обложка

В Вышку возьмут не всех: как на трех факультетах проходит реорганизация

С начала июля в Высшей школе экономики из-за реорганизации заметно меняется профессорско-преподавательский состав трех факультетов. Постарались восстановить хронологию событий и поговорили с бывшими и нынешними сотрудниками Вышки о том, под каким предлогом сокращают преподавателей, как с ними общается администрация вуза и что делать, чтобы не потерять работу.

24 января 2020 года на заседании ученого совета приняли Программу развития до 2030 года. Один из пунктов которой касается «кадрового потенциала» университета. Программа выделяет три профессиональных трека научно-педагогических работников. согласно плану, 65% сотрудников пойдут по «академическому треку» — активно публиковаться и создавать инновационные курсы, и только 15% останутся на «образовательно-методическом» треке. Такое распределение объясняется сформулированной в соответствии со стратегическими задачами Российской Федерации миссией университета — «обеспечение опережающего развития научно-технологического потенциала и вывод России в число стран-лидеров научно-технологического развития».

В Программе развития говорится о необходимости повышения профессиональных требований к сотрудникам и предполагается, что к 2030 году 60% из них будут публиковаться в ведущих международных журналах. Упоминается, что поддерживаться будут в основном несколько приоритетных исследовательских направлений — например, изучение темы благосостояния населения и машинное обучение.

Новая образовательная стратегия Вышки — создание проектного университета. Так вуз хочет объединить студентов, преподавателей и научных сотрудников в работе над общим проектом, объединить ряд дисциплин сделать процесс обучения междисциплинарным. «Один из больших проектов, который готовится на факультете гуманитарных наук, связан с нейроэтикой. Специалисты по маркетингу и ИИ работают над одним проектом вместе с философами», — объясняет директор по связям с общественностью НИУ ВШЭ Андрей Лавров.

Видимая реализация Программы развития в Вышке началась с изменения состава научно-педагогических работников трех факультетов, а сам процесс Лавров в своем интервью ТАСС назвал «реорганизацией».

Высшая школа экономики запустила процесс реорганизации в июле. Ученый совет запланировал перестроить факультеты права, гуманитарных наук и бизнеса и менеджмента. Старший преподаватель Школы философии Виктор Горбатов тогда заявил, что под видом процесса реорганизации из Вышки планируют увольнять оппозиционно настроенных сотрудников. Об этом ему стало известно от коллег, которые посоветовали Горбатову «не высовываться». Многие преподаватели Школы получили письма о сокращении собственных ставок. Им также сообщили, что у них будет возможность заново заключить трудовой договор, когда две школы объединят, однако часть сотрудников все равно уволят.

Уже 6 июля руководство вуза сняло с должности академического руководителя образовательной программы «Культурология» доцента Ольгу Рогинскую. Причиной стал пост Рогинской в фейсбуке, в котором она высказалась по поводу сокращения семи ставок в Школе культурологии. Это привело, по ее мнению, к «уничтожению программы в ее нынешнем виде».

7 июля на электронную почту профсоюза «Университетская солидарность» пришло уведомление от управления персонала. В нем сообщалось, что в вузе планируются массовые сокращения. Председатель организации Павел Кудюкин позднее выразил недоумение по поводу «непрозрачности» действий администрации. «Огласите, кто гарантированно останется на работе, кого точно будете увольнять. Официально говорится, что никаких черных списков не ведется, но люди волнуются», — высказался он по этому поводу. Зампред университетской ячейки профсоюза Илья Гурьянов рассказал на личной странице в фейсбуке, что в общей сложности на трех факультетах, которые первыми столкнулись с реорганизацией, сократят около 200 «штатных единиц». Через месяц ситуация изменилась. По данным самого Гурьянова, подавляющее большинство сотрудников факультета права и факультета гуманитарных наук в августе получило предложения занять те же самые должности, но только в новом подразделении. Однако, как говорит Гурьянов, около 3% работников, с которыми ранее расторгли или не продлили контракт, остались без вакансии.

