2Zdyd8wgObE

Охотники за нарушениями: наблюдатели на выборах

Наблюдение за выборами — важный процесс, позволяющий контролировать работу на избирательном участке и пресекать возможные нарушения. В этом году стать наблюдателем было сложнее: набор желающих проходил онлайн через сайты Общественных палат регионов, которые не всегда размещали достаточно информации о порядке подачи заявок. Также наблюдатели должны контролировать процесс голосования в течение всей недели, а не одного дня, как это было раньше. The Vyshka поговорила с теми, кто уже пробовал себя в качестве наблюдателя, и выяснила, как проходит отбор, с чем можно столкнуться на участке и почему, по мнению героев, голосование по поправкам в Конституцию — это «еще один шаг к узурпации власти».

Герои:

Анжелика,
наблюдала на муниципальных выборах в Санкт-Петербурге

Максим,
наблюдал на выборах в Мосгордуму

Диана,
наблюдала на выборах в Мосгордуму

Ксения (имя изменено по просьбе героини),
наблюдала на выборах в Мосгордуму

От идеи к наблюдению

Желание попробовать себя в качестве наблюдателя появилось у Анжелики еще во время президентских выборов в России в 2018 году, но сделать это не удалось из-за возраста: «Я видела много нарушений, когда избирали Путина. Хотела пойти наблюдать, но не получилось». Стать наблюдателем девушка смогла на муниципальных выборах 2019 года в Петербурге: «Когда мне исполнилось восемнадцать, мой друг выдвигался в муниципальные депутаты, складывал полномочия в избирательной комиссии и предложил мне занять его место. Я решила, что это мой шанс, и, как итог, стала членом избирательной комиссии с правом решающего голоса». Процесс получения должности, по словам Анжелики, был несложный. «Нужно было заполнить документы о том, что я выдвигаюсь от партии Роста, подать заявление в территориальную комиссию — и все. Главное — чтобы было место», — рассказывает она.

Максим давно хотел стать наблюдателем, но также не мог это сделать из-за возраста. «У меня была идея о том, чтобы поучаствовать в наблюдении за выборами, просто мне не позволял это сделать возраст», — вспоминает он. Став совершеннолетним, молодой человек принял участие в качестве наблюдателя в ходе выборов в Мосгордуму в сентябре 2019 года: «Я участвовал в наблюдении от кандидата, в штабе которого работал. Это был самовыдвиженец Роман Юнеман». Наблюдатели были нужны, поэтому стать им было нетрудно. «Роман хотел максимально закрыть участки в своем округе наблюдателями, и у него это в целом получилось за счет большого количества желающих. Само распределение по участкам изначально было по желанию. Ты сам выбирал, где наблюдать. Если у штаба была возможность поставить тебя туда, то они ставили», — рассказывает Максим. Для официального вступления в должность нужно было подписать документы: «Желающий наблюдать подписывал лист, который впоследствии передавался в штаб, а уже из штаба — в УИК».

Диана, как и Максим, была наблюдателем на прошлогодних выборах в Мосгордуму.

«Еще до того, как стать совершеннолетней, я думала о том, как лучше выражать свою гражданскую позицию и при этом не нарушать закон. Пришла к выводу, что самым оптимальным решением будет пойти наблюдать», — рассказывает девушка

Такое решение было поддержано мамой Дианы, которая неоднократно была наблюдателем: «Моя мама ходила наблюдать достаточно долгое время. У нее был контакт мужчины, который занимался поиском желающих. Я позвонила — и он помог с оформлением бумаг. Это было просто». На выборы девушка пошла от кандидата Николая Губенко из КПРФ: «Как показывает опыт других выборов, если ты идешь от известной парламентской партии, то к тебе меньше претензий. Более того, сами коммунисты не против дать разрешение, чтобы ты стал наблюдателем».

