комсомол

«Даже на комсомоле мы себя так не вели»: почему DOXA отказали в точке на Дне Вышки

Накануне Дня Вышки студенческий журнал DOXA анонсировал в своем Telegram-канале, что на празднике они будут собирать письма для студентов-политзаключенных и проведут викторину на знание прав при задержании. После этого им позвонил Олег Солодухин, исполняющий обязанности директора по информационной политике ВШЭ, заявил, что активности «не соответствуют принципу политического нейтралитета», и попросил изменить формат мероприятия на заявленный ранее. DOXA написали в Telegram, что готовы изменить формат, при этом сохранив правозащитную тематику. После этого журналу было отказано в участии в Дне Вышки, но редакция все равно пришла и провела короткую презентацию на точке другого проекта. Послушать пришли не только студенты, но и множество журналистов, а неподалеку видели активистов НОД («Национально-освободительное движение», ультраправая организация, выступающая против влияния других стран на политику России — прим. The Vyshka).

Что произошло? 

В апреле редакция журнала DOXA вместе с другими студенческими проектами подала заявку на участие в Дне Вышки. В качестве активностей были обозначены «презентация журнала. короткие интервью с гостями праздника».

29 августа редактор DOXA Армен Арамян встретился с менеджерами НИУ ВШЭ, которые отвечают за взаимодействие со студентами, и обсудил, что можно проводить на мероприятии, а что нельзя.

4 сентября в Telegram-канале DOXA появилось сообщение о том, что на Дне Вышки все желающие смогут написать письмо политическим заключенным и поучаствовать в викторине на знание своих прав при задержании. Спустя несколько часов после анонса Армену позвонил Олег Солодухин, и.о. Старшего директора по информационной политике ВШЭ, и потребовал вернуться к формату мероприятий, указанному в заявке. Он пригрозил отказом участвовать в Дне Вышки. Редактор попросил Солодухина связаться с журналом через электронную почту. Письмо пришло через час.

Редакция ответила. 

В ответ на следующее письмо Солодухина, не содержащее ответов на вопросы, DOXA опубликовали официальную позицию в Telegram-канале, призвав представителей университета вести коммуникацию  в открытой переписке.

В 23:39 на почту DOXA пришел ответ на редакционное публичное письмо с личной почты Солодухина. В нем сотрудник университета попросил редакцию «в рамках работы аллеи студенческих организаций воздержаться от презентации вашей деятельности как общественной организации и сосредоточиться на ранее согласованной программе».

В 9:59 5 сентября от Солодухина, уже с официальной почты, в редакцию пришла просьба ответить на предыдущее письмо. В это время, по словам редакторов, ребята готовили ответ, чтобы отправить его Солодухину и опубликовать в Telegram.

В 10:53 пришло последнее письмо, в котором говорилось, что DOXA отказано в участии в Дне Вышки в связи с тем, что от них «не получено ответа на предложение вернуться к изначально заявленному формату». 

Несмотря на запрет, редакция DOXA провела презентацию у стенда другой студорганизации — HSE Press. Вокруг нее собрались десятки журналистов и студентов. Редакторы пришли в футболках «Свободу Егору Жукову», которые раздавали потом и другим студентам. Редакторы рассказали про работу редакции и правозащитную деятельность — однако во время их выступления музыка становилась громче, заглушала голоса ребят.

После Дня Вышки 

На следующий день после праздника Олег Солодухин пригласил студенческие медиа Вышки побеседовать о ситуации с журналом DOXA. Приглашения получили The Vyshka, HSE Press, Telegram-каналы Digital Мясо и «Ордынский инсайдер». Редакторов DOXA о встрече не оповестили.

В начале встречи Олег Солодухин описал свое видение ситуации. По его словам, никто не думал убирать студорганизацию из программы Дня Вышки в последний момент. На решение повлияла неожиданная смена активностей со стороны журнала:

«Надо понимать, что это последнее большое общественное мероприятие перед выборами, мы могли предполагать, что возможны провокации. Мы не думали, что они могут возникнуть внутри студенческой среды, мы как раз ожидали [их] со стороны внешних организаций. В итоге такие провокаторы в Парке Горького и появились»

Солодухин посчитал, что активности, запланированные DOXA, могли быть интерпретированы как политическое мероприятие. «Я не хочу сейчас спорить на тему того, политические они или нет. Хотя, с моей точки зрения, они, конечно, политические. Но я понимаю, что можно привести аргументы и в другую сторону». По его мнению, именно такое мероприятие могло привлечь активистов «крайне левых или крайне правых организаций».

Общение с DOXA

Далее Олег Солодухин рассказал про коммуникацию с редакцией DOXA: «Я, конечно, понимаю, что ответ в Telegram-канале можно интерпретировать как ответ, но простите, когда мы ведем переписку по организации мероприятия, это, несомненно, деловая переписка. Все-таки принято отвечать лично, письмом на письмо. По крайней мере, мне кажется, вежливо делать именно так». 

