3

Помощь бездомным: студенты-волонтеры в «Ночлежке» и «Благотворительной больнице»

В 1990 году в Ленинграде открылась «Ночлежка» — негосударственная благотворительная организация, которая помогает бездомным выжить и вернуться к обычной жизни. В 2018 году в городе в формате уличной медицины начала работать «Благотворительная больница». Мы поговорили со студентами-волонтерами двух проектов о том, когда начинался их путь, почему им важно заниматься волонтерством и как перебороть страх перед бездомными.

Ира Климова

ВШЭ, Государственное и муниципальное управление

Ира долгое время следила за деятельностью «Ночлежки» онлайн. В 2018 году, когда руководители движения попытались открыть в Москве прачечную для бездомных и встретили сопротивление со стороны общественности, Ира решила, что пора поддержать «Ночлежку» лично. Вместе с командой ESN HSE Moscow (студенческая организация, помогающая иностранным студентам адаптироваться в новой среде — прим. The Vyshka) девушка провела благотворительную вечеринку и бейк-сейл в пользу «Ночлежки». «Мой опыт волонтерства не такой, каким его обычно представляют», — делится Ира. Команде «Ночлежки» она помогает популяризировать волонтерское направление помощи бездомным: например, Ира вместе с представительницами организации открыла корнер на одном из Карьерных марафонов в Вышке.

Евфросиния Капустина

СПбГИК, Факультет искусств

Евфросиния узнала о «Ночлежке», когда увидела в метро постеры «Давайте поступать как петербуржцы». В то же время она познакомилась с девушкой, которая работала с бездомными в качестве медика, заинтересовалась и начала помогать организации сама. Сначала Евфросиния выполняла разовые поручения: распространяла афиши, искала лекарства или вещи для нуждающихся, но хотелось помогать профессионально и на регулярной основе. Тогда девушка заполнила анкету волонтера, где указала, что занимается фотографией. После этого Евфросинию стали регулярно приглашать на съемку событий из жизни «Ночлежки» и предложили ей сотрудничество с «Благотворительной больницей», медики которой часто бывают в Ночном приюте организации.

Роман Ипатов

Санкт-Петербургский государственный педиатрический университет

Роман начал волонтерство в «Ночлежке» в 2014 году с небольших заданий: вешал копилки для пожертвований, работал курьером, а потом стал ездить на Ночном автобусе. С семи вечера и примерно до полуночи автобус курсирует между несколькими площадками, а его волонтеры раздают бездомным горячую еду, одежду и средства гигиены, а также оказывают первую доврачебную помощь. Волонтеры-медики вошли в команду Ночного автобуса благодаря Сергею Иевкову, создателю «Благотворительной больницы». Роман познакомился с ним на одном из рейсов и стал координатором медиков на одной из площадок. Сейчас он занимается административно-хозяйственными делами: ищет волонтеров на выезды, подбирает людей так, чтобы в команде был хотя бы один опытный человек, следит за количеством и состоянием лекарств.

Ульяна Матвеева

Санкт-Петербургский государственный педиатрический университет

В первый свой выезд на Ночном автобусе Ульяна отправилась ассистентом медика. Нужно было подавать лекарства и бинты, вести записи, дома заполнять таблицу по расходу лекарств и перевязочных материалов. Впечатления были противоречивые: девушка вспоминает, что первый пациент был пьян, вел себя нагло, указывал, что делать. Зато следующие пациенты оказались приятными в общении и благодарными. К тому же девушке понравилась атмосфера поездки: путешествие через весь город в хорошей компании, сквозь красиво освещенный центр. Сейчас Ульяна продолжает работать в медицинской бригаде.

Дмитрий Соловьев

Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени И. П. Павлова

Дмитрий искал способы развить практические навыки в медицине: вузовской базы не хватало. Через группу «Российского Красного креста» молодой человек узнал о «Благотворительной больнице». Идея проекта ему понравилась, и Дмитрий связался с руководителем Больницы, который пригласил его на инструктаж. В команде медиков он стал работать в приюте Мальтийской службы помощи.

«Польза в глобальном масштабе»

«Меня ужасно трогает вопрос бездомности — проблема беззащитности человека перед внешними обстоятельствами и леденящее душу безразличие многих», — рассказывает Ира. Девушка убеждена, что в нашем обществе нужно вести более широкую просветительскую деятельность и развивать у людей эмпатию, что помогло бы решить проблему бездомности.

