обложка Христофор

«В точку!»: блокирующие

«Когда я говорю «мифотворчество» – я подразумеваю враньё. Это иллюзия, когда мы пытаемся представить нашу личную тревогу тотальной тревожностью». 5 декабря дискуссия о блокирующих развернулась на ток-шоу «В точку!», куда были приглашены представители разных сторон конфликта: проректоры Сергей Юрьевич Рощин и Валерия Александровна Касамара, помощник ректора Глеб Гаращук и руководитель Социального комитета студенческого совета Христофор Космидис.

Студенческий бунт

За 15 минут до начала эфира в студии, хоть и небольшой, все ещё много свободных мест. На экране мелькают кадры из забастовок в Париже. Самих студентов в зале немного и на бастующих они не похожи. Уже после представления участников становится понятно, что силы, участвующие в дискуссии, не равны: три представителя администрации на одного представителя студенческого сообщества. Единственного участника инициативной группы Христофора Космидиса посадили рядом с Сергеем Юрьевичем Рощиным.

Ведущий начинает эфир с вопроса Христофору как «лидеру протеста» и просит объяснить, с чего начался бунт. На экране появились видео с митинга на Мясницкой, на которых студенты громко скандируют «Это вам не МГУ» и кричат «Позор» в адрес членов Ученого совета. Христофор утверждает, что организованного митинга не было, студенты пришли мирно посмотреть заседание, и начали реагировать эмоционально только после принятия итогового решения. Их волновала и недоработанность текущей редакции Положения, и пренебрежение, с которым к ним отнеслись некоторые члены учебного совета.

Непонимание и неуважение

Затем разговор зашёл о несостоявшемся диалоге между Ученым советом и студентами. Валерия Александровна Касамара заметила, что студентам было отведено максимально возможное количество мест в зале заседания Ученого совета. Проректор подчеркнула, что в Ученом совете есть определенные правила ведения дискуссии, но в этот раз произошёл сбой – студенты не знали этих правил, Христофор не был настроен миролюбиво, все были на взводе – отсюда и ошибки. Диалога, по мнению Касамары, не вышло из-за того, что митингующие

«Поддались самым низменным человеческим эмоциям, и перешли грань»

Ведущий спросил Сергея Юрьевича Рощина о его ощущениях в момент, когда студенты сопровождали его криками «Позор». Тот согласился со своей коллегой и также осудил «шейминг» членов Ученого совета.  Он признался, что ему было стыдно за студентов.

Нелинейные формулы и блоки

Диалог перешел к теме блокирующих оценок и нелинейных формул. Рощин объяснил, что дискуссии по поводу их введения шли все это время, и за введение выступали деканы нескольких факультетов – например, ФЭН, ФКН и МИЭМ. Решение использовать разные техники оценивания было принято именно на совещании деканов. Помощник ректора Глеб Гаращук отметил, что при нынешней системе, если преподаватель хочет повысить важность элемента контроля, он повышает вес экзамена – от чего страдают те, кто хорошо знает предмет.

Рощин заговорил о подмене диалога «социальной активностью флешмобного типа» и ультимативной позицией:

«Либо так как мы сказали, принимайте все 30 поправок, либо это не компромисс»

Вслед за этим высказыванием он признал значимость поправок, которые разработали студенты к новой редакции Положения.

Касамара и Рощин адресовали Христофору сразу несколько вопросов о его «позитивной повестке» на выборах в студенческий совет: что он предлагает, как собирается решать проблемы. Космидис попытался ответить, но его перебили и попросили говорить «без демагогии». Вместо Христофора ведущий ток-шоу напомнил про уже предложенные 30 правок, на что проректор Касамара спросила: «А что дальше будет?».

Рощин снова повернул разговор к теме неравенства студента и преподавателя. Он предложил мысленный эксперимент: довести ситуацию до абсурда и разрешить студентам самим ставить себе оценки. Глеб Гаращук заявил, что разрешает студентам ставить друг другу оценки, но касаемо принятия положений об учебном процессе, ситуация другая – есть экспертная и не экспертная сторона, равного диалога быть не может.

Ведущий дал слово сидящему в первом ряду руководителю Школы дизайна Арсению Мещерякову:

«Если бы я знал, что в школе дизайна можно было заблокировать, я бы всё заблокировал»

Затем он пояснил, что из-за особенностей программы на дизайне блокирующие ввести невозможно, однако, например, для инженеров такая форма оценивания необходима, потому что их специальность требует жёстких форм проверки знаний.

Субъективность

Разговор перешел на тему субъективности преподавателей. Рощин указал, что уничтожить субъективное можно только убрав из процесса людей, и предлагает пользоваться Выразительной кнопкой, СОПом или обращаться напрямую к нему в частности:

«Я поднял всю статистику за год, приблизительно меньше 10% от всех обращений на выразительную кнопку связаны с нарушением учебного процесса»

В этот момент ведущий достал толстую стопку историй студентов о произволе преподавателей, собранных группой «БАНДИТ» и спросил, читали их преподаватели. Рощин ответил утвердительно и заверил, что каждый кейс будет проанализирован и решён. До этого почти засыпавший Христофор выразил уверенность, что количество подобных обращений заметно вырастет после введения блокирующих и пожаловался, что историкам будет сложно разобраться в нелинейных формулах. Рощин пошутил, что понимает это как просьбу ввести у историков математику.

