цвет2

Назад в будущее: студенчество наших родителей

The Vyshka попросила читателей найти самые яркие студенческие фотографии родителей и примерить на себя образы того времени. Мы сняли современные версии старых кадров на фотоаппарат моментальной печати. О том, что сближает студентов прошлого и настоящего, и почему бумажные фотографии до сих пор в моде, рассуждают наши герои и их родители.

Материал был сделан совместно с Instax Fujifilm, а фотографии студентов были сняты с помощью камеры моментальной печати Instax SQ20. Такую камеру мы разыгрываем в нашей группе во «ВКонтакте».

Ирина Сашкина, 1982

На фото наша агитбригада с баянистом — руководителем кружка, перед выездом на поле. Я училась на третьем курсе кинотехникума. Кто-то ездил в стройотряд, а мы выезжали на сбор урожая и давали концерты. Пели собственные частушки на злобу дня. Это город Советск в Калининградской области — вокруг него как раз поля, поэтому нас туда и привлекали. Нам, девчонкам, было интересно встретиться с молодыми ребятами, которые там работали.

Я сама фотограф и тоже люблю воссоздавать старые фото несколько лет спустя. Например, когда у нас был ремонт дома, Яна подметала, я ее сфоткала. А потом лет через 10 случился новый ремонт. Она опять начала подметать, я увидела и решила сделать копию кадра. Нашли розовые носки, зеленую кофту, все повторили в точности до мелочей. Даже совок для мусора остался прежним.

Яна Сашкина, 37 лет спустя

Поиск добровольцев

Я решила сделать современную версию маминой фотографии с агитбригадой. Процесс съемки был очень забавным. Я пришла только с одной моей подругой, а на фотографии еще три человека. И нам нужно было их найти. Искали в атриуме на Покровке, а там все такие занятые — сидят в своих ноутбуках и телефонах.

«Странно подходить и отвлекать человека просьбой сфотографироваться с баяном. Нескольким студентам понравилась идея, и они сразу согласились. Но многие отказывались, даже если не были заняты: почему-то пугал и смущал баян»

Различия и сходства

У мамы на фотографии студенты стоят в одинаковых блузках в горошек. Сейчас молодежь уже так не ходит, поэтому на нас футболки и толстовки. А сходство с оригинальным снимком в том, что мы такие же счастливые, и это неподдельные эмоции.

Ценность случая

Многие мои знакомые фотографируют на пленку и стараются подобрать для съемки идеальный момент, не растрачиваться на пустые кадры. Это история про ценность случая. На телефон, конечно, фотографироваться намного проще — сделать сто кадров и выбирать, но цифровые фотографии лишены этой ценности.

У нас с друзьями есть традиция — на дни рождения дарить распечатанные фото. Эти снимки просто лежат в конверте, но когда я их нахожу, становится тепло на душе. В этом же конвертике сейчас фотография с баяном. А через пару недель я поеду домой и отдам ее маме, чтобы она положила ее в альбом рядом со своей.

Олег Тепляков, 1989

Мы ездили с другом по прозвищу Толстый на каникулы на юг. Катались на машине по побережью. Сидели как-то в кафе, пили пивко. Он меня сфотографировать хотел, сказал: «Улыбнись!», ну и поймал меня с этим жестом. Фотоаппарат еще был обычный — мыльница, по-моему, даже с пленкой. Футболка у меня была модная, найковская, да еще и неоновая. В то время мы много веселились.

Прогуливали, естественно, занятия, и все равно учились на четверки и пятерки. На дискотеки собирался весь техникум, все старались модно одеться, по возможности фотографировались. Ходили на Проспект Мира в подвал, записывали на кассеты тяжелый рок — «за рубль одна сторона». 

Алина Теплякова, 30 лет спустя

Скрытые рок-звезды

Когда я посмотрела на эту фотографию, подумала, что мы с папой очень похожи — есть в нас что-то бунтарское, нежелание подчиняться рамкам. Если бы я вернулась в прошлое и пообщалась с ним молодым, мы бы поняли друг друга. Сам он очень любит музыку, творчество, кино. Нас это объединяет. Думаю, в глубине души мы бы оба хотели однажды стать рок-звездами.