Коммуникация и Telegram

У представителей студенческих медиа сразу возникло много вопросов на тему коммуникации с журналом Doxa. Ирина Мамсурова из HSE Press спросила, почему обсуждение ситуации с DOXA происходит без представителей их редакции.

«А это не обсуждение, это я просто вам рассказываю. Понимаете, я не хочу сегодня еще устраивать публичные дебаты. Они высказали свою точку зрения — теперь я хочу высказать свою. А с DOXA я готов разговаривать в любое время и при любых обстоятельствах», — пояснил Солодухин

Наш корреспондент уточнил, был ли прописан в письме дедлайн для изменения программы мероприятия и почему из-за отсутствия ответа журналу полностью отказали в участии в Дне Вышки. Солодухин ответил, что о возможном отказе он оповестил редакцию в первом же письме. 

Другой корреспондент заметил, что DOXA все-таки дали ответ в Telegram-канале, который Олег Солодухин очевидно читал, так как первый звонок сделал после публикации там. Солодухин, перебивая, пояснил свою позицию:

«Это не ответ. Понимаете, существует элементарная этика. Если я обращаюсь к вам письмом, вы отвечаете мне письмом. А не обнародованием манифеста РСДРП. […] Есть элементарная этика. Когда вы общаетесь с кем-то, вы не переводите это в формат «эй, скажите ему»»

Корреспондент The Vyshka: Коммуникация началась с телефонного звонка, а потом перешла на письма. Но на телефонные звонки она не вернулась, утром вы им не звонили?

Солодухин: Мне предложили, чтобы коммуникация была письменной. Простите, но я действую именно так, как меня просят.

Корреспондент The Vyshka: Неужели администрация не заинтересована в том, чтобы все равно довести диалог до какой-то конкретной точки? То есть, когда вы видите, что вам не отвечает редакция, не возникает интенции опять позвонить?

Солодухин: Хороший вопрос. Нет, не возникало. Они говорят, что я грубо разговаривал. Я вас уверяю, ничего грубого не было. Просто излишне эмоционально говорил, это я могу признать. Но я точно никого не обзывал, не шантажировал, не давил и так далее. Это вообще не в моих правилах. Но я чувствовал эмоционально, что другая сторона не настроена идти навстречу, и поэтому у меня не возникло желания еще раз позвонить. Наверное, это моя ошибка. Но все мы люди, все мы эмоциональны.

«Как только ты начинаешь переводить коммуникацию в формат «я общаюсь с вами только через открытые источники», это своего рода давление, ультимативность. Поэтому коммуникация сложилась неприемлемая чисто с точки зрения этики»

Также в день праздника корреспондент The Vyshka записал общение Олега Солодухина со студенткой, которая представивилась редактором DOXA. Однако Солодухин отрицает, что такой разговор был: «Не было такого. Не было ни одной попытки со мной связаться».

Согласование мероприятий и политический нейтралитет

Один из студентов заметил, что существуют разные интерпретации того, насколько запланированные DOXA мероприятия можно считать политическими — многие склоняются к тому, что они в первую очередь правозащитные. Возник вопрос: как студорганизациям в будущем понимать, что запланированное ими мероприятие не будет считаться политическим?

Солодухин отметил, что есть большая разница между внутриуниверситетскими и публичными открытыми мероприятиями: на открытом мероприятии будут не только вышкинцы, но и люди, для которых все, что связано с правом — это тоже политика. «Ну есть такая особенность менталитета у нас», — пояснил он. В этом случае все активности были заранее согласованы с Парком Горького, поменять их за сутки практически невозможно.

«Наша задача — не запрещать. Наша задача — помогать. Мы всегда готовы к конструктивному диалогу, но это должен быть диалог. Мы должны слышать друг друга. А не объявлять за сутки о смене активностей и отказываться от коммуникации.

Вот, ей-богу, я, конечно, может, чего-то в этой жизни не понимаю, но даже на комсомоле мы себя так не вели, честное слово

С моей точки зрения, студенты должны понимать, что любое действие — это всегда компромисс. Простите, с этого семейная жизнь начинается. В семейной жизни муж и жена — это такая притирка друг к другу. Это такое количество компромиссов. Вы будете два совершенно разных человека, а потом вдруг начнете жить вместе. Здесь то же самое — мы все разные люди, но живем вместе. И мы должны выстраивать отношения друг с другом так, чтобы каждый был максимально доволен при данных обстоятельствах. Мы должны стараться понять друг друга».

В дискуссию вступил Роман Клеватов из Telegram-канала «Ордынский инсайдер». Он поинтересовался, можно ли в принципе на аполитичном Дне Вышки проводить такие мероприятия, как хотела DOXA, если согласовать заранее.

