gryaya

От редакции: (не)зависимость студмедиа

Закрытие ток-шоу «В Точку! Персона» прямо перед приходом оппозиционного политика вновь сделало актуальным вопрос о регулировании студмедиа в «государстве» Вышки. На наш взгляд, эта ситуация касается всех студенческих проектов и дискредитирует «практико-ориентированное образование», которым славится вуз.
В редакционной колонке рассуждаем о «независимости» студенческих медиа, разном опыте работы с администрацией и о том, что нас беспокоит в ситуации с ток-шоу.

Независимость студенческих проектов

The Vyshka — независимое медиа о студенческой жизни, в котором работают студенты разных вузов. Для нас это — клишейное определение, но важное. Рассказывая о работе редакции, мы очень любим подчеркивать этот фактор независимости. На наш взгляд, одна из самых ценных вещей в студмедиа — возможность самим определять повестку, менеджерить внутренние процессы, отвечать за контент и набивать шишки на ошибках в фактчекинге. Независимость дает важный опыт личной ответственности за работу и свободу писать, о чем интересно. The Vyshka с самого своего основания управлялась только студентами, а в прошлом году мы написали собственную редакционную политику, основываясь на опыте «больших» медиа и с учетом специфики студСМИ.

Но формально наша независимость может пошатнуться там, где начинается статус студорганизации НИУ ВШЭ. Без него мы — группа студентов с правами админа в паблике на аудиторию более 50 000 и собственным сайтом с дизайном из 2014 на сервере вуза

Статус студорганизации дает причастность к бренду Вышки, аудиторию вышкинцев, 10 000 рублей финансирования в год и риск того, что твой проект в любой момент может закрыть университет — пусть и формально.

Как Ярослав Кузьминов и сказал в недавнем комментарии Дождю, руководство вуза никак не влияет на нашу редакционную политику (предполагаем, что «Вышка.ру» — это все-таки мы. — прим.The Vyshka). До весны 2019 у нас не было повода сказать, что Вышка хоть раз за пять лет существования редакции оказывала какое-то существенное давление — и, глядя на то, как работают студСМИ в других вузах, мы ценим, что наша редакция родилась именно в этом университете. Все вопросы по материалам решались диалогом с представителями дирекции по коммуникациям. Почти всегда мы могли быть уверены, что администрация Вышки будет говорить с нами уважительно.

В апреле мы опубликовали материал о пожаре в общежитии питерской Вышки, в котором рассказали о случившемся с подробными комментариями очевидцев. В тексте не хватало одного — комментария представителя из администрации ВШЭ. Мы запросили его у зав. общежития, которая находилась там в момент пожара, но не дождались ответа. Вероятно, следовало также сразу запросить комментарий руководства по безопасности, даже если бы мы и не получили ответ.

На следующее утро после публикации материала нашего главного редактора пригласила к себе на беседу проректор Валерия Касамара. Мы не вели запись разговора и поздно осознали, что стоило — впервые на нашей памяти диалог велся в тональности «директор школы — ученик»

The Vyshka позиционирует себя как некорпоративное СМИ, и потому для нас непонятны упреки в духе нападения на «своих» или обвинения в том, что мы побежали пиариться на трагедии. Мы не являемся студентами Валерии Александровны, не работаем на Вышку и сейчас не зарегистрированы как учебный проект. К сожалению, скорость все еще важна в работе медиа, а сама Вышка не смогла оперативно прокомментировать ситуацию, ограничившись экстренным постом в паблике Питерской Вышки в 6 утра (официальный комментарий руководства представителям студСМИ направили больше чем через сутки после пожара. — прим. The Vyshka). Валерия Александровна раскритиковала нас за отсутствие комментария со стороны администрации (примечание о его запросе есть в тексте. — прим. The Vyshka) и усомнилась в достоверности приведенных фактов о случившемся — мы опубликовали их, основываясь на свидетельствах нескольких очевидцев. Об этих же фактах писали другие СМИ и студенты в социальных сетях. Впоследствии все печальные подробности из нашего материала подтвердились: дверь в комнату, где случился пожар, была заперта, а звук сигнализации прозвучал через сорок минут после начала пожара. Материал мы обновили в тот же день и согласились, что он не идеален.

Через неделю нас пригласили на еще один разговор, но уже с проректором по безопасности Евгением Артемовым. Перед встречей уверили, что нас ждут детали расследования — таким образом Вышка якобы отвечала на наши замечания об отсутствии официальной информации со стороны вуза. Но никакой новой информации мы не узнали, а встреча скорее напоминала профилактическую беседу — проректор по безопасности учил нас правильно делать журналистскую работу.

До 2018 года по подобным вопросам со студенческими СМИ работали Иван Чернявский (и продолжает сейчас как начальник отдела Дирекции по связям с общественностью и инфоресурсам — прим. The Vyshka) и экс-проректор Вышки Игорь Чириков, общение было построено на равных и, на наш взгляд, куда больше соответствовало духу университета. Сейчас в штатном режиме со студСМИ продолжает работать Дирекция по связям с общественностью и информационным ресурсам, что устраивает и нас, и, кажется, Вышку. Подобная ситуация — разовый случай, и мы не хотим привыкать к новой тональности и манере разговора администрации выше. Особенно когда два проректора проводят с представителями независимой редакции приватную беседу, напоминающую «ковер» у директора школы. Мы понимаем, что формально не можем ожидать «равного» отношения, общаясь с представителями ректората Вышки, но нам бы хотелось, чтобы диалог строился на взаимном уважении.