Подготовка к съемке

Остальные родительские фотографии были более сложными в исполнении, а здесь — понятный жест, которые все мы знаем. В день съемки пришлось загнать папу в угол и узнать, где у него футболка. Я рассчитывала найти ту самую, но папа сказал, что ее уже давно нет. Я надела его поло, и вышло похоже. Зашла в KFC, взяла стаканчик из-под пива — и фотографироваться.

Время свободы

Когда фотографировалась, я чувствовала причастность к той эпохе, к тому, что происходило тогда у папы внутри. Ведь во времена его молодости можно было позволить себе чуть больше, чем предыдущему поколению.

Сейчас на студентах больше давления и ожиданий от образования. Тогда это было просто очередным этапом в жизни, зубрежкой, нужной, чтобы потом найти работу и забыть об этом. Но с того времени осталось неизменным желание творить всякую дребедень с друзьями и не упустить молодость.

«Желание прогулять пары и посвятить себя чему-то большему, наверное, объединяет студентов всех поколений»

Искусственная реальность

Я не против диджитализации, но она заставляет меня чувствовать, будто все искусственно. Какая это фотография, если я не могу её пощупать, если она в какой-то системе, в структуре знаков и кодов?

Роман Анютин, 1986

Судя по всему, это 86 год, мы тогда были на втором курсе. Перестройка уже началась, все верили, что все движется куда надо и к лучшему. На фотографии я с одногруппником Димой. У меня много воспоминаний, связанных с ним.

Была одна история на военных сборах. Там нам выделяли время для самоподготовки, а мы в это время развлекались. Кто-то из группы привез книжку на английском языке с правилами азартных игр — по этим правилам мы играли в кости. Но тут зашел преподаватель и что-то заподозрил, а Дима быстро смахнул кости себе в кулак. Преподаватель был уверен, что мы играем в карты. Он подошел к Диме и спросил, что у моего товарища в кулаке. Довольно глупо было подумать, что там могли поместиться карты, но он уже напал на след и решил идти до конца. Дима невозмутимо ответил: ничего. Его попросили показать. Он провёл кулаком мимо своего кармана, раскрыл ладонь — там действительно ничего. 

Тогда преподаватель сказал вывернуть карман, и Дима, хлопнув по карману, вывернул его — и там ничего нет. Это, конечно, полная потеря лица для преподавателя: хотел нас уличить, а мы ни в чем не виноваты. Как только он ушел, мы стали спрашивать у Димы, как он это сделал. А у него, оказывается, в кармане была небольшая дырка. Из-за хлопка по карману кости провалились в брюки. На нас тогда была военная форма – галифе, заправленные в сапоги, поэтому кубики и не выпали на пол. Невозмутимость Димы мне очень запомнилась.

Анна Анютина, 33 года спустя

Две разные Вышки

Папа учился в Высшей школе КГБ, которую до сих пор называет Вышкой. А я учусь в совсем другой Вышке. Эта фотография экзотична для нынешних зрителей. КГБ сейчас ­— это такая диковинка для людей. Они представляют каких-то жутких мужиков, которые прослушивают всех и пытают. А на самом деле на фото все выглядит очень спокойно.

Акцент на гендер

Я ожидала, что для съемки придется где-то арендовать военную форму, но все оказалось гораздо проще. Мы нашли одежду у знакомых. Мне кажется, очень удачно поймали композицию: я сижу, как отец на фотографии, а подруга стоит. В остальном я бы сказала, что это больше закос, чем косплей. Я для себя акцентировала внимание именно на том, что мы поменяли гендер на фотографии, и она все равно осталась похожей.

Общие увлечения и разные взгляды

Мы с папой похожи не только внешне. Когда я с кем-то ругаюсь, замечаю, что у меня такие же интонации, как у него. Мы оба любим смотреть сериалы, оба любим футбол, болеем за одну команду. Нам нравятся аттракционы, аквапарки, мюзиклы.