Наша следующая героиня, Ксения, тоже смогла принять участие в выборах в Мосгордуму в качестве наблюдателя. На это ее сподвиг друг: «До этого я никогда не принимала участие в выборах, но считаю себя достаточно активным гражданином, поэтому захотела попробовать наблюдать». По словам девушки, подготовка оказалась несложной: «Меня просто спросили, хочу ли я поучаствовать, добавили в общий чат и выдали памятки и инструкции. На собрании объяснили, какие могут быть нарушения. Всем этим занималась партия “Справедливая Россия”».

Права и обязанности

«Формально я являюсь наблюдателем, но работаю в комиссии, — рассказывает о своей работе Анжелика. — Я раздаю бюллетени, слежу за подсчетом голосов, и меня не могут выгнать или как-то отгородить от процесса». Деятельность Анжелики как члена комиссии с правом решающего голоса несколько отличается от работы простого наблюдателя. «Я не только слежу за тем, как проходят выборы, но также имею свободный доступ к спискам, то есть вычеркиваю оттуда тех, кто пришел, выдаю бюллетени, регистрирую наблюдателей. Можно сказать, я являюсь наблюдателем над наблюдателями. Кроме того, моя деятельность оплачивается».

Об общих правилах проведения выборов и правах наблюдателя Максим узнал через штаб, в котором работал. «Мне точно нельзя было агитировать и нарушать тайну голосования, то есть заходить в кабинку с избирателем. Основная задача состояла в том, чтобы следить за ходом работы на участке и контролировать правильность выполнения этой работы», — рассказывает он. Также у Максима была возможность заранее познакомиться с комиссией и осмотреть будущее место работы: «За день до голосования я мог прийти и познакомиться с членами участковой избирательной комиссии. Таким шансом я решил воспользоваться — и съездил на участок».

«Строгих обязанностей у меня не было, — рассказывает о своей работе Диана. — Нужно было следить за порядком и для себя помечать, что все идет по правилам». По мнению героини, положение наблюдателя «наиболее приятное»: «Председатель комиссии находится под контролем со стороны наблюдателей и камер. У него, конечно, обязанностей много. В моем случае было важно просто следить за ходом выборов. Если что-то пошло не так — зафиксировать и отправить человеку, сидящему в ТИКе (территориальная избирательная комиссия — прим. The Vyshka)». Наблюдатели также полностью полноправны в информационном плане. «Если наблюдатель, например, захочет проверить книгу избирателей, то он может это сделать. Члены комиссии не могут воспрепятствовать», — рассказывает Диана.

По мнению Ксении, задача наблюдателя состоит в обеспечении чистоты и прозрачности голосования: «Выборы должны быть честными, для этого и нужны наблюдатели. Моя работа заключалась в том, чтобы наблюдать за выборами и пресекать возможные нарушения». К своей деятельности девушка подошла ответственно: «Я ознакомилась с правилами и инструкциями, задавала вопросы на самом участке. Комиссия отнеслась ко мне хорошо и никак не мешала моей работе».

Выборы и нарушения

Рабочий день Анжелики начался в 8 часов утра — с момента открытия участка — и закончился значительно позже полуночи. «Суммарно я находилась на участке около 30 часов, так как мы очень долго считали и ссорились, потому что председатель пыталась подправить бумаги». По словам девушки, комиссия оказалась «достаточно проблемной». «Нам очень долго не давали спокойно посчитать бюллетени, они пытались выгнать наблюдателей, хотя не имели на это права», — вспоминает Анжелика. На участке также возникла проблема: количество людей в списках избирателей не сходилось с количеством бюллетеней. Однако проблема решилась быстро. «В какой-то момент председатель с секретарем и заместителем удалились в комнату и закрылись в ней. Председатель что-то там, видимо, подправляла, а заместитель держала дверь, чтобы никто туда не попал. Мы стали ломиться, начались крики. В итоге, судя по всему, после каких-то исправлений количество сошлось. Мы, правда, не смогли увидеть, как результаты фальсифицировали, но заметили расхождения в количестве». Говоря об отношениях с комиссией, Анжелика вспоминает:

