это произойдет, они будут уволены из авиакомпаний.

«То есть безопасно перевезли уже миллионы человек, и теперь их уволят, потому что в оформлении бумажки что-то не так оказалось не по их вине», — поясняет Артем, — «вероятно, Росавиация с прокуратурой решили до конца уничтожить все, что связано с «"ЧЛУГА", чтобы не осталось совсем ничего. Чтобы все боялись идти в негосударственные вузы».

Детали кредита

Таким образом, Артем остался без образования, но с кредитом на него. Сейчас у него формально идет срок обучения, поэтому «Сбербанку» он платит около 10 тысяч рублей в месяц. Соответственно, каждый месяц Сбербанк подает государству ведомости, и государство каждый месяц перечисляет им еще 10 тысяч из бюджета. «И будет так платить еще 11 лет. Государство будет тратить налоги граждан на то, чего нет».

Сейчас долг Артема перед «Сбербанком» — полтора миллиона рублей. Это та сумма, которую «Сбербанк» успел заплатить училищу до истории с судом. Как только формальный срок обучения у Артема закончится, платежи вырастут до 25 тысяч рублей в месяц и будут длиться еще десять лет.

Суд с училищем

Прокуратура посоветовала Артему подать в суд на училище — по закону о защите прав потребителей. Так сделал он и еще несколько сокурсников. Они все выиграли суды. Артему дали исполнительные листы — предписания суда, которые обязана выполнить проигравшая сторона. Их Артем направил в службу судебных приставов. Но те отвечают, что у училища денег нет. Оформлено оно как ООО, то есть владельцы несут ограниченную ответственность.

По словам Артема, у училища в имуществе только принтер и парты. Здание в аренде, самолеты в лизинге. Но пока у него есть только исполнительные листы.

По закону у тебя эти исполнительные листы могут быть целую вечность. Нет у организации этих денег — никого не интересует. А обязательства у тебя есть

«Сбербанк»

С начала года Артем написал 12 обращений в «Сбербанк». На несколько обращений ему отвечают уже два с половиной месяца. По его словам, каждый раз, когда подходит срок ответа, который они сами определили при обращении, они говорят «срок рассмотрения вашего обращения увеличен, спасибо за понимание». Хотя у них по закону 10 дней на ответ.

Единственное, что они говорят — нам очень жаль, что вы попали в такую ситуацию, но нам как бы плевать

Артем ссылается на Гражданский кодекс, по которому «Сбербанк» имеет право списать любой долг — тем более если есть для этого основания. Но делать этого явно не собирается:

«И "Сбербанк" это знает! Их юристы упоминали это в нашей переписке. Я жаловался в ЦБ, он задавал те же самые вопросы "Сбербанку". Они отвечают, что да, действительно, есть возможность простить долг по такой-то статье ГК. Но поскольку это не обязанность, а наше право, мы этого делать не хотим».

При этом «Сбербанк» 1 сентября 2016 года выдавал Артему кредит на образование, которое с 26 июня 2016 года признано незаконным. «Сбербанк» на это отвечает, что оно признано незаконным по решению суда от 12 января 2018 года. «Но с юридической точки зрения, в самом образовательном учреждении и в законах ничего не изменилось между этими двумя датами. То есть признано незаконным именно то образование, под которое "Сбербанк" выдал кредит», — поясняет Артем.

Вы коммерческая организация, которая извлекает прибыль. И вы несете предпринимательские риски. Это прописано в ГК

У Артема нет ни квартиры, ни машины. Единственный его актив — исполнительные листы, выданные ему судом. Он отправил их «Сбербанку»: «Возьмите их, если вам это нужно для отчетности, что вы не просто так простили долг! И я останусь один на один с этим потрясением в жизни».

Артем вспоминает недавний кейс, связанный со «Сбербанком»:

«Какой-то неадвекватный мужик испортил картину в Третьяковской галерее. "Сбербанк" сказал: "Окей, мы потратим 10 миллионов рублей на ее восстановление. Смотрите, какие мы классные и хорошие!" А там, где вы реально профакапились и просто убиваете жизнь ребят, вы не можете простить долги гораздо меньшие».