7 июля о своем уходе из университета также объявили доценты факультета гуманитарных наук ВШЭ Илья Кукулин и Мария Майофис. Кукулин написал в фейсбуке, что на последнем собрании руководитель Школы культурологии и Лаборатории социокультурных исследований ВШЭ Виталий Куренной критиковал сотрудников вуза, которые «своими действиями навлекают на Высшую школу экономики крайне негативные эффекты». Кукулин предположил, что под «эффектами» тот имел в виду то, как общественность отреагировала на открытые письма преподавателей. Как далее сообщил Кукулин, речь шла о ноябрьском письме, где критиковалось решение этической комиссии по делу Гасана Гусейнова. Он назвал русский язык, на котором пишут отечественные СМИ, «клоачным» и «убогим». Этическая комиссия посчитала, что пост профессора нанес вузу репутационный ущерб. Однако уже 16 августа Илья Кукулин заявил, что он вместе с Марией Майофис продолжит преподавать в Вышке. «Сегодня мы можем сообщить, что, видимо, с ближайшего учебного года мы будем там преподавать: Мария Майофис — как доцент Школы философии и культурологии, я — как доцент Школы филологии». Преподаватель рассказал, что они с коллегой согласились занять преподавательские должности, но добавил, что им еще не пришли трудовые договоры.

«Приняв решение остаться, мы приняли и ответственность за все происходящее, в том числе и за увольнения», — признался Кукулин

В августе в Вышке продолжились увольнения. Университет прекратил сотрудничество со старшим преподавателем Школы философии Виктором Горбатовым и доцентом Санкт-Петербургской школы социальных наук и востоковедения Эллой Панеях. Как рассказала Панеях РБК, она перестала соответствовать нужному количеству баллов ОПА — оценка ее публикаций за год изменилась: раньше была высокой, а сейчас нет. Горбатов же долго не мог получить официального объяснения от университета.

«Я получил письмо о своем сокращении от управления персонала 3 августа, в ответ, сославшись на статью 62 Трудового кодекса РФ, попросил предоставить мне в ближайшие три дня копию протокола заседания кадровой комиссии факультета. На нем было принято решение о моем сокращении», — поясняет Горбатов. Только 21 августа преподавателю сообщили, что его кандидатура «не прошла в части требований по публикационной активности и по наличию ученой степени». Через неделю о своем увольнении рассказал доцент Школы философии Кирилл Мартынов. С ним вуз расстался из-за формальной, по мнению преподавателя, причины — сокращения числа курсов по философии.

Среди официальных поводов для увольнения преподавателей важное место занимает ОПА — оценка публикационной активности. В Вышке ее ввели в 2013 году. Именно из-за несоответствия этой системе оценивания из университета ушли Элла Панеях и Виктор Горбатов. Низкая ОПА повлияла и на будущее доцента Школы философии Татьяны Левиной. Она смогла остаться на минимальной ставке лаборатории до конца 2020-го. Свое решение вуз, по ее словам, объяснял «низкой публикационной активностью и отсутствием педагогической нагрузки».

«После получения уведомления об истечении срока действующего договора с Вышкой я позвонил руководителю вновь создаваемой Школы Анастасии Углевой. Она сказала, что Школа не планирует продлевать со мной контракт, так как я “не первый раз не прохожу ОПА”», — рассказывает Илья Гурьянов, который до своего увольнения занимал должность старшего преподавателя Школы философии на факультете гуманитарных наук.

Гурьянов объясняет, что соответствие ОПА является одним из обязательных условий при заключении трудового договора между университетом и сотрудниками. Однако с причиной своего увольнения преподаватель не согласился и написал ответное письмо с «цифрами» и «сканами документов и скриншотами».

«Как сотрудник Школы философии я всегда отвечал требованиям ОПА к занимаемой должности. Я член редколлегии международного научного журнала, за моей спиной более десятка исследовательских проектов, поддержанных разными научными фондами за 8 лет работы в Вышке. Я просто не могу регулярно не публиковаться», — объясняет Гурьянов.

Руководитель Школы философии Анастасия Углева в ответе на обращение преподавателя признала, что проблем с ОПА у того нет. По словам Гурьянова, теперь повод не продлевать с ним контракт — отсутствие свободных преподавательских ставок во вновь созданном подразделении.