«Покупайте оборудование, и вперед»

К сожалению, иногда без статуса учебного проекта на факультете коммуникаций, медиа и дизайна нельзя заниматься тем, что интересно. Например, пользоваться оборудованием для съемок можно, только если преподаватель подтвердит, что это необходимо для учебного процесса. Или получить «кредиты», необходимые для завершения вуза, удастся, только зарегистрировав студорганизацию как учебный проект с преподавателем-руководителем. Из-за этого студенты, не состоящие в студорганизациях или проектах, не могут пользоваться тем, что обещает университет. Например, «приобретением практических навыков в собственном медиацентре» или  «освоением прикладной квалификации» и практико-ориентированным подходом.

В этом году мы зарегистрировали The Vyshka как временный учебный проект, чтобы старожилы редакции получили «кредиты», необходимые для окончания вуза, и могли не отвлекаться на другие проекты. И если в неподходящий момент кто-то из руководства об этом вспомнит, мы не знаем, отразится ли это на общении с администрацией.

Нас никто не закрывает, и наш кейс с проблемами в коммуникации сложно сравнить с целой чередой историй с «В Точку!», но последние тенденции ставят под сомнение ценность статуса учебного проекта и студорганизации и возможность университета выполнить своё обещание готовить практиков: сегодня студенческие проекты, по мнению многих студентов, справляются с этим лучше университетских.

Стоит ли заниматься профильной творческой деятельностью в студорганизациях или учебных проектах, если у вас нет возможности самостоятельно набираться опыта, формировать редполитику, нести ответственность? Как учиться, когда в критические моменты в вашу деятельность будет вмешиваться «учредитель», не объясняя причин и ссылаясь на положение?

Мы не знаем настоящих причин закрытия ток-шоу — решение ли это Сергея Корзуна, мотивировано ли оно проверкой Рособрнадзора, деканатом факультета или кем-то выше. Но мы выражаем солидарность ребятам, чей творческий проект закрылся на таком интересном моменте, и надеемся, что они смогут независимо от факультета заниматься тем, что им нравится.

Где новый сайт

Осенью этого года мы выиграли финансирование на обновление сайта через программу «Вышкоин». О том, зачем нам вообще новый сайт, можно узнать из этого текста или просто посмотрев на главную страницу thevyshka.ru. Благодаря голосам наших читателей и участию в конкурсе поддержки студенческих инициатив мы собрали 550 000 р. Бюрократия, связанная с реализацией такой большой суммы, оттянула сроки старта работ, и у нас появилась возможность обдумать последствия. Уже после сбора средств нам стало известно, что часть прав на сайт будет принадлежать не нашей команде, а НИУ ВШЭ. Учитывая ситуации последнего года и регулирование творческих учебных проектов, на которые у Вышки есть права, мы бы не хотели рисковать и давать в руки университета дополнительные рычаги воздействия. Мы отказались от финансирования вышкоинами, так что для нас сумма «сгорает» — ее можно было потратить только на заявленный проект. Что с деньгами будет дальше, не знаем, но они остались у университета.

Сейчас права на наш старый сайт разделены между людьми, давно выпустившимися из ВШЭ, однако он находится на вышкинском сервере, который в последнее время стал регулярно «падать». Мы планируем перенести сайт с сервера Вышки в ближайшее время.

Мы очень любим Вышку, ценим статус студорганизации, по-прежнему большая часть редакции — студенты именно этого вуза, но мы хотим сохранить дистанцию и возможность оставаться независимыми, чтобы честно делать свою работу.

Редакция The Vyshka

Также рекомендуем
На Факультете бизнеса и менеджмента блокирующие оценки появились еще до сентября: преподаватель сделал экзамен блокирующим за 12 часов до его проведения
Рассказываем, как Дирекция по общежитиям Вышки предложила запретить свободный проход для всех студентов в общаги и как ректор пообещал всех спасти
Мы поговорили со студенткой, которая победила рак. Она рассказала, как столкнулась с коррупцией в России, перенесла 4 операции и потеряла связь с друзьями.
13 июня Студенческий совет ФСН организовал открытую встречу студентов с представителями ФСН в формате дискуссии. Поводом для обсуждения стали неутихающие споры о будущем ОП «Политология» после объединения двух департаментов. Рассказываем о главном в обсуждении: удалось ли студентам и администрации найти компромисс, при чем тут Валерия Касамара и оказывается ли давление
Экс-глава лаборатории антикоррупционной политики Вышки Елена Панфилова опубликовала текст, в котором рассказала о закрытии лаборатории, собственном уходе, вероятном увольнении преподавателя Александра Кынева. О своем увольнении по политическим причинам сообщила экс-сотрудница Лаборатории сравнительных социальных исследований Елена Сироткина. Выпускники ФСН рассказали об использовании подразделения факультета для политических целей ректора. Новость дополняется. Панфилова прокомментировала ситуацию