«Не совпадаем мы в научных интересах — папа заканчивал матфак, а я учусь на филологии, и во взглядах на жизнь — я в семье самый жесткий оппозиционер, хожу на митинги, а папу это не особо волнует»

Ностальгия по бело-желтым конвертам

Сейчас в моде все винтажное, а моментальные фото — элемент культуры восьмидесятых-девяностых. Наше поколение еще застало бумажные фотографии в ходу. Я помню, как у нас появлялся такой бело-желтый конверт из проявки, и я всегда хотела сама все это раскладывать в альбоме. Потом распечатанные фото тоже будут популярны, но уже совсем как диковинка. А для нас это ностальгия.

Анастасия Малютина, 1994

Одиннадцатый класс я закончила в 1991 году в Ташкенте и мечтала поступить в педиатрический институт, потому что он давал возможность учиться в России. Но мои планы рухнули, потому что распался СССР, и все программы с выездом студентов были закрыты. Так я поступила в техникум на специальность «сестринское дело».

Мы сделали этот кадр для фотоотчета во время преддипломной практики на последнем курсе. Это единственная фотография, где я с подружками и сокурсницами. Практику проходили в хирургии. Мы готовили больных к операциям и ухаживали за ними после: делали перевязки, ставили катетеры и капельницы. Мне кажется, наша студенческая жизнь мало отличалась от нынешней.

Полина Малютина, 24 года спустя

Необычный реквизит

Фото мамы я пересняла вместе с одноклассницами, мы до сих пор дружим. Я долго искала костюмы. Не у всех дома есть халаты с шапочками, но мне повезло — у нас в школе были уроки химии, и у меня остался лабораторный халат. Еще два попросила у знакомых. Было очень весело делать фотографию в саду Баумана, потому что все проходили и улыбались, не очень понимали, что происходит — несколько людей в медицинских халатах стоит и фотографируется.

О впечатлениях от съемки

Сам процесс воссоздания фотографий из прошлого — это невероятные эмоции, ведь я, как и мама, позировала с близкими мне людьми. После фотосессии я весь вечер рассматривала готовый снимок. Меня переполняло умиление, чувство нежности и трепета. Ждала, когда придет мама, чтобы показать ей фото. А когда мама увидела, мне кажется, она чуть не заплакала.

10 килограммов плова за операцию

Мама училась в медицинском техникуме в Ташкенте и рассказывала, что в то время в Узбекистане практически ни у кого не было денег. И после операции приходили родственники больного целым аулом, приносили по 10-15 килограммов плова, арбузы, дыни в благодарность. К концу смены у медиков собирались целые мешки с едой. Единственное, что я знаю от мамы про учебу — ее это мало интересовало. Она явно прогуливала пары, но врачом в итоге стала хорошим. Я надеюсь, что переняла ее упорство и умение делать все в последнюю минуту и при этом делать хорошо.

Елена Алексеева, 1987

Я училась в институте народного хозяйства в Ростове-на-Дону и уже познакомилась с Михаилом, будущим папой Алисы. У него был день рождения сразу после сессии. Я пригласила одногруппников в гости, чтобы все это отметить. До этого мы как раз купили новый диван. Сделать это было сложно, вокруг стояла эпоха дефицита, но моя подруга Лариса поспособствовала покупке обходным путем. Диван мы накрыли пледом, чтобы гости его не испортили.

На столе было советское шампанское ростовского завода. Помню, оно было очень кислое. Я испекла торт, который мы называли по-разному — Черный принц или Карлсон: несколько пышек с маком и орехами, залитых кремом.

Алиса Алексеева, 32 года спустя

Новый навык

Мне показалось забавным, что я изображаю батю, а не маму — идеальная возможность научиться завязывать галстук. Чтобы воссоздать образ, пришлось искать у знакомых мужской костюм. Галстук у друга нашелся один в один. И пиджак подходящий: такой здоровый, с широкими плечами. Мы нашли в антикафе место с похожим диваном и сделали фотографию.