«Дело не в том, что руководитель подразделения вдруг изменил свою аргументацию, а в том, что на этом уровне все еще нет понимания общей картины происходящего. Поэтому многие руководители принципиально молчат в ответ на любые вопросы, некоторые дают только такие ответы, которые ни к чему их не обязывают», — считает преподаватель.

Директора по связям с общественностью НИУ ВШЭ Андрея Лаврова указывает, что ОПА является лишь одним из трех критериев отбора. Второй: негативная СОП, или студенческая оценка преподавания. Так, если со стороны студентов есть претензии к работе преподавателя, то руководство вуза не может это игнорировать. Чтобы соответствовать третьему параметру, надо быть готовым «участвовать в крупных междисциплинарных проектах, в том, что станет ядром университетской работы в ближайшие десять лет». Лавров замечает, что положительная СОП не играет роли в решении руководства расстаться со своим сотрудником.

Помимо классических ставок, университет может предложить соискателю альтернативный договор. «Может быть ситуация, при которой определенный курс может прочитать только определенный сотрудник. При этом он не проходит по критериям. В таком случае у нас есть возможность привлечь преподавателя к чтению курса как внештатника», — говорит Лавров. Он замечает, что Вышка трендсеттер и что модель проектного университета, представленная в Программе развития до 2030 года, тому пример.

«Введение ОПА стало болезненным для некоторых преподавателей. Часть из них не согласилась с непривычными условиями, отказалась играть по новым правилам, аффилироваться с Вышкой. Так часто бывает. Если изменения проходят легко и незаметно, то это не изменения, а что-то другое», — считает директор по связям с общественностью НИУ ВШЭ. Он также добавляет, что в ситуации, когда Вышка не может предложить сотруднику ставку преподавателя, у него есть возможность получить ставку научного сотрудника.

Виктор Горбатов и раньше знал, что университет может расторгнуть с ним договор из-за отсутствия ученой степени и публикаций за последние четыре года, но нынешнее увольнение, по мнению доцента, нельзя привязать к ОПА. «Меня увольняют за год до истечения срока текущего трудового контракта. Получается, что меня признали годным на какой-то срок, а потом досрочно “отбраковали”», — рассказывает преподаватель. Коллега Горбатова, доцент факультета социальных наук Григорий Юдин писал у себя на странице в фейсбуке, что около десяти лет назад «всей профессуре» руководство вуза предложило выбрать один из двух треков: либо публиковаться, либо преподавать. Горбатов подтверждает эту информацию и говорит, что четыре года назад понял, что «не может разрываться между публикационной активностью и преподаванием». Он выбрал второй трек и верил, что перейдет после конкурса профессорско-преподавательского состава (Регламент проведения конкурса определяется правилами найма сотрудников, которые использует университет — прим. The Vyshka) на «преподавательский трек» с повышенной нагрузкой. Такой возможности не оказалось.

Некоторые преподаватели, которые публично высказываются по поводу своего увольнения, называют реальную по их мнению причину расставания с вузом — оппозиционные взгляды. Виктор Горбатов, в начале июля рассказавший о списках «неблагонадежных» сотрудников Вышки, не исключает этой версии.

«Все это похоже то ли на игру без правил, то ли с избирательным применением правил, то ли на игру, где правила объявляют лишь постфактум», — говорит преподаватель, замечая, что вуз не озвучил ясные критерии «пригодности» до начала реорганизации

После получения письма о сокращении Горбатову еще долгое время не приходило официального объяснения расторжения контракта. Администрация Вышки выбрала другую тактику общения со своими сотрудниками.

«Со всеми коллегами был разговор: как индивидуальный, так и посредством многочисленных общих собраний. К некоторым даже домой приезжали — поговорить и объясниться», — делится пресс-секретарь вуза Андрей Лавров. Виктор Горбатов подтверждает его слова: «Да, был такой дружеский визит». Однако неформального общения преподавателю было недостаточно. Позже он дождался публичного объяснения — «отсутствие нужного количество баллов ОПА».

