l8dXPAkL7wI

Как работают гражданские активисты и правозащитники на карантине

Для многих некоммерческих организаций последствия пандемии могут оказаться непредсказуемыми. Коронавирус, поставив под угрозу деятельность таких проектов, сказывается на благополучии тех, кому они помогают, и на той сфере, в которой они заняты. Так, трудовые права граждан массово нарушаются, наркопотребителям труднее получить медицинскую помощь, бездомные остаются без еды и базовых средств защиты, а экологические последствия пандемии до сих пор непредсказуемы. The Vyshka поговорила с гражданскими активистами и правозащитниками об особенностях работы в период пандемии, ментальном самочувствии и предположительных последствиях коронавируса.

Герои:

Валентина Дехтяренко, работает в «Правозащите Открытки», студентка программы «Коммуникационный дизайн» в Вышке

Ангелина Кривых, волонтер организации «Молодежь за мир», студентка географического факультета МГУ

Анастасия Николаева, экоактивистка и куратор отдела Просвещения онлайн и PR «ЭкоГильдии МГУ», студентка экономического факультета МГУ

Мария Романюк, волонтер Фонда Андрея Рылькова, студентка философского факультета МГУ

Жизнь до пандемии

Валя работает координатором «Правозащиты Открытки» — это проект «Открытой России». Он занимается защитой людей, которых государство преследует за их взгляды, политическую или общественную деятельность. Кроме того, Валя помогает проекту «Культраб», который занимается созданием активистского и социального мерча, а также поддерживает местное сообщество активистов, художников и музыкантов. Героиня помогает редактировать статьи и выпускать новые релизы. Например, Валя продюсировала фильм «Культраба» о «Ростовском деле». Параллельно она учится в Вышке на профиле «Коммуникационный дизайн».

Ангелина — участница движения «Молодежь за мир», которое помогает разным социально уязвимым группам людей: бездомным людям, одиноким старикам, детям. Ее волонтерская активность началась с участия в проекте помощи бездомным: «Волонтеры встречаются по субботам около Курского, Ленинградского или Киевского вокзала и готовят индивидуальные порции еды для бездомных. Затем делятся на команды и отправляются на вокзалы,чтобы раздать еду. Раздача организовывается так, чтобы всем было удобно: люди по очереди подходят за гречкой или рисом с тушенкой, потом за бутербродом, а затем и за горячим чаем».

Также Ангелина помогает старикам в доме престарелых. По ее словам, одной из задач этого проекта является выстраивание дружбы со стариками, поэтому их называют обычно не подопечные, а друзья: «С некоторыми из них мы дружим уже несколько лет. Этот проект — не разовая поддержка, а долговременные близкие отношения». До карантина волонтеры приходили в дома престарелых несколько раз в неделю и иногда устраивали праздники:

«На такие мероприятия приходят люди всех возрастов. Однажды трехлетняя девочка и девяностосемилетняя бабушка выступали вместе, а один волонтер удачно пошутил: “Вам на двоих сто лет”»

Кроме того, Ангелина вела детскую группу в библиотеке, куда приходили дети из местных семей и дети мигрантов: «Наши встречи и занятия — это пространство, открытое для всех. К нам приходят и русские, и мигранты: всем одинаково рады, все одинаково свободны и могут быть уверены, что им здесь рады, их ждут и всегда поддержат». На таких занятиях с детьми занимаются творчеством, поют и танцуют. Им также рассказывают об одиноких стариках. Дети рисуют им открытки и периодически вместе навещают их в пансионате.

Настя занимается экоактивизмом, а в прошлом году стала главным редактором паблика «ЭкоГильдии МГУ», а затем и куратором отдела просвещения. Тогда ей написал один из основателей проекта и похвалил ее статьи об экологичном образе жизни, которые она публиковала на своей личной странице, и предложил работать над развитием паблика вместе. До карантина команда проводила много мероприятий, в том числе и крупных фестивалей, посвященных осознанному и экологичному образу жизни. Главным проектом ребята считают ежемесячную акцию «Ломоносов разделяет» на территории кампусов МГУ.