Найди 10 отличий

На фото папа на четвертом курсе. Родители учились на одном факультете и к этому времени уже давно встречались. Оригинальный снимок сделала мама, и я расспросила у нее все про этот день. Я попыталась максимально войти в роль: так, батя довольный, лицо как всегда хитрое, день рождения, торт вкусный, шампанское налили… А внешне я просто копия своего отца, поэтому получилось очень похоже — всем друзьям отправляла фотографию и просила найти 10 отличий.

Оксана Саати, 1994

Когда я узнала, что существует фотоаппарат моментальной печати, мне очень захотелось его купить. Я поехала купила полароид, и мы снимали все подряд. Так появилась эта фотография. Это был обычный день, мы просто решили сфотографироваться.

Сейчас студенческая жизнь более насыщенная, чем раньше. У нас в математическом колледже в группе были одни девочки. Мальчики учились отдельно. У них была программа, связанная с ЭВМ, а у нас — статистика и бухгалтерский учет. Из забавного помню, что нас преподавательница по физике просила приносить поделки, сделанные своими руками. Как в школе, но уже во взрослом возрасте. Я умела вязать, сделала картонную полянку, связала на нее грибочки и отнесла.

Алина Саати, 25 лет спустя

Самые близкие люди

Я решила воссоздать фото с мамой и папой, это два важных человека в жизни, которые всегда поддержат и помогут. Воспроизвести фотографию помог мой молодой человек Артем. Он такого не ожидал, долго думал, во что ему одеться, чтобы было похоже.

История снимка

На фото мама уже заканчивает универ. Она рассказывала, что когда влюбилась в папу, у нее все сразу закрутилось-завертелось. Мама вышла замуж, и очень скоро родился мой брат. На момент фотографии ему, должно быть, чуть меньше года.

Семейная реликвия

У нас есть целый семейный альбом из моментальных фотографий. А полароид, на который сделано фото, до сих пор работает. Это практически семейная реликвия. Я недавно попросила маму, чтобы она купила мне картридж на 10 кадров, мы попробовали поснимать, получилось неплохо. У меня остался последний кадр, и я уже долго думаю, на что его потратить. Если накоплю на картриджи, продолжу снимать.

Мечты и песни под гитару

Я люблю рассматривать старые фотографии. Интересно, как выглядели родители в молодости, как они себя ощущали, какие у них были мечты. Наверное, в то время люди были более открытые и сплоченные, потому что не было интернета. Чаще собирались вместе, пели песни под гитару. Сейчас такое редко встретишь.

Текст: Ирина Иванова

Фотографии родителей: из личного архива героев

Фотографии студентов: Галина Булгакова, Екатерина Понамарева

Редактор: Анастасия Ларионова

Также рекомендуем
Кто хоть раз не мечтал сделать селфи с ректором? После выпуска что, как не фото с одногруппниками, преподавателями и известными людьми Вышки скрасит долгие зимние вечера. Но где их встретить, как подойти, отвлечь от дел и все-таки попросить сделать этот легендарный кадр: я и Кузьминов, я и Ясин. The Вышка
Студенты питерской Вышки поделились мнением о том, почему предпочитают пленочную фотографию цифровой, а также дали несколько практических рекомендаций
Вместе с четверокурсниками питерской Вышки проследили, как изменился стиль в одежде на протяжении 4 лет обучения в бакалавриате
Обсудили со студентами их опыт донорства крови. Узнали, откуда они берут смелость и мотивацию заниматься донорством и что помогает им справиться с волнением.
11 ноября в паблике «Пространство Политика» появилась запись о том, что проект «ЗаГраницы» потерял статус студорганизации. В посте студенты утверждают, что по мнению администрации ВШЭ, они «занимаются политическим активизмом», поэтому их поставили перед выбором: либо отказаться от этой деятельности, либо потерять статус студорганизации. Сотрудник ЦПСИ прокомментировал публикацию