археол

Как Индиана Джонс: археологическая практика в вузах

Учащиеся исторических факультетов уезжают летом на практику, чтобы попробовать профессию археолога на вкус. Поговорили со студентами НИУ ВШЭ и МГУ о том, почему стоит поехать и почему захочется вернуться.

Анна Асеева

3 курс, ОП «История», НИУ ВШЭ

МЕСТО

Наша археологическая практика проходила под Смоленском в деревне Гнёздово. В IX—XI веках рядом с этим местом на берегу Днепра находился огромный средневековый мегаполис, равный по размеру Смоленску или Киеву. Он стоял на знаменитом торговом пути «Из варяг в греки», поэтому обнаруженные находки принадлежат совершенно разным культурам.

УСЛОВИЯ

Собственно, на месте древнего поселения проходят раскопки, а живем мы на территории деревни в палатках. Вообще, когда я выбирала практику, долго сомневалась. Меня смущало именно то, что три недели нужно жить в палатках, без горячего душа и с деревенским санузлом на улице. Все-таки я человек цивилизации. Когда приехала, думала, будет очень тяжело. Но уже на второй или на третий день время понеслось слишком быстро. У нас было довольно строгое расписание, вставали мы в семь и до пяти пропадали на раскопках. Было так интересно, что маленькие неудобства становились незаметны. Даже проблемы с ледяным душем оказались решаемы: деревенская баня оказалась настоящей отдушиной после целой недели, проведенной по колено в грязи. После бани ты чувствовал, что заново родился, и сюда явно можно приехать опять. Не только ради бани, конечно! (смеется). Но баня — просто must have!

ПРАКТИКА

Самое сложное во всей работе — раскапывать. Мы же не сразу начинаем работать кисточками. Археологи приезжают каждое лето, раскапывают до определенного уровня, а на зиму место нужно «законсервировать»: его закладывают, накрывают, закапывают землей и уезжают. На следующий год экспедиции нужно дойти до того места, где остановились в прошлый раз — а это порядка двух метров — и продолжить копать. Кроме того, землю нужно было промывать над сеткой, предварительно доставив ее к месту промывки, но только так можно найти маленькие камешки или бусинки. И вот так работать было сложно. Но все равно это не то чтобы забывалось, но не было серьезной проблемой, которая мешала наслаждению.

НАХОДКИ

Самые первые находки — это керамика. Когда я нашла первый кусочек, ощутила такое вдохновение! Ведь это потрясающе. Находили даже фрагменты, которые потом можно было объединить, и получалась такая полуваза, на дне которой еще осталось клеймо мастера!

Все находки доставлялись в лабораторию, там их нужно было систематизировать, классифицировать и помыть… зубной щеткой. Сидишь себе в тазике, грязный такой, и зубной щеткой — не своей — чистишь керамику

Одна из самых интересных находок — серебряная накладка на ремень. Серебро вообще очень редко в этих местах, что само по себе необычно, а девочка к тому же нашла его в свой день рождения!

Еще находили очень много бусин. Совершенно разных по размеру, стилю и из разного материала. И когда понимаешь, что кто-то носил их на себе, кто-то прикасался, кто-то зачем-то выбросил или почему-то оставил, становится невероятно интересно узнать, как все это оказалось утрачено.

Цель раскопок — понять, что же случилось с этим местом. Потому что огромный город был резко брошен. Его оставили как есть: какие-то постройки, мусор, даже животных оставили.

В этом месте находили клады — такой мешочек с деньгами, пронзенный ножом. По скандинавской легенде имущество, проткнутое ножом, охраняет бог войны Один. И хотя это звучит невероятно здорово, на самом деле люди оставляют клады, когда они вынуждены покинуть свой дом, но надеются вернуться.

ВОСПОМИНАНИЯ

Во время обеда мы убегали собирать землянику. Ее было целое море, можно было просто сесть и собирать все вокруг. Конечно, по вечерам были костры. Мы уходили на раскоп, так как в деревне шуметь было нельзя, и оставались там до глубокой ночи, распевая песни под гитару. Причем и взрослое, и молодое поколение объединялись этими песнями.

14 июля мы все вместе реконструировали момент взятия Бастилии — с хохотом, падениями и пуншем в канистрах

В Гнёздово приезжают совершенно потрясающие люди. Руководители практики создали такую атмосферу, что ты чувствуешь себя не студентом, не учеником, а младшим коллегой. И это нельзя передать словами полностью, все эти чувства нужно непременно испытать самому.


Анастасия Белоусова

3 курс, Исторический факультет, МГУ

МЕСТО

Мы ездили на практику после первого курса, я выбрала Крым и не прогадала. Сама практика проходила под Евпаторией. В III веке до нашей эры там было поселение скифов, и мы раскапываем городище и некрополь.

УСЛОВИЯ

Первое мое впечатление было: «Куда я попала?!». Мы жили в палаточном лагере, и сначала было сложно приспособиться, хотя за год до практики я ходила в поход. Но именно здесь я полностью ощутила, что такое походные условия. И было очень здорово, такая своеобразная проверка. Изначально большая проблема была со спальниками и палатками: где их купить, как везти? У меня дома до сих пор спальник лежит.

Конечно, были некоторые неудобства, связанные с гигиеной. Представьте: июль, Крым, жара, две душевые кабинки с холодной водой и 30 человек, жаждущие смыть с себя грязь после раскопок. Мы просто бежали в этот душ. Это было даже важнее чем поесть! Кормили, кстати, вкусно. У нас была такая походная кухня под навесом, поваров выписывали из Питера.

Еще в палатке всегда было полно насекомых. А пауки почему-то очень любили мой чемодан.

