шд файнал

Студентку Школы дизайна ВШЭ заставили извиниться за рассказ о проблемах программы в Твиттере

8 мая студентка Школы дизайна Вышки написала тред, в котором рассказала о проблемах своей программы. В тот же день ей позвонили из учебного офиса, а затем заставили писать объяснительную на имя руководителя Школы. Он инициировал дисциплинарное разбирательство, но затем его отозвал. Поговорили со студенткой об этой ситуации, а также обсудили с тремя учащимися Школы дизайна основные проблемы программы, о которых рассказывал тред.

13 мая студентке 4 курса Школы дизайна ВШЭ по направлению «Анимация и Иллюстрация» Кате Жужлевой на почту пришло уведомление от учебного офиса. От Кати потребовали написать объяснительную, на основе которой ее дальнейшая судьба в Вышке будет решатся дисциплинарным комитетом и Студенческим советом. Поводом к этому стал тред в Твиттере, в котором Катя высказалась о проблемах в Школе дизайна.

Студентка написала о неорганизованности учебного процесса, отсутствии оборудования и проблемах с оцениванием работ. Говоря о проблеме увеличившейся нагрузки после перехода на дистанционку, она упомянула пост руководителя Школы Дизайна Арсения Мещерякова. В своем посте в Фейсбуке Мещеряков опубликовал текст жалобы на новые правила, написанной на «красную кнопку», добавив, что «обижен до глубины души этим враньем». Написанный 8 мая тред быстро набрал более тысячи лайков, и на него обратила внимание администрация факультета.

«Мне позвонили в тот же день когда я написала тред» — рассказывает Катя. Менеджер по работе с преподавателями Юлия Баранова предложила студентке поговорить с ней и Алексеем Рюминым, координатором ее направления.:

Было озвучено, что это инициатива сверху, и они бы сами не хотели такого со мной. Сказали что я могла лично переговорить о том, что меня не устраивает. Однако я не понимаю, почему нельзя публично обсуждать некоторые проблемы

После звонка Катя закрыла аккаунт в Твиттере. 14 мая студентке позвонила заместитель руководителя Школы дизайна Земфира Алямова. Она спросила о том, хочет ли Катя остаться в университете. Позже она объяснила свой вопрос тем, что ей не были известны намерения и позиция Кати. В ходе разговора она предложила студентке написать личное извинение Арсению Мещерякову, чтобы избежать последствий.

Студентка думает, «что если бы она не написала про руководителя Школы дизайна, то проблем бы не было». Катя говорит, что совершенно не была готова к тому, что это так разлетится «Твиты были достаточно жесткие. Если бы я знала, что тред наберет такую популярность, то я бы писала другим языком». В треде Катя действительно использует много эмоциональных выражений и бранные слова, однако, в начале просила распространить его.

Все подумали, что я хочу уничтожить Школу дизайна до основания. Но я хочу, чтобы там все стало только лучше. Мне кажется, что при стоимости обучения в 600 тысяч рублей в год абитуриенты должны знать, что в Школе дизайна не все так гладко и шикарно

Катя отправила письменное извинение. «Моя ошибка была в личном матерном выпаде в сторону руководителя Школы дизайна. За это я и извинялась» — пояснила она в комментарии для DOXA вечером 16 мая. Студенческий журнал сообщил, что «Мещеряков подал жалобу в дисциплинарную комиссию о вреде репутации университета с требованиям привлечь учащуюся 4 курса к дисциплинарной ответственности». После этого «Вышка для своих» написала, что «инцидент со студенткой Школы дизайна был исчерпан, он не будет рассматриваться Дисциплинарной комиссией». DOXA подтвердила это со ссылкой на информацию от Кати. Помощник ректора Иван Чернявский сообщил The Vyshka, что дисциплинарная комиссия дело рассматривать не будет, поскольку Мещеряков написал, что инцидент исчерпан.

Формально кейс должен еще рассмотреть факультетский студсовет. Глава Социального комитета Студсовета ФКМД Анастасия Новик рассказала The Vyshka об особенностях такой процедуры:

«Сначала кейс посылается в Большой Студсовет, где его рассматривает Правовой комитет. Только потом вопрос решается в Студсовете факультета. Дедлайн у Правового комитета на рассмотрение кейса студентки Школы дизайна — 17 мая. Нам, студсовету ФКМД, пока ничего не прислали. У нас этот кейс до сих пор висит как нерассмотренный. По хорошему, мы тоже должны рассмотреть его. Хотя мы надеемся, что все закончится благополучно».

UPD 19.05
Школа дизайна Вышки связалась с The Vyshka. Они подтвердили, что направили заявление в дисциплинарную комиссию НИУ ВШЭ, но подчеркнули, что это связано только с ненормативной лексикой в треде Кати. По их словам, именно дисциплинарная комиссия потребовала от студентки объяснительную, чтобы узнать ее взгляд на конфликт.