Илья Гурьянов считает, что из-за закрытости всех действий администрации уполномоченные расторгать договоры могут использовать какие угодно мотивы для расторжения договора. «Работает в Вышке старый и опытный советский аппаратчик — с научной степенью и в должности не ниже профессорской, — который любой гражданский активизм и правозащитную деятельность на дух не переносит. И вот он, пользуясь своим положением и полной закрытостью всех процедур принятия кадровых решений, начинает вести свою игру», — размышляет зампред университетской ячейки профсоюза «Университетская солидарность». Под его пример подходит увольнение Виктора Горбатова, который ходил на митинги, активно выражая политическую позицию. Но причиной увольнения становится не расхождение во взглядах, а «нулевые показатели публикационной активности». Сотрудников же, которым «советский аппаратчик» симпатизирует и у которых также нет публикаций, оставляют на местах. В связи с этим профсоюз, членом которого является Гурьянов, предлагал создать кадровые комиссии с представителями администрации и профсоюзных организаций и привлечением независимых экспертов, а затем открыто объявить критерии отбора и продления трудового договора сотрудникам.

«Представители университета предложения не приняли. Таких комиссий создано не было», — заключает Гурьянов. По его мнению, секретность процесса принятия решений кадровой комиссии только подтверждает теории, согласно которым в ряде увольнений присутствовала политическая подоплека и личная неприязнь представителя администрации к конкретной персоне из преподавательского состава. Виктор Горбатов также считает, что реорганизация чревата злоупотреблениями со стороны руководства, что не может не влиять на защищенность сотрудников.

«Как сказал один мой коллега, легко спрятать выстрелы за шумом капремонта», — говорит Горбатов

«Увольнение было объяснено формальными причинами, такими как сокращение числа курсов по философии в университете. В эту версию не верит никто, включая тех, кто сейчас обязан официально “доносить позицию руководства до коллектива”», — так свой вынужденный уход из Вышки прокомментировал доцент Школы философии Кирилл Мартынов. Преподаватель совмещал занятость в вузе с работой редактора отдела политики в «Новой газете», а также высказывался о политических событиях в России у себя в социальных сетях. Кроме того, Мартынов часто выступал модератором на дискуссиях, в которых принимали участие студенты. В декабре 2019 года на территории университета должны были пройти дебаты между блогером Егором Жуковым и редактором DOXA Арменом Арамяном, но администрация обратилась к организаторам встречи и попросила «отказаться от текущего модератора — Кирилла Мартынова». После этого локацию пришлось сменить, дискуссия состоялась в Сахаровском центре.

О политических мотивах можно говорить и в случае реорганизации факультета права. В середине августа стало известно об увольнениях сразу нескольких преподавателей кафедры конституционного и административного права — профессоров Елены Лукьяновой и Елены Глушко, а также доцентов Ирины Алебастровой и Андрея Щербовича. Официальная причина увольнения конкретных преподавателей не была прямо озвучена новым деканом факультета права Вадимом Виноградовым. В своем письме студенческому совету факультета Виноградов обосновал реорганизацию необходимостью «активизировать научную работу и реформировать академические программы, в том числе по направлению публичного права». Он также сослался на отсутствие права раскрывать информацию об оформлении и прекращении трудовых отношений.

В своем интервью для Znak Елена Лукьянова сказала, что причиной увольнения вопреки мнению многих людей стала не ее гражданская позиция, а позиция профессиональная. Исследовательская деятельность сотрудников кафедры конституционного и административного права действительно напрямую связана с представлениями о власти и изучением эффективности законодательства. Например, Елена Глушко занималась вопросами административного реформирования, Андрей Щербович углублялся в проблему реализации прав человека в интернете, а сама Елена Лукьянова является одним из ведущих экспертов в области конституционного права, а этим летом публично комментировала неправомерность процедуры, которая была выбрана для принятия поправок к Конституции. Каждый из четырех уволенных сотрудников активно публиковались, на протяжении нескольких лет получали надбавки за академическую деятельность и достижения, а Елена Лукьянова и Ирина Алебастрова в 2019 году были выбраны лучшими преподавателями. 