РАСКОПКИ

Первую неделю мы очищали место раскопок: вооружившись секаторами и лопатами, рубили деревья, счищали верхние слои.

Я тогда сравнивала нас с рабами на плантациях — нам даже петь не разрешали, а ведь так хотелось создать атмосферу

Потом, правда, разрешили, и работа пошла веселее. До самих раскопок мы тоже дошли. Поработали и с кисточками.

Я нашла ботинок (смеется). Не скифский, конечно. Вообще, раскопки на этом месте идут с 1980-х годов, поэтому находок уже почти нет. У нас было несколько черепков, бусина, осколки. В общем, не особо много.

ВОСПОМИНАНИЯ

Мое первое яркое воспоминание связано с ночным небом. Мы тогда только приехали и пытались найти лагерь. Никто толком не мог объяснить, куда нам идти, было уже очень поздно, мы устали и тащились с огромными баулами.

Кто-то пытался выяснить дорогу, кто-то начинал волноваться, а у меня даже никакой паники не было. Я смотрела на звезды. На небе был виден млечный путь, и это было потрясающе

Вспоминаются костры. Атмосферные посиделки с гитарой и песнями. До моря было метров 300, можно было сходить и ночью. Пару раз мы съездили на экскурсии в ближайшие города. Еще у нас были лекции по вечерам. Мы даже зачеты сдавали.

Несмотря на то, что иногда было очень тяжело, если бы я вернулась на 2 года назад, я бы поехала опять. За лето у меня совершенно поменялось мировоззрение. А еще там я встретила любовь.

Юлия Кузьминова

3 курс, Исторический факультет, МГУ

МЕСТО

Место практики я выбирала себе сама: посмотрела на список и подумала: «Ну, а когда я еще поеду на Урал?». К тому же, я интересуюсь историей палеолита, а на этом объекте мы работаем в пещере с живописью и находками Каменного века. Я была там два раза – на самой первой практике и этим летом.

УСЛОВИЯ

Именно условия привлекли меня в первую очередь! Мы жили в палатках, мылись в речке и готовили на костре. Где еще такое найдешь? Это было то, что нужно для первой практики! Чтобы сразу ощутить все прелести полевых условий.

У нас не было четкого расписания, хотя вставать нужно было не позже 9 утра. Дежурные, конечно, просыпались раньше, готовили завтрак. А потом все распределялись на работу: кто-то следил за лагерем, кто-то рисовал планы, кто-то уходил в пещеру.

Единственный минус — это очень долгая дорога. Если ехать на поезде, то это 32 часа до Уфы, а потом еще часов 5-6 оттуда. Но всегда можно долететь на самолете, и практика настолько потрясающая, что можно и приехать.

ПРАКТИКА

В основном мы изучали наскальную живопись. Наблюдали за рисунками, делали фотографии для отчетности, следили за состоянием и за тем, как рисунки изменяются со временем. Иногда мы делали шурфы (ограниченный, разведывательный раскоп — прим. «The Вышки»), чтобы узнать, есть ли что-нибудь ниже. Пещера, вообще, огромная, протяженностью три километра, мы осматривали все ходы и залы, но работали ближе ко входу.

Сама пещера — это верхнепалеолитическое святилище с живописью. Люди приходили туда для совершения ритуалов. В пещере есть объект, который называется каменный завал — это скопление каменных глыб, а между ними такой небольшой наброс камней, среди которых есть мелкие косточки, угли. И в этом году в таком зале нашли клад с остатками охры.

ВПЕЧАТЛЕНИЯ

За все свое обучение на на Урале я была два раза. На самой своей первой практике и этим летом. Это было настолько необычно, что я даже не знаю, как точно все описать. Урал прекрасен! Наверное, самый запоминающийся момент был на первой практике. Я почти встретилась с рысью.

Как-то рано утром недалеко от нашего лагеря раздались странные крики, я проснулась и решила прогуляться. Иду себе спокойно, а на меня девчонки дежурные странно так смотрят, испуганно. Но я внимания особенно не обратила. Возвращаюсь назад, а меня спрашивают: «Юль, с тобой все хорошо?».

– Ну да, а что?

– Тут вообще-то рысь кричала, а ты так уверенно шла…

На самом деле это, конечно, страшно, ведь рысь нападает со спины.

Вообще, практика — это проверка. Люди здесь раскрываются совершенно с другой стороны. Начиная с того, что тебе некогда краситься по утрам, и заканчивая тем, что ты узнаешь, кто поможет в тебе в непривычной ситуации.

Текст: Мария Дзюбенко

Редактор: Елизавета Наумова

Фотографии: предоставлены героями материала

Также рекомендуем
Редакция The Вышки узнала у студентов-психологов, как у них проходит практика и чему их научили пациенты
Продолжаем серию текстов о выпускниках различных ОП. Узнали, как живут айтишники сегодня
Все мы в свое время очень серьезно подходим к выбору университета, однако никто не может сказать точно, что будет в будущем. Успешность в будущем зависит от вуза или же потенциал каждого из нас играет более важную роль? Пообщались с пятью выпускниками российских университетов и постарались разобраться МГУ Анастасия Дорофеева Я
The Вышка продолжает задавать вопросы выпускникам разных факультетов и узнавать, как складывается их профессиональная жизнь после окончания университета. В этот раз мы решили узнать, кто такие социологи, кем они становятся после окончания университета и куда идут работать.
Если вы учитесь на экономе, или только собираетесь поступать туда, и не знаете, что будет с вашей жизнью дальше – мы поможем. На главные вопросы о жизни в вузе и после него отвечают выпускники экономов МГУ, Финансового университета при Правительстве РФ и ВШЭ