«Сначала они предлагали мне чая с ними попить, про внуков рассказать. Они всегда пытаются сначала по-дружески себя вести, но когда понимают, что не получается, то пытаются выгнать, говорят, что это не наше дело, мешают выполнять прямые обязанности»

«Нужно было приехать где-то в 7:45, а голосование начиналось в 8», — рассказывает про свой рабочий день Максим. На его участке было 6 наблюдателей: от «Единой России», КПРФ, Общественной палаты, «Справедливой России» и кандидата Романа Юнемана. «Я отметил разницу между наблюдателями. Например, человек от Общественной палаты просто пришел, посидел и ушел. Те, кому платили за участие в выборах, как мне показалось, тоже были не очень заинтересованы в процессе», — вспоминает Максим. Наш герой смог поучаствовать и в надомном голосовании, предназначенном для пожилых людей и людей с ограниченными возможностями. Списки людей, которые потенциально могут поучаствовать в надомном голосовании, подготавливают работники социальных служб. «Все поначалу было нормально, но с одной пожилой женщиной возникла проблема: когда мы к ней пришли, то она сказала, что не записывалась на такое голосование. Периодически бывают такие случаи, что к человеку приходят, даже если он не просил. Вот эта женщина начала возмущаться, дошло до того, что она пришла на сам участок». Ситуация разрешилась мирно: «Сотрудники социальных служб или люди из местной администрации, видимо, каким-то образом повлияли на нее — и в итоге претензий уже не было, а женщина даже проголосовала на реальном участке». По мнению Максима, основная проблема состоит в нехватке наблюдателей:

«Комиссия может смухлевать во время подсчета, если нет наблюдения, и записать неверные результаты»

Но с такой ситуацией он не столкнулся: «На нашем участке все было чисто. Комиссия работала добросовестно и не препятствовала деятельности наблюдателей».

Перед тем, как приступить к работе, Диана посетила лекцию для наблюдателей в центре академика Сахарова, а на сам участок шла с мыслью, что «членам комиссии доверять не стоит, и за ними необходимо тщательно следить». Ожидания оказались ложными: «Члены комиссии были ответственными и доброжелательными. Они действительно следовали всем требованиям и отнеслись ко мне как к наблюдателю достаточно хорошо». С нарушениями в ходе выборов Диана не столкнулась, а победу кандидата от КПРФ считает вполне понятной: «Наш кандидат-коммунист в Мосгордуме сидит уже 4 года. За него и так голосуют. Бабушки видят, что это КПРФ, и ставят галочку».

Ксения тоже вспоминает, что нарушений на участке зафиксировано не было. «В ходе выборов я наблюдала за тем, как комиссия подсчитывает голоса. Все было правильно и без каких-либо манипуляций. Каждый подошел к работе ответственно», — рассказывает девушка. «Я смотрела за работой членов комиссии — и была рада тому, что все проходило без нарушений и согласно требованиям. 

Если бы все относились к работе так честно и ответственно — выборы были бы справедливыми»

Голосование по поправкам

Анжелика будет наблюдателем и на голосовании по поправкам: «Я лично несколько дней буду дежурить, то есть ходить с урной по домам, и следить за тем, как это проходит. Это делают два члена комиссии. Одним из них буду я. Подсчитываться это все будет точно при мне, потому что 1 июля я выйду на участок и буду следить, как смогу». По закону подсчет голосов должен занимать до 5 дней, после этого ЦИК опубликует результаты в течение 3 суток. Обеспечить чистоту и прозрачность голосования в этот раз будет гораздо сложнее: «Фактически на целую неделю наблюдателям Петербурга невозможно взять отгул. У нас даже председатель не сможет дежурить в течение всех дней». 