Мария в прошлом году стала волонтером в команде Фонда Андрея Рылькова — проекта, который продвигает идею гуманной наркополитики и занимается защитой наркопотребителей. Одно из базовых направлений работы фонда — ежедневная социальная работа на улицах Москвы с целью профилактики ВИЧ, гепатита С и передозировок среди людей, употребляющих наркотики. До карантина Мария раз в неделю присоединялась к выездной группе волонтеров: «Мы проводили экспресс-тесты на ВИЧ и гепатит, а также раздавали чистые шприцы и презервативы. Мы также консультировали людей по вопросами защиты прав и получения терапии в случае положительного ВИЧ-статуса».

Переход на удаленную деятельность

За месяц до карантина «Правозащите Открытки» удалось найти подходящий команде офис. Валя считает, что для их организации важно находиться вместе, потому что часто возникают вопросы, которые легче решить, просто лично спросив человека об этом.

«Мы еще до введения режима самоизоляции стали меньше ходить в офис и предприняли все меры предосторожности самостоятельно. Когда его объявили, было обидно, потому что это произошло из-за тех людей, которые не соблюдали режим самоизоляции. Ты вроде ни при чем, но все равно страдаешь, хотя и понимаешь, что это для общего блага»

Сейчас вся «Правозащита Открытки» работает удаленно, но Валя жалуется, что это не очень удобно: «Если мне звонит человек, попавший в трудную ситуацию, но мне что-то непонятно в том, как конфликт законодательно регулируется, приходится звонить юристу и уточнять у него. Он мне отвечает, а потом я опять перезваниваю пострадавшему. Раньше мы сидели рядом, и я могла просто передать трубку, а сейчас это занимает гораздо больше времени».

О неизбежных изменениях в работе говорят и другие героини. Настя рассказала, что из-за того, что все кампусы МГУ сейчас закрыты, они были вынуждены приостановить ежемесячную акцию по раздельному сбору сырья: «Жаль, что проект приостановился, но зато мы находим в себе силы реструктуризировать и развивать все то, что происходит в онлайне». 

Мария рассказала, что в первую очередь Фонд Андрея Рылькова интересовала юридическая сторона карантинного режима, поскольку проблемы с сотрудниками полиции возникали и до пандемии.

«Мы оказались в подвешенном состоянии, поскольку нет четких правил работы, в том числе для уличной социальной деятельности. Мы не можем предсказать, каковы будут действия со стороны правоохранительных органов

Поскольку наша организация построена на демократических началах, мы собирались на выходных в Zoom и коллективно решали, по каким правилам мы будем работать на неделю вперед до дальнейших мер».

Вплоть до введения электронных пропусков волонтеры Фонда Андрея Рылькова продолжали работать на улице. Это позволило оставить материал, который они раздавали и раньше, с запасом на ближайшее время, а также дать наркопотребителям контакты для дальнейшей связи. Сейчас московские координаторы по рабочему пропуску выезжают в несколько районов раз в неделю или связываются с участниками в частном порядке.

Ангелина также говорит о том, что команда «Молодежи за мир» старалась до последнего вести свою деятельность по поддержке бездомных в режиме offline. Они внимательно отслеживали работу в доме престарелых. Однако большую часть проектов все-таки пришлось перевести в удаленный режим.

Самочувствие

Валя рассказывает, что переживать самоизоляцию после привычного ежедневного общения с огромным количеством людей трудно: «Раньше мы часто встречались с людьми очно. Иногда, когда кого-то задерживали, я ездила в отделения полиции вместе с адвокатом. Общалась со всеми и смотрела, чтобы все было нормально и всех отпустили. Сейчас остается только наблюдать за происходящим, как из аквариума. Это тяжеловато».

Ангелина отметила, что в целом морально она чувствует себя нормально, но вместе с этим ощущает большую ответственность за подопечных.

