oblozhka

Успеть за 25-м часом

Тренд на продуктивность сейчас особенно популярен: появляется все больше книг и лекций по тайм-менеджменту, а известные блогеры выпускают чек-листы и проводят марафоны по повышению продуктивности. Многие люди начинают воспринимать работу как игру, состязание на время, а это может привести к депрессии и паническим атакам. Мы поговорили со студентками, чье желание быть продуктивными повлияло на их ментальное здоровье. Вместе с экспертом попробуем понять, почему успеть все невозможно.

Дисклеймер: мнение редакции может не совпадать с мнением героев. 

Как продуктивность стала трендом

Ирина Вилориевна Макарова,
директор Центра психологического консультирования НИУ ВШЭ

Кажется, что продуктивность всегда была важна для человека, как способность быть эффективным, делать что-то хорошо, ощущать себя способным, креативным, нужным. В последнее время смещаются акценты в понимании этого понятия. Сейчас больший упор делается на количественные определения продуктивности: люди требуют от себя максимальный результат с минимальными вложениями за очень короткое время. В этот момент мы чувствуем, что теряем качество, проработанность, тактичность и осмысленность.

Что-то похожее общество уже переживало в своем развитии. В советское время мы жили под лозунгами «пятилетка в четыре года» и «догоним и перегоним». Страна производила кучу ботинок и калош, которые никто не хотел носить.

В погоне за продуктивностью многие люди, помимо учебы и других дел, начинают измождать себя работой. Так произошло и с Настей. В 9 классе она хотела узнать больше о сферах дизайна, но под давлением родителей после окончания школы поступила в медицинский колледж. Параллельно с учебой Настя учила английский и устроилась на работу в фотостудию. Все это время Настя работала на износ и даже не чувствовала, что что-то идет не так.

Анастасия Акинина, 1 курс, Дизайн и реклама

Моя главная проблема в том, что я много думаю о работе и боюсь не успеть что-то сделать. Первый месяц работы фотографом и администратором я выходила из дома в 9 утра и возвращалась около полуночи. Так было каждый день, включая воскресенье. Бывало, что на Комсомольской я садилась на кольцевую и засыпала, но меня будили другие пассажиры. В свои 17 лет я падала в обморок, уезжала на скорой, потому что думала, что работа и учеба — единственное, что я должна делать.

«У меня была “прекрасная” молодость — я ее работала»

Я отучилась в медицинском колледже все 4 года без троек, почти получила красный диплом. Но уже на втором курсе я начала заниматься дизайном. Я рисовала иллюстрации. Если честно, они были без особого смысла, но быстро разошлись в интернете. Я просто делала то, что мне нравится, и это «выстрелило» без какой-либо причины. Потом меня попросили сделать открытки, а затем стали заказывать целые проекты. Например, ко мне обратился Московский донорский центр от второго меда. И сейчас мои иллюстрации в метро гоняют.

Хоть я и много работала, но зарабатывала очень мало, всего 13 тысяч, но с чего-то надо было начинать. На тот момент мне нужны были деньги, поэтому было тяжело, но не страшно.

Самое грустное, что некоторые люди, которые меня на тот момент окружали, говорили, что я ничего не добьюсь. Кто-то говорил, что я ничего не смогу, но они же потом писали: «Давай потусим за твой счет». Но были, конечно, и те, кто всегда в меня верил, эти люди и сейчас рядом со мной.

Учеба в 10 классе и подготовка к ЕГЭ параллельно с занятиями теннисом повлияли на эмоциональное состояние нашей второй героини Оли. Ей хотелось сдать экзамены на 100 баллов и получить красный аттестат. При этом родители уверяли Олю, что она плохо сдаст ЕГЭ из-за тенниса, который занимал большую часть свободного времени. Однако это в какой-то степени подстегивало ее учиться на отлично и поступить на бюджет.

Ольга Носова, 1 курс, Реклама и связи с общественностью

У Оксимирона есть песня с фразой «для меня еб***** — самоцель». Вот эта фраза точно описывала мое состояние. Каждый день я думала, что надо завтра успеть вот то и это, сходить туда-то, поговорить с тем-то.

Мой отец постоянно комментировал мои занятия спортом, говоря, что я должна была сделать и чего я не делала. Моей целью было сделать хоть что-то, просто чтобы меньше выслушивать многочасовые нотации. Но в том, чтобы уделять больше времени учебе, была заинтересована уже я сама. После 9 класса я решила получить красный аттестат, что подталкивало меня учиться на одни пятерки.

Кроме того, меня мотивировала чужая похвала и одобрение, ждала, что на выпускном мне скажут, что я молодец. Когда появлялось какое-нибудь задание, которое никому не нужно, я всегда бралась за него в надежде, что меня похвалят. Порой, конечно, посещали мысли, что я делаю что-то не то. Например, когда я писала биографии писателей на 18 листов, я знала, что это никогда никто не прочитает, а я это не открою ни разу. Но я всё равно продолжала с мыслью «что я делаю и зачем?». Это как клаустрофобия без клаустрофобии, когда ты закрыт в выдуманной вселенной.