Андрей Лавров при разговоре о политической мотивированности решений администрации вуза обращается к словам первого проректора НИУ ВШЭ Вадима Радаева. «Во время интервью на “Эхо Москвы” журналисты спросили у него, почему версии руководства и сотрудников по поводу сокращений расходятся. Он тогда сказал, что фонит общеполитическая ситуация. Изменения накладываются на коронавирус, самоизоляцию и карантин. Люди напряжены», — говорит Лавров. Он добавляет, что сокращения в Вышке «не массовые» и у вуза «никаких политических взглядов быть не может — время марксистско-ленинской науки прошло». А для университета, в свою очередь, важно, чтобы личная позиция сотрудника не воспринималась как позиция Вышки.

Реорганизация факультета бизнеса и менеджмента, по словам доцента Натальи Сизых, стала причиной кардинальных изменений для образовательной программы «Бизнес-информатика». Убрали более половины предметов по моделированию и программированию, вместо них акцент сделали на менеджменте, сократили количество контактных часов, заменив их на курсы на платформе Coursera, что позволило сократить и преподавателей. «Все это существенно снижает и качество подготовки, и возможности выпускников. Например, мои дипломники свободно поступали в магистратуру в зарубежные вузы на направления, связанные с анализом данных и статистикой. При обновленной программе студенты этого сделать не смогут — в дипломе не будет нужных предметов», — замечает Сизых. 

Самой Наталье Сизых в июне также сообщили об увольнении, объяснив это решением не включать в учебный план предмет «Моделирование процессов и систем», который она вела, а также непрофильной направленностью ее научных работ и дипломных работ ее студентов, то есть несоответствием ОПА. Однако позже с доцентом все же заключили контракт на год, предложив вести схожий с предыдущим курс «Исследование операций». Сизых считает, что одна из причин продолжения с ней контракта — открытое письмо студентов против изменений в программе бакалавриата.

Наверное, благодаря этому письму со мной согласились заключить контракт на год. Далее не знаю, но желания оставаться практически нет. Меня поддерживает только отношение студентов

«Если человек пришел в Вышку и находится словно в летаргическом сне: читает один курс, который он записал семь лет назад, и больше ничего не делает, ни в чем не участвует, ни с кем не взаимодействует — он либо чего-то недоговаривает, либо он вообще в нашем университете не работает. Так не бывает», — говорит Андрей Лавров. Он подчеркивает, что сотрудники вуза заранее знают, какой должна быть СОП и какое количество публикаций требуется от работника в зависимости от его должности и степени. Их об этом информирует академический руководитель программ, декан, Ученый совет факультета и некоторые административные подразделения.

Лавров добавляет, что, несмотря на срочный тип контрактов, которые заключаются между преподавателями и университетом, в Вышке многие сотрудники работают 20-25 лет. «Подаются на новый конкурс и проходят. Могут не волноваться и не переживать», — заверяет директор по связям с общественностью НИУ ВШЭ.

Критерий «ясность требований, предъявляемых к учащимся» — один из тех, по которым студенты оценивают работу своих педагогов. Илья Гурьянов предлагает перенести его в иную плоскость. «Если спроецировать этот принцип на качество управления в Высшей школе экономики, то администрация Вышки получила бы самые низкие оценки, потому что сейчас ясность требований, которые предъявляются преподавателям, крайне низкая», — считает он.

Виктор Горбатов признается, что не чувствовал себя защищенным от возможных сокращений последние несколько лет. Если его факультета гуманитарных наук реорганизация уже коснулась, то остальные подразделения Высшая школа экономики планирует перестроить в течение следующих 2-3 лет. Действующие сотрудники ВШЭ, к которым The Vyshka обратилась с просьбой прокомментировать сокращение коллег и поделиться собственными опасениями насчет возможного увольнения в будущем, отказались говорить, сославшись на корпоративные правила университета. 

Текст: Владислав Арапов, Анна Терешева
Фотография преподавателей и студентов кафедры конституционного и административного права взята со страницы Елены Лукьяновой в Facebook, обложка и иные фотографии — с сайта hse.ru
Редактор: Анастасия Ларионова

Также рекомендуем