Из одного интервью о «Ночлежке» я помню фразу о том, что она будет самой успешной некоммерческой организацией, если закроется. Закроется, потому что некому будет помогать. Пока этого не случится, я буду здесь

Евфросинии нравится участвовать в социальных волонтерских проектах, потому что они позволяют сразу увидеть результат своей деятельности, почувствовать востребованность. Для девушки это очень важная часть самореализации — знать, что навыки и дело, которое нравится, нужны и другим людям. Волонтерство она называет «пользой в глобальном масштабе», потому что оно помогает всему и всем в наше время становиться лучше.

Роман не думает, что волонтерская деятельность направлена на достижение великой цели, хотя вначале этим вдохновлялся. В эту сферу его привело увлечение левыми идеями: «Раньше я активно искал такую модель общества, в которой люди не становились бы угнетателями друг друга, где можно было бы жить и не доставлять друг другу проблем». В этот период Роман прочитал книгу «Флаги на башнях» педагога и писателя А.С. Макаренко. В ней молодой человек нашел поразивший его пример того, как из трудного подростка, почти уголовника, получилось сделать образцовую личность. «Сегодня в это верится с трудом, а тогда мне было интересно, возможно ли что-то подобное воплотить в жизни, с кем и как это можно сделать. Я был в поисках, думал о бездомности и нашел “Ночлежку”», — вспоминает Роман. Сейчас он считает, что большинство людей, задействованных в благотворительности, делают это не для подопечных, а для самих себя, потому что волонтерство приносит моральные силы.

Волонтерство дает осмысленность. Ты ощущаешь себя человеком, а не просто винтиком в системе, который механически учится, устраивается на работу, зарабатывает много денег и наслаждается

Дмитрий начал заниматься волонтерством, чтобы наработать клинический опыт, а позже стал приходить еще и потому, что почувствовал благодарность людей, которые относились к нему «не как к прислуге», что, по словам студента, часто бывает в обычных больницах.

«У нас в Мальте есть глухонемая бабушка с деменцией. Мы с ней общаемся только через листок бумаги. Она там каждый раз пишет: “Спасибо, великий доктор”. Ради таких моментов хочется возвращаться», — делится Дмитрий.

О страхе

Ира говорит, что полностью освободиться от стигмы «бездомный — это плохо» не удалось: изредка она всплывает в сознании, но ее получается преодолевать. Благодаря текстам «Таких дел» и самой «Ночлежки» девушка стала разбираться в вопросах бездомности. Это помогло перестать воспринимать бездомных однобоко — с позиции «сами виноваты». «Для меня важно уделить бездомному человеку время: остановить спешку по своим делам и предложить помощь, спросить, знает ли он, куда можно обратиться, и если нет — дать нужные координаты».

Роману общество бездомных поначалу казалось закрытым, темным и пугающим, к тому же ему было страшно заразиться, особенно туберкулезом. Со временем опасения рассеялись. «Да, среди бездомных встречаются и психически неуравновешенные люди, и люди под действием наркотических веществ. Неприятные моменты создают они. Но среди “домашних” людей такие тоже встречаются. Не так давно мы госпитализировали женщину с туберкулезом, сильно не приближались, были в масках, и страха уже не было», — делится Роман. Другой медик, Дмитрий, страха не испытывал с самого начала: «Во-первых, руководитель Больницы провел классный инструктаж. Во-вторых, я работаю не один, а в коллективе. И в-третьих, я не выезжаю на “аутрич” — в заброшенные места, где живут бездомные. Там, наверное, было бы страшно».

Евфросиния рассказывает, что перед съемками не тревожится, но во время работы можно столкнуться с агрессией и почувствовать страх уже в моменте. В пунктах обогрева, которые часто расположены в промзонах и заброшенных районах, не всем желающим хватает места для ночлега, поэтому люди, порой нетрезвые, могут направлять свою злость на волонтеров. Однажды Евфросиния с этим столкнулась: «Несколько недружелюбно настроенных людей увидели камеру и стали возмущаться, какие “журналисты” плохие люди. Агрессию они выражали только словесно, но я опасалась, что могут быть и физические проявления. Пришлось быстро мобилизоваться и искать выход из ситуации. Я опустила камеру и постаралась очень спокойно объяснить, что понимаю их претензии, слышу их и что я не виновата в их проблеме». Девушка считает, что в конфликтной ситуации не стоит уходить и поворачиваться спиной, важно видеть агрессию и иметь возможность среагировать на нее. «При этом многие бездомные к волонтерам и, в частности, к фотографам относятся хорошо, благодарят если не за саму съемку, то за участие в их жизни», — рассказывает Евфросиния.