Заканчивая говорить о «Сбербанке», Артем припоминает историю. Недавно он встречался с представителями банка из Департамента заботы о клиентах. Ему предложили сделать отсрочку на один год от выплаты основного долга. Но благодаря академотпуску Артема «Сбербанк» уже обязан по закону перенести время выплаты основного долга на год. Узнав об этом, представители ответили только:

А, ну тогда нам нечего вам предложить

Государство

Минобр, Рособрнадзор, Росавиация — все устранились

Артем лично общался с этими структурами, искал варианты. Предлагал перевести их группу куда-нибудь в другой вуз. Оказалось невозможным по простой формальности — год назад училище сменило название с «ЧелАвиа» на «ЧЛУГА», желая встать наравне с другими училищами — СЛУГА, ККЛУГА, БЛУГА. Из-за переименования оно по документам стало другим учебным заведением. Поэтому у него еще нет выпускников после переименования, а это формальное требование для госаккредитации и возможности перевода в другой вуз. Общение с госструктурами ни к чему не приводит:

«Когда их официально спрашиваешь, они обязаны ответить в соответствии с ФЗ № 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", они делают отписку вообще не по теме и дают какие-то ссылки, которые вообще не относятся к твоему вопросу. И ты ничего сделать не можешь, только пожаловаться выше и получить ответ еще хуже».

В процессе юридических разбирательств выяснилось, что к училищу обращались еще в начале 2017 года из прокуратуры. Сотрудники оттуда приезжали с проверкой и подтверждали, что все образование происходит по закону. «И потом, когда центральный аппарат Росавиации написал что-то в Московскую прокуратуру, те же самые люди из челябинской прокуратуры на 180 градусов поменяли свое мнение. Причем они не пишут и не звонят, чтобы сообщить, что все не так — они сразу подают в суд», — восхищается правосудием Артем.

С этим вопросом он обратился в Генпрокуратуру. Объяснил, что одни люди сначала говорили вот так, а потом ровно наоборот. Он надеялся, что если ошибка будет признана самой прокуратурой, хотя бы как дисциплинарная, то у него появится повод подать в суд на челябинскую прокуратуру. Ответ из Генпрокуратуры он процитировал несколько раз, настолько он его поразил:

«Подавать в суд в интересах граждан является не обязанностью, а возможностью прокурора, которой он может пользоваться по своему усмотрению». Я вот сижу и не понимаю, по каким правилам еще в стране жить, если генпрокурор решает по своему усмотрению, должен или не должен соблюдаться закон.

Еще Артем писал в Госдуму. Ответили, что направили предложение в какой-то комитет на рассмотрение. Артем звонит в этот комитет, а там отвечают, что впервые слышат.

То же самое с Президентской линией. Главное — создать видимость, что ты можешь подать обращение

Сейчас Артем должен «Сбербанку» 1,5 миллиона рублей.

«Сбербанк» списывать долг отказывается, училище — банкрот и не может выплатить эту сумму по решению суда. Образования летчика формально у Артема нет, он нигде не учится, поступить на бюджет по профессии летчика возможности не имеет

Монолог

«Я не могу работать по этой специализации, несмотря на то, что я все делал по правилам. Я отличник, у меня летные проверки все на пятерки. Это же сложно, это требует дикой концентрации. Мы приходили мокрые, у нас болели спины. Ты сидишь в кабине в тридцати пяти градусной жаре без кондиционера, постоянно крутишь всякие фигуры, очень устаешь. И все равно все на пятерки. А в итоге по каким-то абсолютно непонятным причинам это все признается незаконным, и теперь всем насрать на то, как и сколько ты учился.

У кого-то дети, семьи. Один из парней вот всю семью перевез в Челябинск. В своем эмоциональном посте он пишет, что теперь не смотрит по сторонам, переходя дорогу.