Спокойно восприняла введение карантина и Мария. Социальная работа, по ее мнению, требует много эмоциональных ресурсов, поэтому от умения справляться со стрессом в целом зависит ментальное состояние волонтера. Перестраивание на новый режим работы как раз и стало примером сильного стресса, с которым каждый в команде фонда справляется по-своему: «У каждого из социальных работников наступает момент, когда ему необходима та или иная форма эмоциональной разгрузки. В ФАРе люди, которые работают уже давно, имеют опыт применения таких механизмов. Это может быть какой-то определенный распорядок дня, медитация, творческая деятельность или выходные, которые проводятся только с семьей вне профессионального круга общения. У многих есть этот опыт и сейчас они прямо или косвенно применяют его».

Настя отнеслась к новому образу жизни и работы без особых переживаний: «Лично мой подход — воспринимать все сложности, которые посылает судьба, как возможности для развития».

Как помогать теперь

Из-за карантина и возникших из-за него проблем Валя и другие сотрудники «Открытки» расширили ту сферу нарушений прав, которой они занимались изначально. Теперь организация берется за дела не только с нарушением политических прав граждан, но и трудовых. 

«Обращаются люди, которых отправляют в неоплачиваемые отпуска, сокращают количество рабочих дней и часов, из-за чего зарплата может урезаться хоть на 70%. В случаях, в которых людям положена компенсация, их могут и не выплатить. Кого-то увольняют задним числом. Таких случаев много, но люди не понимают, что им сейчас делать. Мы думаем, что их число будет только увеличиваться. Пока у нас шквал обращений, мы немного переформатировали работу с обычной правозащиты на такую».

В условиях карантина решать такие проблемы достаточно сложно. По словам Вали, приходится разбирать каждый отдельный случай из-за разницы в прописанных в договоре условиях работы. Иск в суд сейчас не подать, зато можно подать жалобу в трудовую инспекцию. Однако это не гарантирует того, что работодатель выплатит положенные деньги: не у всех они есть. 

«Ситуации сложные, но людям нужна хотя бы какая-то поддержка и объяснение, какие у них есть права. Получается комбинация юридической и психологической помощи».

«Правозащита Открытки» помогает людям, которые получают штрафы за нарушение самоизоляции. Деятельность в таком случае ограничена, поскольку только адвокатам можно беспрепятственно передвигаться по городу, а юристам, которые чаще работают с административными делами, нет. Также организация работает и с уголовными делами о фейках про коронавирус: по привычной схеме предоставляют адвоката и защищают интересы клиента в суде. 

«Следователи игнорируют все карантинные меры и приходят с обысками по несколько человек без масок и прочей защиты. Ни о какой дистанции речи не идет. Причем нельзя сказать, что это какие-то неотложные меры»

Мария рассказывает, что карантин заставил команду Фонда Андрея Рылькова искать альтернативные формы взаимодействия с их социальной группой. Помимо создания общего онлайн-чата, где волонтеры и сотрудники остаются на связи с участниками, ФАР планирует переформатировать и свой проект помощи семьям, в которых есть наркопотребители. До карантина волонтеры ходили вместе с участниками и их семьями на выставки и в другие общественные места, а сейчас хотят общаться с их детьми по Zoom: «Любым родителям вне зависимости от их социальной ситуации сложно проводить время с детьми 24/7».

Искать новые пути взаимодействия с аудиторией пришлось и «ЭкоГильдии», в которой работает Настя. Из-за того, что главную активность — акцию «Ломоносов разделяет» — сейчас провести невозможно, редакция паблика стала уделять больше времени онлайн-мероприятиям. Настя рассказывает об одном из таких: «У нас проходил двухнедельный флешмоб, в котором участвовали многие активисты и наши организаторы “ЭкоГильдии”, где они рассказывали об экологичном образе жизни в домашних условиях». 

Кроме того, ребята приняли участие в климатической онлайн-забастовке и провели онлайн-лекции, на которых рассказали об экологичном образе жизни и связи экономики и экологии.