Сложности возникают и в связи с положением наблюдателей. «Есть члены комиссии с правом решающего голоса, а есть совещательная комиссия. Это ребята, которых не пускают в комнату к председателю, но которые тоже наблюдают и могут написать жалобу. Их, насколько я понимаю, не будет. Более того, если на муниципальных выборах наблюдателей было достаточно, и они были направлены от различных кандидатов, то сейчас есть вероятность, что люди от Общественной палаты будут смотреть на нарушения сквозь пальцы», — рассказывает Анжелика.

Максим также убежден: проследить за чистотой голосования будет очень сложно: «Как минимум, нужно много людей, чтобы целую неделю сам процесс наблюдения нормально проходил на всех этапах. Не хватит людей, сил и технологических ресурсов. Есть отдельная проблема с электронным голосованием: это темный лес. Наблюдение за ним фактически невозможно». По мнению Максима, ограничения в отношении наблюдателей также усложняют процесс: «У этого голосования будет еще больше проблем, если все наблюдатели будут направлены от Общественной палаты. Остается надеяться на то, что действительно заинтересованные в чистоте голосования люди смогут пройти этот фильтр».

«Мне кажется, что это голосование — еще один шаг к узурпации власти. Исход этого всего очевиден. В новостях уже оперировали высказываниями из новой, исправленной Конституции», — говорит Диана

Отдельной проблемой, по мнению девушки, является электронное голосование: «Непонятно, как это будет контролироваться. Это просто нарушает принцип тайны голосования. Тебе необходимо зарегистрироваться, ввести данные — и система уже знает, за что ты голосуешь». Смутило Диану и положение наблюдателей: «Совершенно непонятно, какие люди сидят в Общественной палате. У них положение примерно, как у членов избирательной комиссии, которым сказали что-то сделать — и они это делают. Очень грустно из-за того, что это происходит».

Ксения, как и Диана, считает, что главная проблема — в электронном голосовании. «Недавно мы обсуждали этот вопрос в ходе одной конференции и пришли к выводу, что российское общество к голосованию онлайн не приспособлено, будут многочисленные технические проблемы. Я совершенно не верю в чистоту такого процесса». По мнению Ксении, нарушений в ходе голосования не избежать. «Вопрос о том, как обеспечить прозрачность и честность голосования, является риторическим. Весь процесс будет идти неделю, и проконтролировать его невозможно. Это просто смех на грани слез».

Наблюдение в будущем

Анжелика будет работать в избирательной комиссии и в будущем. Участие в наблюдении, по ее словам, «дает шанс хоть что-то изменить»:

«Принимая решение стать наблюдателем, ты сможешь прийти на участок и лично предотвратить возможные фальсификации, а не смотреть за нарушениями через экран компьютера или телефона»

Максиму понравился процесс наблюдения, и он также планирует участвовать в нем в дальнейшем. «Процесс хоть и долгий, но хотя бы этим поступком я смогу обеспечить на моем участке определенную честность. Единственное — я понял, что необходимо идти от тех кандидатов и партий, которые действительно заинтересованы в честном наблюдении».

«Мне кажется, что если у человека есть желание, чтобы все было в рамках закона, то этому человеку следует идти наблюдать, — утверждает Диана. — Очень легко обсуждать выборы на кухне, но для того, чтобы предотвратить махинации и нарушение правил, надо попробовать себя хотя бы раз в качестве наблюдателя». Девушка твердо уверена в желании повторить это в будущем: «Да, я буду еще участвовать. На ближайшем голосовании меня не ждут, и в этом не особо есть смысл. В будущем да. Это ценный опыт».

Ксения, как и остальные герои, хочет попробовать себя в качестве наблюдателя еще раз: «Мне было приятно внести свою лепту в ход голосования. Я считаю, круто иметь возможность повлиять на чистоту и прозрачность выборов, проследить за отсутствием нарушений. Именно поэтому я бы хотела поучаствовать в наблюдении за выборами, когда в очередной раз появится такая возможность».

Текст: Елена Лемясова
Редактор: Анастасия Елфимов
а

Также рекомендуем