Ирина Вилориевна: Человек, который думает, что надо сделать абсолютно все, может рассчитывать только на совет: «Успей все любой ценой!» Скорее всего, это человек, который сам не понимает, зачем он это делает. Такому человеку трудно отделить себя от окружающего мира, чувствовать свою автономность и цельность. Скорость, беготня, цейтноты (недостаток времени для обдумывания действий — прим. The Vyshka) от того, что он чувствует на себе давление окружения: родители требуют, у других получается и т. д.

На приеме у врача

Анастасия Акинина: Первый врач мне сказал: «Вы много учитесь, не надо так. Пропейте таблетки — полегчает». И прописал антидепрессанты, которые мне не помогали. Потом я ходила к психотерапевту и по совместительству неврологу. Я поняла, что хочу просто поговорить со специалистом на протяжении приема, потому что в голове все мысли перемешались, а препараты еще больше тормозили. Меня действительно выслушали, высказали слова поддержки, а я почувствовала себя лучше. В тот момент я поняла, что не хочу так убиваться из-за работы. Я просто хочу заниматься дизайном.

«Я считаю, что с человеком надо говорить: таблетки слов поддержки не скажут»

Но и никто тебе не скажет, что он загнался, пока ты сам не спросишь. А вот спросишь — и человеку уже лучше стало. Не нужно говорить человеку, что он должен делать, потому что никто никому ничего не должен. Поэтому я всех друзей спрашиваю об их проблемах, дарю подарочки: носочки, например. Я забочусь о том, чтобы у моих близких людей все было хорошо.

Ольга Носова: В переходном возрасте я стала принимать таблетки, одновременно с этим тренируясь по 7 часов в день. Это привело к паническим атакам. В 14 мне поставили диагноз «депрессия» и выписали антидепрессанты. Этот конкретный препарат обычно прописывают с 18 лет, так как он по-разному влияет на подростков. Когда я начала это пить, мне было очень плохо: стало все равно на жизнь и все перестало казаться интересным. Появилось много побочных эффектов: я стала много потеть, постоянно хотелось есть и т. д.

У меня постоянно менялось настроение. Когда отец начинал давить на меня из-за спорта, сначала я реагировала спокойно, но со временем появлялось желание взорваться и кого-нибудь побить. Спустя час при встрече с ровесниками я снова успокаивалась и почти не проявляла эмоций.

Что помогло справиться с тревожностью

Анастасия Акинина: Из депрессивного состояния меня вывело рисование. Несмотря на учебу в медицинском, я все равно была связана с дизайном. При этом долго думала, как лучше совместить мою прошлую и нынешнюю специальности. Я рисовала, когда мне было очень плохо. И просто делала, что мне нравится. Ведь дизайн — это идея. В нем есть мысль и стержень.

Ольга Носова: Интересно, что это состояние не закончилось до сих пор, но стало легче, чем раньше. Не знаю, как объяснить, но до конца дедлайна я жить нормально не могу. Мне реально страшно не успеть. Хотя я знаю, что у меня еще неделя.

Раньше спорт был важной частью моей жизнью. Когда ты занимаешься, ты отвлекаешься. Когда тепло, я выхожу на улицу с целью проветриться. Это помогает. Ты как-то убегаешь от своих проблем. Тело концентрируется на том, что оно бежит, и ты отходишь от всех проблем. Это хороший способ, но не когда это профессиональная история. В спорте твое эмоциональное состояние часто подрывается. Многие люди ломаются от этого.

«Если ты спортсмен, у тебя даже мысли нет все успеть. Ты либо на тренировке, либо мертвый, состояний между в принципе нет»

Совет эксперта по распределению времени

Человек может начать ощущать себя как белка в колесе, а результата при этом совсем не будет. В этой ситуации надо чуть притормозить, осмыслить, что происходит, куда ты идешь. Важно также понять, чем ты сейчас обладаешь.

Нужно понять, почему то, как ты сейчас распределяешь время, тебя не удовлетворяет. Ведет ли тебя это к желаемому и чего ты вообще желаешь. И что мешает распределять время так, чтобы чувствовать себя хорошо.

На рынке психологической литературы и в интернете огромное количество литературы по тайм-менеджменту, все советы, которые там даны, хорошие и правильные. Проблема в том, что это абстрактные схемы, рассчитанные на абстрактного человека. Конкретному человеку они могут оказаться малополезными.

Текст: Мария Иванова
Иллюстрации: Дарья Уланова
Редактор: Дарья Короткова, Анастасия Елфимова

Также рекомендуем