Ребята вынуждены банкротиться. То есть человек ставит на себе клеймо. Пять лет ты обязан всем сообщать о том, что ты банкрот. И все, что у тебя было в собственности, у тебя отбирают. Ребята на последние деньги признавали себя банкротами, это тоже стоит 150-200 тысяч, отдавали свои машины и телефоны. А представляешь, если у человека есть квартира — он обязан ее продать, чтобы заплатить эти полтора миллиона. И если ты когда-то признавался банкротом, ты скорее всего не сможешь получить постоянное место жительства в любой стране. Считаться будешь ненадежным лицом.

Я стал старше на три года и я пока еще не сдвинулся с места вообще. Бежать из этой страны? У меня долг в полтора миллиона, что мне делать? И опять же нужны деньги, чтобы уехать и попытаться найти работу. Может быть в "Люфтганзе" кто-то поразится моим двум словам на немецком языке, поверит в меня и профинансирует мое образование, а потом возьмет на работу, просто потому что я классный специалист и горю желанием.

Но нет, я даже не могу уехать, потому что они будут подавать на меня в суд. Я до сих пор, несмотря на всю эту ситуацию, платил им, и сумму выплаты мне не сокращали. В этом месяце у меня закончились все сбережения, и вместо девяти тысяч я заплатил 100 рублей, потому что нечего больше. Деньги, которые я заработал до всей этой истории, я потратил на полтора года жизни в Челябинске и на коррекцию зрения, которая стоила больше 100 тысяч. Там мы учились по восемь часов шесть дней в неделю — работать, понятно, было некогда.

Если посмотреть по заявлениям наших политиков, то я вообще, блин, цвет нации. На пятерки сдаю технические вещи, учусь на передовой отрасли в стране. Мы же страна авиации и космоса! И теперь мне одиннадцать лет расплачиваться за ошибки других людей. Причем некислые такие платежи, до 25 тысяч в месяц. Это как квартиру подарить кому-то. И государство еще миллион заплатит. А нас таких 14 человек. Ведь могли эти деньги потратить на медицину или на пенсии.

Отец у меня, ветеран уголовного розыска, 30 тысяч зарабатывает. Двадцать лет посвятил государству, бегая с пистолетом и подвергая жизнь опасности, и теперь даже себя с женой прокормить не может. Поэтому ни о какой помощи родителей я просить не могу.

Как экономист я уже давно не в тренде. Мои знания, полученные еще в 2009 году, просто недостаточно современны, чтобы быть успешным экономистом сейчас.

Остается со "Сбербанком" судиться, потому что кредит выдан явно незаконно. Но ты представляешь себе, что это такое? Адвокаты говорят, что вряд ли чего-то можно добиться. И потом, это же вся жизнь в судах.

Не знаю, что дальше буду делать. В этой стране, не в этой, не знаю. Наверное, пытаться поступить в госучилище. Я просто стараюсь не сдаваться и делать что-то. Я доказал экзаменаторам, я доказал себе, что я летаю на пятерку. Я хочу продолжать дальше. Дайте мне возможность.

Прости, мне уже коллекторы звонят.»

Текст: Олег Ян
Фото: предоставлены героем материала
Редактор: Светлана Киселева

Если Вы нашли опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите сюда, чтобы проинформировать нас.

Также рекомендуем
Рассказываем о суде 4 февраля над аспирантом МГУ Азатом Мифтаховым, которого обвинили в изготовлении взрывных устройств — его и нескольких активистов-анархистов задержали 1 февраля. Азат заявил, что его пытали, добиваясь дачи ложных показаний.
Поговорили со студентом Вышки, которому грозит штраф за раздачу воздушных шаров на митинге 10 марта.
Программа образовательного кредитования появилась в нашей стране сравнительно недавно, около 10 лет назад, но до сих пор не получила широкого распространения.  Мы привыкли получать образование бесплатно, а слово «кредит» у среднестатистического россиянина вызывает панический ужас и шевеление волос на затылке. Образовательный кредит - тема актуальная как для студентов, так и
Балтийский университет уволил социолога Анну Алимпиеву после доноса о «пропаганде гомосексуализма», написанного на тетрадном листке анонимным студентом
Рассказываем, как в разных вузах и студенческих организациях проходила агитация выборов мэра Москвы