PicsArt_07-03-09.54.55

Качнуться вправо, качнувшись влево

Роберт Райт — студент факультета экономических наук, видеоблогер и националист. Он успел побыть участником движения «Молодежное Яблоко», партии «Демократический выбор», а затем создать свою правую организацию «Русские демократы». На его YouTube-канале более 6.000 подписчиков. Обсудили с Робертом его корни, русскость и узнали, почему он против либералов и путинистов одновременно.

Корни

У меня смешанное этническое происхождение: мать русская, а отец — белый американец. С 4 лет я живу в России, английским владею на минимальном уровне, поэтому моя идентичность сформирована исключительно в русском обществе. С фамилией то же самое, по отцу я Райт. Это уже династия, прадед был Робертом Райтом Бруксом, дед Робертом Райтом Бруксом Вторым, отец третьим, а я — четвертый. Фамилия Райт (по англ. Wright — прим. The Vyshka) настоящая. Я согласен, что вышло, конечно, забавно — убираете букву «W» и получается слово «Right», по-русски «правый». Под сомнение мою русскость ставят только те, кто любит углубиться в кровь. Такие часто говорят: «Я на ⅛ еврей и не могу считать себя русским». Я не обращаю внимание на доли крови. Естественно, этническое происхождение влияет, но я не делаю на нем акцент.

Интерес к политике

В 11 лет я агитировал голосовать за ЛДПР: тогда моей бабушке нравилось, как Жириновский «разносит систему». К 15 годам мои взгляды частично сформировались, я стал считать себя социал-демократом и начал искать организацию по нутру. Выбрал движение «Молодежное Яблоко». Для политической партии важно иметь у себя подобное движение, чтобы создавать кадровый резерв. Я почти сразу столкнулся с леволиберальным дискурсом, который состоял из заявлений в духе «Русский народ — народ рабов» или «Как же так, трансгендеров обижают», и будто отрезвел. В один момент глава движения Николай Кавказский, человек очень левый по своим взглядам, исключил меня за национализм. Ведь «ужасов русского фашизма» не должно быть в «Яблоке».

Я изначально имел более националистические взгляды, чем мои коллеги по «Яблоку», но высказывал их мягко. Этого хватило. Причина могла быть не только во взглядах, но и в политтехнологии, ведь я много делал для этого движения: приводил новых людей, агитировал, мог изменить повестку, хотя и оставался инородным элементом. Мы не могли голосовать и раздавать листовки, зато вставали в массовые пикеты, участвовали в митингах.

После исключения из левого движения я оказался в «МолДемВыборе» (Молодежное отделение правоцентристской национал-либеральной партии «Демократический выбор» — прим. The Vyshka). Эта партия гораздо правее, чем «Яблоко». Там я познакомился с историком Сергеем Григоровым, который сильно повлиял на мои взгляды.

«Русские демократы»

Вместе с Григоровым мы некоторое время пробыли в «ДемВыборе», но, когда противоречия окончательно разделили нас с остальными участникам, мы ушли и создали свою, более правую организацию «Русские демократы». Это произошло в феврале 2019 года. Взяли под свое управление пару пабликов, чтобы сохранить актив. Мой коллега начал писать программу движения. Я отвечал за молодежную аудиторию, Сергей — за тех, кому за 40. Осенью 2019-го мы провели «Русские собрания» в Москве и Петербурге, на которых выступили предприниматели, экономисты, общественные деятели со своими соображениями насчет русского народа и России. Кроме того, у нас есть и неформальные сходки — «кутежи». На них можно выпить пиво и пообщаться. Таким образом стараемся перенести нашу коммуникацию из сети в реальность.

Как мы разграничиваем русских и нерусских? Вопрос оскорбительный, слишком много оправданий

Это тема для отдельного интервью. Русский демократ — человек, который считает, что Россия должна стать государством русского народа при демократической форме правления. Мы выступаем за превращение нашей страны в Русское национальное государство (далее РНГ — прим. The Vyshka) и уверены, что текущий федерализм приводит к тому, что местные некомпетентные элиты занимают государственные посты.