Однако, Школа дизайна отрицает, что при разговоре с Алямовой именно она предложила извиниться перед Мещеряковым. По их утверждению, извинение было собственной инициативой Кати. «Никаких извинений ни Школа дизайна, ни дисциплинарная комиссия от студентки ни на каком этапе не требовали» — подчеркнула Кристина Крутилина, заместитель руководителя Школы дизайна.

Изменение правил

Жалоба на красную кнопку, о которой Катя упомянула в треде в связи с Арсением Мещеряковым, была вызвана изменением программы при переходе на дистанционное обучение из-за распространения коронавируса. Самой Кати эта проблема не коснулась, так как изменения затронули только 1-3 курсы. Но она отмечает, что под постом руководителя Школы написали около 250 гневных комментариев об этом нововведении.

The Vyshka поговорила с Дашей Тартачаковой, которая учится на 1 курсе направления «Анимация и иллюстрация». Она рассказала, что с переходом на дистанционное обучение для контроля студентов и «чтобы они не ленились», администрация увеличила 1-3 курсам количество предпросмотров до 4. По арт-практике и креативному проектированию теперь 4 раза перед финальным просмотром надо демонстрировать промежуточный результат работы. Студент, написавший жалобу на «красную кнопку», отмечает, что у них теперь «буквально каждые две недели сессия», и «менять регламент в середине модуля незаконно». В жалобе упомянут Аресений Мещеряков, потому что именно он предложил сохранить эти изменение и после окончания дистанционки, говорит Даша:

Арсения Мещерякова не любят очень сильно на дизайне. В основном странные идеи поступают именно от него.

«Так было с дополнительными предпросмотрами. А теперь он предложил эту систему оставить и на следующий год. Это пока в планах, но план прямо серьезный. У нас и так все вкалывают, на дизайне мало кто получает низкие оценки, равно как и 10».

Система оценивания

The Vyshka поговорила с Катей подробнее о том, что ей не нравится в Школе дизайна и о чем она написала на личной страничке в «Твиттере». Студентка обращает внимание на то, что система оценивания в Школе дизайна страдает. По ее словам, иногда у студентов оценка в портфолио отличалась от той, которую они получали за проект на просмотре:

Были случаи, когда я узнавала, что все преподаватели поставили мне 10, а на сайте портфолио стоит 9. Кто-то еще после просмотра работ смотрит на проект в портфолио и решает поменять оценку. И мы не знаем, кто это и почему он меняет балл

Студентка также считает неправильным снижение оценок за те элементы работы, которые аниматоры не изучают. Более того, студенты узнают о неочевидных требованиях уже после выставления баллов. Например, по словам Кати, в прошлом году уже после сдачи клипа к студентам пришли люди из администрации и рассказали о правильном оформлении обложек и презентаций проектов. «Было сказано, что текст на обложке должен быть либо графическим элементом, либо вообще не присутствовать», — приводит пример студентка. За нарушение требований снижали оценку. При этом у аниматоров не было курса по графическому дизайну, где они бы получили эти нужные навыки. Преподаватели также утверждали, что высший балл получают работы, которые принимают участие в фестивалях. Но Катя говорит, что даже ее фестивальные работы оценивали в 9 баллов.

Катя подчеркивает, что говорит только за свой год набора. По ее информации, у студентов младших курсов сейчас дела обстоят лучше. The Vyshka поговорила с первокурсниками направлений «Анимация и иллюстрация» и «Медиа и дизайн», и они говорят о похожих проблемах.

Она считает, что оценивание итоговых работ — одна из самых наболевших проблем Школы дизайна. Студентка рассказала, что у очень многих учащихся есть претензии к системе оценивания: «На втором предпросмотре и по арт-практике, и по креативному проектированию вообще никто не понял, как оценивали. Например, у студента из моей группы стоит 7, хотя всегда были только 10».

Преподаватели часто никак не помогают понять, где стоит улучшить свои работы. По опыту Даши, их комментарии к сильным и слабым работам могут не сильно отличаться: «Тебе могут сказать, что все окей, но есть недочет. И ты надеешься на 9, а ставят ниже. Бывают и противоположные ситуации». Отдельно студентка выделяет субъективность кураторов:

Есть своенравные кураторы. Например, могут сказать: „Ой, а почему у тебя мультик не цветной?“, при том, что у тебя стилистика черно-белая. Это необоснованная претензия. И из-за такого снижают балл

С этим согласна Даша Разживина, студентка 1 курса «Медиа и дизайна». По ее опыту, основной критерий проверки работ на ее направлении — это вкус членов комиссии. Даша столкнулась с этим в 1 модуле: студентка сдавала проект «Фирменный стиль ночного клуба для стариков». У нее были картинки: бабушка с звездой на глазу, которая отсылала к молнии Дэвида Боуи, и вставная челюсть в бокале с мартини. Один преподаватель сказал, что это оскорбление стариков, а звезда на глазу бабушки — издевательство над ветеранами.