Трудности и радости в работе

Евфросиния в своей работе старается в каждый момент времени заниматься только одним делом: «Если я прихожу снимать, значит, я только снимаю. Я не помогаю медикам и другому персоналу, у каждого свои задачи — это залог успеха», — рассказывает девушка. Она вспоминает медицинский прием в Ночном приюте, когда оказалось, что нет ассистента, который помогал бы медику на приеме на перевязках, и ассистенткой пришлось быть ей. Приходилось отвлекаться, после каждого пациента выбегать на улицу, фотографировать прием в автобусе, возвращаться, дезинфицировать руки, технику и снова помогать медику в перевязках. «Это был тот момент, когда я поняла, насколько важно соблюдать границы профессионального. Если ты фотограф — ты должен заниматься только съемкой и не пытаться охватить все», — считает девушка.

Приходя на площадку, Евфросиния общается с бездомными, чтобы получить разрешение на съемку и заручиться доверием. «Но если слишком сильно вовлекаться в разговор, слишком поддаваться сочувствию, то можно потерять контроль над ситуацией и перестать видеть картинку полностью. С другой стороны, если дистанция окажется слишком большой, люди будут отворачиваться и уходить», — говорит девушка.

Меня пару раз просили распечатать и принести фотографии. В Мальтийском приюте подопечные просили сфотографировать бездомную кошку, которая с ними живет, и потом показать им снимки

Ульяне в работе с бездомными тяжело осознавать, что не все подопечные ответственно подходят к медицинским рекомендациям: «Некоторые пациенты пропускают перевязки, не пьют лекарства, а к медикам все равно продолжают обращаться. Но как мы можем помочь, если сам человек ничего не делает?»

У девушки, как и у многих волонтеров, загруженный график: работа на ставку, учеба и волонтерство. Но Ульяне оно интересно, а моменты, когда удается по-настоящему помочь пациентам, придают девушке сил.

«Тяжело бывает, если не нормировать свое участие, — делится Роман. — Когда волонтеры очертя голову рвутся в бой, в самое средоточие всех проблем, со временем они просто выгорят и уйдут». Роман старается отслеживать у себя признаки выгорания и при их появлении берет отдых от волонтерства.

Об опасностях выгорания, которое вредит и волонтеру, и его подопечным, говорит и Дмитрий. Благотворительность не оплачивается, медики отправляются помогать бездомным по окончании рабочего дня или на выходных и встречают множество сложных пациентов. «Они могут выпрашивать себе лекарства, могут не соблюдать терапию. Мне в Мальтийском приюте в этом смысле проще работать: люди тут живут постоянно, придерживаются терапии, которую им назначают. А на других площадках может быть так, что ты очень стараешься помочь пациенту, а он появляется нерегулярно, или приходит после драки, или опять начинает пить. И если ты устал, то сорваться на такого пациента очень просто», — объясняет Дмитрий.

Бывает, что ты уже весь выгорел, у тебя начался синдром хронической усталости, а ты все равно идешь-идешь-идешь на эти площадки, чтобы помогать бездомным, — такого допускать нельзя

«Благотворительную больницу» медики ласково называют «Больничкой» и ценят воодушевляющую атмосферу в коллективе: «Порой наших пациентов не принимают в городских стационарах, а в Больничке собрались идейные люди, которые готовы бесплатно работать не с самыми простыми пациентами», — рассказывает Ульяна. «Коллеги по Больничке меня вдохновляют. “Благотворительная больница” — это еще и тусовка».

Ульяна рассказывает, что коллектив состоит в основном из молодых людей: врачей, ординаторов, студентов-медиков. Есть несколько опытных врачей-специалистов, которые помогают грамотно вести пациентов с патологией их профиля. Роман при этом подчеркивает, что первоочередная задача медиков «Благотворительной больницы» — вести профилактику и диагностировать заболевания на раннем этапе. «Концепт уличной медицины предполагает, что мы не заменяем собой больницу и высококвалифицированную медпомощь. Если состояние человека требует особого вмешательства, нужно сподвигнуть его к тому, чтобы он восстановил документы и обратился в поликлинику». В планах сотрудников «Больницы» — наладить работу основных площадок и попытаться выйти на новые. «Наше присутствие в городе несущественное. Та помощь, которую мы оказываем — это даже не капля в море, а часть капли. В будущем, я надеюсь, мы сможем появляться в других проектах вместе с другими ребятами и помогать людям, которые о нас еще не знают», — говорит Роман.

Текст: Наталья Околелова
Иллюстрации: Лиана Гайнутдинова
Фотографии предоставлены героями материала
Редактор: Анна Терешева

Также рекомендуем