В переписи населения нашей страны есть народ кереки, их всего восемь человек. Говорить, что русский и керек внесли одинаковый вклад в развитие отечества — смешно.

При региональной этнократии русские остаются пораженными в правах, другие этносы навязывают им свою идентичность. В Татарстане, например, есть влияние татарской идентичности, из-за чего чиновники-татары составляют большинство в правительстве. Да, есть регионы, где национальные меньшинства составляют большинство, но это не значит, что там должны притесняться права русских на государственные посты. Политическая элита нашей страны по духу и сути антинациональная и русофобская. Кроме того, текущий федерализм парадоксально приводит к усилению Москвы, а мы хотим справедливо распределить средства российского бюджета по регионам.

Следующий шаг после политической реформы — обеспечение реальной свободы слова и защиты прав человека. Мы предлагаем и экономические реформы, выступаем за социально-ориентированную рыночную экономику. Снизить бы чуть-чуть налоги, а соцподдержку увеличить. В России, в отличие от европейских стран, такие реформы возможны. 

Источники

Первым делом тому, кто заинтересовался нацдвижем, надо ознакомиться с «Вехами». Это сборник статей русских философов о русской интеллигенции. Он вышел чуть более 100 лет назад, но актуален до сих пор. Советую также читать публицистику: Холмогорова, Ольшанского, Кашина, Григорова. Отдельно выделю философа Константина Крылова, который придумал тест на русофобию. Для прохождения этого теста нужно заменить в фразе слово «русские» на «евреи». Если получится антисемитизм — предложение русофобское. Пример: «Русские — это народ рабов». Замена: «Евреи — это народ рабов» — антисемитизм. Эта формула помогает понять, сколько лицемерия существует у либеральной общественности. Евреям, значит, можно национальное государство, а нам нельзя? 

Вера

Для человека националистических взглядов самая важная идентичность — национальная, а не религиозная. Хотя христианство во многом сформировало русскую идентичность, это не значит, что атеисты не могут стать националистами. Лично мне православие нравится больше эстетикой: когда вижу Церковь Покрова на Нерли, екает сердечко. И я поддерживаю строительство новых церквей — пусть лучше стоят они, чем дома Группы «ПИК». Никто не пойдет за Родину, исходя из сугубо рационального чувства, нужно обращаться к сердцам людей.

Когда кто-то говорит, что у нас ультраправославное государство, я над этим посмеиваюсь. Даже поправка в Конституцию о Боге сформулирована мягко. Большинству населения просто нравится дух православия, хотя они не ходят в церковь по воскресеньям. Люди из Кремля же цинично используют религию ради собственной выгоды. Русским просто не стоит становиться «патриотами» Путина.

Сама система разделения на так называемых «патриотов» и «либералов» выдумана: они гораздо ближе, чем можно предположить. И те, и те выступают против русской ирреденты, то есть присоединения русского народа в справедливых границах, а не в границах, очерченных большевиками. Они также лояльны к многонациональной политике.

Если русских бесконечно подавлять, то русский атлант не расправит плечи

Если дать русским расслабиться и созидать, от этого будет лучше и национальным меньшинствам, права их будут гарантированы. Кавказцы, например, уважают силу и если они почувствуют, что русские имеют право на Россию, то это не приведет к сепаратизму. Наоборот, национальные конфликты уменьшатся.

Электорат

Консервативный человек, уже несколько раз голосовавший на выборах за Путина, устал. Мы предлагаем ему альтернативу — политиков из национального движения, среди которых, например, сопредседатель «Русских демократов» Сергей Григоров и общественный деятель Роман Юнеман. Роман избирался в Мосгордуму в 2019 году и проиграл из-за украденных голосов.