«У нас на Кавказе вас бы за такое…» — добавил преподаватель.

Студентка замечает, что на других направлениях дизайна есть методички, в которых описано, что должно быть в проекте. Например, что нужно сделать определенное количество носителей и графических образов. А на «Медиа и дизайне» такого нет. Даша предполагает, что это из-за молодости направления, и преподавателям иногда приходится выдумывать требования к заданиям : «Мне весь 2 модуль говорили, что мои обложки темные и негативные, просили сделать повеселее. Я попыталась сделать их так, как хотели преподаватели, но в итоге работы не понравились ни мне, ни комиссии.»

Обе Даши подтверждают слова Кати о том, что комментарии преподавателей часто не помогают улучшить работу. Даша Разживина вспоминает, что регулярно получала комментарии вроде «мне не нравится, переделай как-нибудь».

Мне кажется, это не очень помогает. Ты не понимаешь как исправить работу. Многие пытаются оспаривать комментарии преподавателя по проекту и настаивают на своем видении. Но потом у них, по моему ощущению, занижали оценки на просмотрах

Техническое оснащение и общение с администрацией

В треде Кати была запись и о том, что учебный офис не слышит студентов. Студентка рассказала, что причиной ее недовольства стало игнорирование просьб учащихся о покупке дополнительного необходимого оборудования, которого не хватало нескольким сотням студентов: «Ребята работают с огромным количеством декораций, которые негде хранить».

У нас было штук 5 лайтбоксов на 300 человек. Мы неоднократно просили это исправить. Писали и лично Арсению Мещерякову, и в учебный офис обращались. За мои 4 года обучения ничего не поменялось

Уже после истории с «Твиттером» Катя общалась с Юлией Барановой. Выяснилось, что закупка оборудования происходит через «большую» Вышку. Катя говорит, что там не видели необходимости покупать новое оборудование Школе дизайна, а сам процесс обращения очень медленный.

Даше Разживиной для учебы нужны только компьютеры. Она рассказала, что их в корпусе достаточно для всех, но они уже «свое отжили и иногда только включаются половину пары». При этом студенты не считают это проблемой: «Всем, в принципе, все равно, потому что у многих ребят есть свои ноутбуки» .

Даша Тартачакова , помимо компьютеров, работает еще и с графическим планшетом и лайтбоксами. Она считает, что с техникой на «Анимации и иллюстрации» все в порядке, потому что открыли новое помещение на Кожевническом проезде и закупили туда новое оборудование:

«Графических планшетов на весь корпус штук 25. Их можно взять, оставив свой студенческий билет. Обычно планшетов хватает на всех, но во время предпросмотровых дней до них невозможно добраться. Лайтбоксов примерно столько же — хватает на одну группу».

Структура образования

В своем треде Катя коснулась и темы общей структуры образовательной программы. Студентке не хватало основ — например, ей не преподавали композицию и типографику: «Из-за этого приходилось учиться по фидбэку. То есть ты отрисовал кучу сцен, смонтировал их, а только потом тебе рассказывают, что так монтировать нельзя». Катя говорит, что зачастую на исправление работы не остается времени.

С Катей согласна Даша Разживина: ей не хватает отдельных базовых дисциплин, таких как основы композиции и типографика: «Возможно, составители планов думали, что это должно было рассказываться на арт-практике или технологиях дизайна, но в итоге об этом не рассказывают нигде».

И получается, что ты просто делаешь красивые картинки, не понимая основ. Вот буковки так поставлю, вот завитушку рядом сделаю, и все

Даша считает, у нее очень мало предметов. Акцент делается на итоговом проекте, а остальные вещи проходят мимо. Кроме того, многое зависит от куратора, потому что работа над проектом идет с ним. Если попался некомпетентный куратор, говорит Даша, то от обучения ничего полезного получить не удается.

Даша Тартачакова , наоборот, считает, что ее уровень за первый курс сильно вырос. Она говорит, что пока что их на «Анимации и иллюстрации» обучают всему необходимому: «Мы на первом курсе освоили 5 программ, при этом в большинстве из них я работала впервые. Сделали 3 разноплановых проекта: дизайн настолки, 2D и 3D мультики. Сейчас работаем над брендингом. В этом плане мне все нравится. По креативному проектированию вообще никаких нареканий, нам офигенно все объясняют» .

Катя добавляет, что хотя и научилась чему-то за 4 года, но программе не хватает системности:

Я выхожу из школы дизайна более умелой, чем на 1 курсе. Но все еще есть белые пятна, которые я заполняю самостоятельно. Проблемы могли закрыться во время учебы, если бы составители программ лучше понимали специфику нашей профессий

Текст: Никита Костюков
Редактор: Олег Ян

Также рекомендуем