Христофор показал залу книгу «Мифы Древней Греции», аудитория засмеялась. После ответа Рощина, Касамара в очередной раз попыталась добиться от Христофора «позитивной повестки» и конкретных предложений. Ее словами «ваше поколение не хочет выходить из зоны комфорта» разговор закончился, и началась часть с вопросами из зала. Впрочем, совсем небольшая – оставшегося времени хватило только на 3 вопроса.

Вопросы без ответов

Первый вопрос был задан студенткой касательно блокирующих на факультете коммуникаций, медиа и дизайна. Рощин успокоил её, уточнив, что для большинства дисциплин в Школе блокирующие не нужны. Однако цифровые исследования, например, Python, требуют блокирующих.

На второй вопрос, про ответственность преподавателей за размещение на сайте ПУДов, проректор еще раз предложил воспользоваться каналами обратной связи.

Последний вопрос задал студент ОП История. Он предупредил, что поддерживает блокирующие (по залу раздались смешки) и поинтересовался, не станет ли введение способствовать ещё больше формализации учебного процесса, которая в Вышке и так достигла максимума. Время эфира заканчивалось, в последние секунды Рощин успел ответить, что если правила не будут формализованы – будет гораздо хуже в первую очередь для студентов.

После титров

Когда камеры уже были выключены, основные участники дискуссии ещё оставались в зале, беседовали с присутствующими студентами и между собой. Ток-шоу выдалось не слишком оживлённым, чувствовалась недосказанность.

Христофор Космидис признался редакции в том, что и не ждал содержательного диалога. Он отметил, что пришёл, чтобы представлять студенческое сообщество, ведь он единственный студент из спикеров. Отстаивать свою позицию при таком раскладе не просто:

«Потому что, сидя под тремя прицелами автоматов расстрельный не может говорить нормально»

По мнению Христофора, редакция шоу могла позвать и других активных участников дискуссии, например Дмитрия Тагровского, редактора БАНДИТ, или Ивана Александрова.

В этот момент в разговор вмешалась Аня Братчикова, продюсер шоу «В Точку!» и парировала, что ни один из большого количества приглашённых студентов не смог прийти на ток шоу.

Однако небольшое количество студентов в студии не расстраивало Христофора, для него было более значимо заседание УС 30 ноября.

 «Они пришли на митинг и орали. То, что люди приходят на митинг и орут, говорит о том, что для них это важно»

Глеб Гаращук поделился с редакцией своими наблюдениями с заседания Ученого совета. Он находился не в зале, где происходила дискуссия, а общался со студентами митингующими за его стенами:

«Я немного удивился, когда некоторые меня просили объяснить суть изменений.  Они действовали в логике «мои права тут нарушают, я пришёл их защищать, но что защищать я до конца не понял»».

На его взгляд это нормальная ситуация, но и среди студентов и преподавателей встречаются плохо осведомлённые люди.

О том, в каком значении употреблялось слово «мифотворчество», уже ставшее мемом, высказался после заседания Сергей Юрьевич Рощин:

«Когда я говорю «мифотворчество» – я подразумеваю враньё. Это иллюзия, когда мы пытаемся представить нашу личную тревогу тотальной тревожностью»

Христофор Космидис в ответ на это показал проректору большую книгу мифов Древней Греции, которую он не выпускал из рук на протяжении всего ток-шоу. Это был единственный перформативный элемент сегодняшней встречи, и, хотя стороны так не пришли к компромиссу, в этот раз разошлись мирно.

Текст: Юлия Цветкова, Яна Станкевич

Редактор: Светлана Киселева

Если Вы нашли опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите сюда, чтобы проинформировать нас.

Также рекомендуем
Ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов высказался за введение блокирующих оценок. Мы попросили прокомментировать ситуацию администратора группы "Бандит" и председателя Социального комитета Христофора Космидиса.
В нашем новом материале рассказали, что же такое блокирующие оценки и что ожидает студентов в дальнейшем
Вчера в конференц-зале главного здания Высшей Школы Экономики состоялась открытая дискуссия по поводу изменений в Положении об организации промежуточной аттестации и текущего контроля успеваемости студентов. Инициатором мероприятия выступил Студсовет Факультета Социальных Наук. Основным предметом обсуждения стал вопрос возвращения системы блокирующих оценок
Ученый совет принял положение с блокирующими оценками и спровоцировал недовольство студентов. Собрали в репортаже лучшие цитаты с заседания, а также сняли на видео протесты, о которых написали «Дождь» и «Царьград» и ничего не сказал официальный сайт Вышки.
TheВышка попросила студентов поделиться опытом перехода из ВШЭ в МГУ и наоборот, вдохновить сомневающихся и дать советы решившимся.