И я надеюсь стать альтернативой, но пока рано об этом говорить

Когда я собирал для Юнемана голоса, понял, что мне очень приятно общаться с обывателями, обычными русскими людьми, которые меньше, чем я, тратят время на изучение политики. Мы, русские демократы, должны обращаться к молчаливому большинству и теснить одновременно и путинских «патриотов», и «либералов», врываться в их фейковую борьбу. У нас должны быть свои СМИ, политические организации, нам стоит проводить свои кампании. Власть понимает, что национальные движения для нее — это очень опасные конкуренты.

Средства

Политика в нашей стране связана с крупными финансовыми капиталами, а у русских демократов с этим большая проблема. Костяк нацдвижения в России — 100-150 человек. Естественно, нас гораздо меньше, чем навальнистов, но будем наращивать состав. Поэтому я радуюсь денежной помощи неравнодушных: например, пик моего патреона (Краудфандинговая платформа Patreon прим. The Vyshka) равнялся $250. Это один из лучших показателей среди политических блогеров. Человек мог бы купить себе бургер, но перечисляет средства мне, пусть даже небольшие.

Партия — это серьезная подотчетность, общественное движение же создается по щелчку пальцев. «Русские демократы» остаются движением в том числе из-за недостатка средств на предвыборные кампании и рекламу. Пока нет смысла тратить ресурсы на обслуживание партии, которое, по моим подсчетам, обойдется в 200 тысяч рублей. Лучше эти деньги потратить на продвижение ролика, на «Русские собрания». Даже камера для моего блога стоит 70 тысяч рублей — это немаленькие деньги для студента.

Объединяться с другими партиями и движениями мы можем, главное — сойтись в том, чтобы ценить русских. Однако идти на компромисс с тем же «Яблоком» я не готов. Если бы ко мне пришли и сказали: «У нас есть 40 миллионов рублей на то, чтобы ты или Григоров могли баллотироваться», тогда мы бы собрали нужное количество подписей и пошли как самовыдвиженцы. Какими бы не были спонсоры —  нужно сохранять верность России и русскому народу. Глубинный русский народ видит, кто марионеточный, а кто нет. Например, партия «За правду» Захара Прилепина карикатурная, как и вся леволиберальная оппозиция, которая близка к так называемым «патриотам».

Митинги

Я поведу людей под свою ответственность, чтобы их винтили, а мне потом было стыдно им в глаза смотреть?

Не хочу, чтобы национальное движение было мясом в руках Навального или либералов. На согласованных митингах мы всегда выступаем со своей повесткой: мараться непонятно за чьи ценности я не готов

Понятно, что власть плохая, но если попытаться, то митинги согласовать можно. Участие в демонстрациях нередко сводится к компромиссам с властью.

Те же либертарианцы организовали митинг на проспекте Сахарова в защиту открытого интернета. Тогда у меня взял интервью телеканал «Дождь». Представьте, это все в прямом эфире леволиберального медиа.

Пока я не вижу повода выходить на улицу несанкционированно, но, когда будет трансформация власти, возможно, нужно будет вывести людей. Сам я участвовал в несанкционированном митинге летом 2019 года, прошелся с Юнеманом. Но мы штурмом мэрию не брали, в отличие от либералов.

«Русские поправки»

После того, как стало известно о путинских поправках в Конституцию, русские демократы выдвинули предложения по своим «русским поправкам». Их придумала коалиция людей, объединенных любовью к России и русским, которые написали сложный компромиссный текст. Самое важное наше требование состояло в том, чтобы русский народ наконец упомянули в Конституции. Общественная кампания за петицию, направленную в Администрацию Президента — это беспрецедентный случай в истории нацдвижа. Под ней подписалось 6,5 тысяч человек; каждый третий, кто заходил на сайт, оставлял свою подпись. Столько людей заинтересовались нашей повесткой! Были даже представители национальных меньшинств. К примеру, ко мне так обратился один из них: «Я татарин, но считаю, что Россия — страна для русских». Небольшой вклад наше письмо внесло, интересы русского народа удалось частично пролоббировать. Две поправки, которые были приняты, поддерживались нашими ультраконсервативными единомышленниками — упоминание Бога и определение семьи как союза мужчины и женщины.