Олег Солодухин ответил: «Я бы сказал, что правозащитные мероприятия — да. Политические — все-таки нет. Принцип политической нейтральности — это наша ценность. Здесь все-таки речь была и о том, чтобы не допустить конфликтов. Не допустить драки».

Солодухин отметил, что оценил поведение коллег из DOXA, «которое было достаточно сдержанным», и высказался о студенческой солидарности:

Также приятно было видеть, как другие студорганизации солидаризовались. Всегда приятно видеть, как молодые люди солидаризуются. Почему-то с администрацией никто никогда не солидаризируется. Какая-то такая железная закономерность. То, что администрация делает для студентов, воспринимается как нормальное. Вы сравните вон с другими вузами

Ирина Мамсурова захотела прояснить юридический момент: на основании каких документов может быть отказано в участии в Дне Вышки, и кто принимал решение. Солодухин ответил, что есть согласованная программа с Парком Горького, и если мероприятие выпадает из этой программы — это достаточное обоснование для отказа.

«Это решение принял я. Времени было мало. Конечно, мне не очень хотелось так поступать. Но а что было делать?»

Безопасность и провокации

Солодухин отметил, что быстро принимать решение его заставили два фактора — отсутствие диалога и мысли о безопасности. По его словам, безопасность студентов — это общее дело, в котором участвуют и студенты, и вуз, и администрация парка, и даже полиция. «Но сами студорганизации не всегда могут адекватно оценить уровень тревожных факторов», — пояснил он.

Армен Арамян, редактор DOXA

Встреча с Солодухиным

Мне кажется, не пригласить редакцию DOXA на встречу после Дня Вышки с Солодухиным было крайне неэтично. Если это была встреча со студенческими медиа, то он исключает нас из их числа. В противном случае это была просто попытка собрать студорганизации — лидеров мнений, которые выступили в нашу поддержку, и попытаться их переубедить. Странное решение.

Смена активностей

Мы не меняли программу за день до проведения мероприятия. За неделю до Дня Вышки я встречался с менеджерами Вышки, которым зачитал список возможных активностей, которые мы хотели провести. Я предложил эту встречу, чтобы на самом мероприятии как раз не возникло такой ситуации, которая появилась. В итоге менеджеры Вышки открытым текстом запретили только одно — раздачу листовок, она противоречит соглашениям с Парком Горького. Мы опубликовали анонс нашего присутствия на Дне Вышки за день до события, потому что бессмысленно делать это раньше. Я бы потребовал у Олега Солодухина показать нам, что все активности, которые были на Дне Вышки, соответствовали заявкам, поданным еще в апреле.

Решение

Солодухин несколько раз изменил мотивацию своего решения. Это банально означает, что любые новые причины можно не слушать. В день отказа нам были озвучены ровно два обстоятельства: несоответствие апрельской заявке и нарушение ценностей политического нейтралитета.

Тезис про безопасность студентов был додуман постфактум. На мероприятии появились провокаторы, и только после окончания Дня Вышки он озвучил позицию про безопасность студентов. Восхитительная предусмотрительность. На английском это называется hindsight.

Коммуникация

Солодухин лукавит, что мы ему не отвечали на письма. Он ответил на наше публичное заявление, а значит, прочитал наш ответ.
На самом Дне Вышки мы от лица редакции не пытались встретиться с Солодухиным в Парке Горького, но состоялся разговор редакторки журнала с ним, запись которого есть в Telegram-канале The Vyshka. Лично я с ним не разговаривал после этого.

Все каналы коммуникации есть — представитель администрации может позвонить мне в половину девятого и накричать, Telegram у него тоже есть, я так полагаю. Когда одна сторона ставит ультиматум, это не коммуникация, это цензура. Как наладить цензуру, я не знаю, можете спросить у нового куратора информационной политики Вышки.

Текст: Анастасия Ларионова, Олег Ян
Редактор: Екатерина Понамарева

Фотографии: Галина Булгакова

Также рекомендуем
В Сахаровском центре прошли лекции о политике в университете вместо несогласованного митинга в "Яме". Послушать пришли более ста студентов.
Благодаря поддержке студенческого сообщества дело Егора Жукова обрело массовую огласку. В поддержку задержанных по 212 высказываются также и представители академии: рассказываем, что говорят о ситуации преподаватели
2 августа по делу о «массовых беспорядках» на 2 месяца был арестован студент Вышки Егор Жуков, а вечером 3 августа - студент Бауманки Даниил Конон. Вина студентов не доказана. В результате в поддержку Егора объединились университетское коммьюнити Вышки. Рассказываем об одиночных пикетах в поддержку студента, новых задержаниях и актуальных способах
Аспирант МГУ Азат Мифтахов с февраля находится в СИЗО “Бутырка”. 5 сентября суд продлил нахождение под стражей до 7 декабря. Вспоминаем подробности заседания
The Вышка составила хронологию обвинений преподавателя НИУ ВШЭ в домогательствах и собрала мнения всех сторон конфликта