Часть своих активностей в онлайн перевела и Ангелина. Волонтеры «Молодежи за мир» записывают видеообращения для подопечных дома престарелых, чтобы дать им понять, что они не одни и никто их не забыл. Первое время, когда пожилым разрешали выходить из своих комнат и угроза распространения вируса не воспринималась так остро, Ангелина и другие волонтеры устраивали видео-созвоны. Настраивать и помогать справляться со всей техникой «друзьям» помогал персонал пансионата. Сейчас, по словам героини, постояльцев домов престарелых не выпускают из своих комнат, поэтому волонтеры думают над новыми способами взаимодействия. 

Единственный проект, который команда волонтеров решила не останавливать — помощь бездомным:

«Раздачи продолжаются и проходят теперь почти каждый день в разных местах. Мы столкнулись с самым настоящим голодом, какое-то прямо бедствие происходит»

Волонтеры соблюдают все меры предосторожности и выдают каждому участнику индивидуальный продуктовый набор еды, а не накладывают еду из общей посуды.

Как карантин отразится на сфере работы

Валя надеется, что карантин положительно повлияет на желание людей заниматься правозащитой и активизмом. Героиня связывает это с тем, что сейчас с проблемами столкнулись даже те, кто раньше жил в спокойствии. По мнению Вали, люди, которые не получили помощи от государства и которые ощутили, как тяжело жить в таких условиях, в целом станут больше обращать внимания на происходящее в стране и на нуждающихся в поддержке окружающих. При этом героине кажется, что первое время после карантина люди не будут готовы выйти на протестные акции из-за собственных проблем и усталости от изоляции. 

Тема помощи одиноким пожилым людям, которая раньше была в тени, по мнению Ангелины, сейчас стала обыденностью из-за особой уязвимости этой социальной группы и появления большого количества волонтерских проектов. Самые страшные последствия, считает героиня, будут для бездомных — вплоть до голода и смерти. «Надеюсь, что помощь, которая не прекращалась на протяжении всего карантина, поддержка, которую они чувствовали во все самые сложные моменты своей жизни, поселят в них надежду на опору в жизни».

По мнению Насти из Экологии МГУ, последствия пандемии для экологии могут быть неоднозначными. Она рассказала о том, что многие эксперты говорят об улучшении ситуации в ближайшее время, но в долгосрочной перспективе все может быть куда хуже. Сейчас по всему миру рекордно сократились выбросы парникового газа из-за прекращения сообщения между странами и остановки промышленных предприятий. Это положительно сказывается и на окружающей среде, и на здоровье людей:

«Я читала мнение о том, что коронавирус улучшил ситуацию с экологией больше, чем экоактивизм за последние несколько лет. Это звучит грустно, но заставляет задуматься»

После пандемии на Земле останется огромное количество медицинских отходов, которые особенно сложно перерабатывать и утилизировать. Также экономический кризис связан с увеличением выбросов углекислого газа: в этот период многие компании увеличивают производство, чтобы быстрее восстановиться. Кроме того, из-за соблюдения мер безопасности падает спрос на продукцию совместного пользования и приостанавливается использование многоразовой посуды, что также вредит окружающей среде: «В университете нам запретили набирать еду в столовой в свои контейнеры и предлагали упаковывать ее в персональную пластиковую упаковку». Настя считает, что в ближайшее время государства будут ориентированы на восстановление экономики, а экологии будет уделяться меньшее внимание.

Мария из Фонда Андрея Рылькова отмечает, что карантин уже отразился на жизни наркопотребителей. Основная проблема связана с тем, что сейчас у них фактически отсутствует возможность получить профессиональную медицинскую помощь — консультацию нарколога или госпитализацию в наркологическую клинику — поскольку система здравоохранения нацелена на другое. Кроме того, наркопотребители, как и остальные граждане, столкнулись с финансовыми проблемами из-за массовых увольнений и сокращений.

Текст: Анастасия Елфимова
Редактор: Анастасия Ларионова

Обложка: паблик ВК «Молодежь за мир»

Также рекомендуем