Тем не менее, наше движение склонялось к бойкоту, но давления на его участников не было. Они могли поступить так, как считают нужным. Поправка про русский язык и государствообразующий народ выглядит корявой. В принятых поправках не было и русской ирреденты, за которую мы активно выступаем. Это предложение лоббировал член рабочей группы Борис Безпалько (Председатель правления Общероссийской общественной организации «Федеральная национально-культурная автономия “Украинцы России» — прим. The Vyshka), но он был один, это повлияло. К тому же, большую роль в том, чтобы продвинуть инициативу, имеет ее охват в СМИ. У нас он был небольшой, также были трудности с деньгами.

Я не стал голосовать на последних выборах, потому что посчитал их недостаточным компромиссом. Бесконечная многонационалочка

Мне кажется странным, когда люди так переживают насчет обнуления сроков Владимира Путина. Он мог бы повторить то, что сделал в 2008 году: став премьером, поставить ручного президента. Главное, о чем стоит беспокоиться — элита и реальная власть. Именно эти два фактора определяют то, как будет работать государство. Если элита будет многонациональной, то даже с президентом, у которого IQ — 170, ничего не выйдет. 

Блог

На своем одноименном YouTube-канале, который я завел около трех лет назад, выходит передача уникального формата «Политический смак» — мы с гостем готовим и обсуждаем политику. Изначально создавать видео мне помогал одноклассник: снимали на телефон, записывали звук при помощи наушников. Теперь же со мной в команде работает мой друг Петр Зеленский. Я пишу текст, его редактирует Петр. Затем записываем ролик у него на кухне, а уже потом я его монтирую. Русский демократ Михаил Лебедев покупает мне рекламу ютубовских роликов в разных политических пабликах. Меня также поддерживают на платформах Patreon и Boosty. Людям, которые мне донатят, я готов отвечать в сообщениях лично. У нас есть специальные беседы, куда я изливаю личные соображения.

Вышка

Я захотел учиться в Вышке, потому что здесь существует академическая свобода, меня не могут исключить за собственное мнение. Это хороший и сложный университет, в котором ни я, ни мои друзья не сталкивались с коррупцией. Факультет экономических наук выбрал из-за своего интереса к этой сфере, только математики у нас слишком много, а так хорошо.

В начале первого курса, в 2018 году, я предложил своему другу Ивану Орлову создать «Русское общество» как вещь исключительно просветительскую, не политическую. Общество должно было говорить о нашей великой русской культуре. Идею реализовали Иван и его коллега Павел Ступацкий. Эти два человека сделали супер-общество, ни одно подобное общество в Вышке не может соревноваться с русским.

В октябре 2019 года русские демократы выступили против поста в фейсбуке преподавателя ВШЭ Гасана Гусейнова. Когда в академической среде люди позволяют себе такие вещи, нужно выразить протест. Если бы Гусейнов высказался так в сторону евреев, его бы вышвырнули из университета сразу. Культура ненависти к русским недопустима. Наши ребята, например, Миша Лебедев, тогда стояли с пикетами возле Мясницкой. И Григоров тоже стоял. Однако у нас нет «партийной дисциплины», участие в пикетах — дело сугубо добровольное.

С одногруппниками мы о политике практически не говорим, обсуждаем учебу и музыку. Конфликтов с преподавателями никогда не было. Большинство вообще не знает, чем я занимаюсь. Вышка — для учебы, я своими личными соображениями не раздражаю людей.

Эпилог

Быть националистом в современной России значит иметь приятное чувство того, что ты являешься честным человеком, не лицемером. Я чувствую, что выступаю на правильной стороне, искренне верю, что Российская Федерация трансформируется в РНГ, русские станут хозяевами, а национальные меньшинства не будут притесняемы, но и не будут являться этнократами. В отрыве от «либералов» и «патриотов» с демократией и национальным государством у России все будет хорошо.

Текст: Владислав Арапов
Фотографии: Софья Шандыбина
Редакторы: Анна Терешева, Ирина Иванова

Также рекомендуем